Человеческие жертвоприношения в славянском язычестве. Вернемся к родной вере - будем ритуально умерщвлять людей?

Раб Божий Дионисий » 09 сен 2012, 17:25

Одним из первых письменных упоминаний о них можно считать сообщение в так называемом «Стратегиконе», созданном, вероятно, по инициативе византийского императора Маврикия на рубеже шестого и седьмого веков. В нем, в частности, идет речь о славянских племенах склавов и антов:

«Жены их целомудренны сверх всякой человеческой природы, так что многие из них кончину своих мужей почитают собственной смертью и добровольно удушают себя, не считая жизнью существование во вдовстве».

Автор «Стратегикона» не говорит о том, что эти самоубийства носили ритуальный характер, но иного характера они в те времена носить и не могли; о них упоминают и другие авторы. Арабский географ Ибн Руста (Руст) писал в начале десятого века о том, как в «стране славян» проходит похоронный обряд:

«И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шей. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее, и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает».

В середине десятого века, незадолго до крещения Руси, о человеческих жертвоприношениях у славян писал византийский хронист Лев Диакон. В те годы киевский князь Святослав, внук Рюрика и отец будущего крестителя Руси Владимира, был осажден византийцами в крепости Доро-стол, которую он сам незадолго до того отбил у болгар. После этого военное счастье отвернулось от русов, которых Лев Диакон называет скифами, согласно византийской привычке именовать так всех северных варваров. Впрочем, поскольку речь идет именно о воинах Святослава, то этой неточностью можно пренебречь и в остальном поверить знаменитому историку:

«Скифы не выдержали натиска противника; сильно удрученные гибелью своего предводителя (Икмора, второго человека в войске после Святослава. — О. И.), они забросили щиты за спины и стали отступать к городу, а ромеи преследовали их и убивали. И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра».

Оба эти обряда — и жертвоприношение пленных, и жертвоприношение младенцев — отмечаются у славян и другими средневековыми авторами.
Археологи подтверждают, что славяне приносили человеческие жертвы языческим богам. Так, Б. А. Рыбаков в своей книге «Язычество древней Руси» пишет, что городище «Бабина гора» на берегу Днепра, существовавшее на рубеже эр и принадлежавшее, по его мнению, ранним славянам, было языческим святилищем, где приносились в жертву младенцы. Свидетельством тому исследователь считает детские черепа, захороненные неподалеку без инвентаря, которым было принято сопровождать обычные погребения. Он предполагает, что Бабину гору «можно представить себе как святилище женского божества вроде Макоши», где в исключительных случаях приносились в жертву дети.

Последней жертвой официального языческого культа на Руси стали Феодор Варяг и его сын Иоанн, впоследствии канонизированные Церковью как святые мученики. Летопись говорит об этом так:

«Пошел Владимир против ятвягов и захватил их землю. И пошел к Киеву, принося жертвы кумирам с людьми своими. И сказали старцы и бояре: „Бросим жребий на отрока и девицу, на кого падет он, тех и зарежем в жертву богам“. Был тогда варяг один, и был двор его, где сейчас церковь святой Богородицы, которую построил Владимир. Пришел тот варяг из Греческой земли и втайне исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом и душою, на него-то и пал жребий по зависти дьявола. Ибо не терпел его дьявол, имеющий власть над всеми, а этот был ему как терние в сердце, и пытался сгубить его, окаянный, и натравил людей. И посланные к нему, придя, сказали: „На сына-де твоего пал жребий, избрали его себе боги, так принесем же жертву богам“. И сказал варяг: „Не боги это, а дерево: нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны вручную из дерева секирою и ножом. Бог же один, которому служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и человека, и звезды, и солнце, и луну, и создал жизнь на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны. Не дам сына своего бесам“. Посланные ушли и поведали обо всем людям. Те же, взяв оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: „Дай сына своего, да принесем его богам“. Он же ответил: „Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вы-то зачем совершаете им требы?“ И кликнули, и подсекли под ними сени, и так их убили».

Каким именно богам должны были принести в жертву юного варяга, летописец не уточняет. Б. А. Рыбаков полагает, что Перуну. Но последнему недолго оставалось принимать жертвы от киевлян… Прошло несколько лет; Владимир принял Православное Христианство. Он принял крещение и «повелел повергнуть идолы — одни изрубить, а другие сжечь. Перуна же приказал привязать к коню и волочить его с горы по Боричеву к Ручью и приставил двенадцать мужей колотить его палками». Впрочем, летописец поясняет, что «делалось это не потому, что дерево что-нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе, — чтобы принял он возмездие от людей». Избитого Перуна сбросили в Днепр, причем княжеским людям было велено отпихивать его от берега, пока он не пройдет пороги.

В конце концов поруганного идола выбросило на отмель, которую с тех пор назвали Перунья отмель. Владимир же «приказал рубить церкви и ставить их по тем местам, где прежде стояли кумиры. И поставил церковь во имя святого Василия на холме, где стоял идол Перуна и другие и где приносили им жертвы князь и люди…».
Несмотря на все инициативы князя Владимира, язычество на Руси было уничтожено далеко не сразу, равно как и человеческие жертвоприношения, хотя эта практика, судя по всему, ушла в подполье. После того, как князь ликвидировал им же созданное капище в Киеве и в других подвластных ему городах, поклонение языческим богам продолжалось в лесах. Например, археологи обнаружили огромный Збручский культовый центр на правом берегу реки Збруч, притока Днестра в Украине. Он возник в десятом веке, видимо, незадолго до крещения Руси, но после того, как в городах язычество было запрещено, Збручский центр пережил подлинный расцвет. Центр стоял в непроходимых дубовых и грабовых лесах. В его трех расположенных неподалеку друг от друга маленьких городках — Богит, Звенигород, Говда — вероятно, жили жрецы и останавливались паломники. Возле каждого городка имелись капища с многочисленными жертвенными ямами. И во многих ямах, помимо черепков посуды, стеклянных браслетов, бус, височных колец, костей животных и прочих традиционных находок, археологи обнаружили человеческие кости.

На территории святилища Богит выделяются два возвышения, сложенные из камней. Одно из них было пьедесталом идола, а второе— жертвенником. Капище окружали восемь жертвенных ям, в некоторых из них были найдены человеческие скелеты. Впрочем, по поводу двух скелетов взрослых людей исследователи высказывают предположение, что они принадлежали жрецам, которых похоронили в священном месте, поскольку их костяки не были расчленены — они лежали на спине, головой к западу, сложив руки на животе или груди. Что же касается останков двоих детей — они не оставляют почти никаких сомнений в том, что здесь совершались человеческие жертвоприношения.

Сам идол, которому приносились кровавые жертвы, в святилище найден не был, но неподалеку отсюда, в реке Збруч, в середине девятнадцатого века была обнаружена каменная фигура, основание которой настолько хорошо вписывается в пьедестал Богитского святилища, что специалисты почти не сомневаются: это тот самый идол, который стоял когда-то на холме городища Богит. Он представляет собой четырехгранный столб из серого известняка, высотой больше двух с половиной метров. Четырехликую голову идола венчает круглая шапка. Столб разделен на три яруса, каждый из которых покрыт резными изображениями богов — здесь явлен, судя по всему, весь основной славянский пантеон.
Все три святилища Збручского культового центра просуществовали до тринадцатого века. Неизвестно, что положило им конец — преследование со стороны власти или татаро-монгольское нашествие. Так или иначе, в тринадцатом веке с языческими жертвоприношениями на берегах Збруча было покончено.
О совершавшихся когда-то человеческих жертвоприношениях напоминают невинные языческие обряды, сохранившиеся кое-где до наших дней. Это сожжение чучела Масленицы, похороны Костромы, утопление чучела Купалы.

Ибн Фадлан об обряде погребения русов, начало 10-го века:

"И вот, когда умер этот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам: “Кто умрет вместе с ним?” И сказала одна из них: “Я”. Итак, поручили ее двум девушкам, чтобы они оберегали ее и были бы с нею, где бы она ни ходила, до того даже, что они иногда мыли ей ноги своими руками. И принялись они (родственники) за его дело, – кройку одежды для него, за приготовление того, что ему нужно. А девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему. Когда же пришел день, в который будет сожжен [он] и девушка, я прибыл к реке, на которой [находился] его корабль, – и вот, [вижу, что] он уже вытащен [на берег] и для него поставлены четыре подпорки из дерева хаданга (белого тополя) и другого [дерева], и поставлено также вокруг него (корабля) нечто вроде больших помостов из дерева. <...> И пришла женщина старуха, которую называют ангел смерти, и разостлала на скамье постилки, о которых мы упомянули. И она руководит обшиванием его и приготовлением его, и она убивает девушек. И я увидел, что она ведьма (?) большая (и толстая), мрачная (суровая). <...> А девушка, которая хотела быть убитой, уходя и приходя входит в одну за другой из юрт, причем с ней соединяется хозяин [данной] юрты и говорит ей: “Скажи своему господину: ‘право же, я сделала это из любви к тебе’”. Когда же пришло время после полудня, в пятницу, привели девушку к чему-то, что они [уже раньше] сделали наподобие обвязки [больших] ворот, и она поставила обе свои ноги на руки (ладони) мужей, и она поднялась над этой обвязкой [обозревая окрестность] и говорила [нечто] на своем языке, после чего ее спустили, потом подняли ее во второй [раз], причем она совершила то же [действие], что и в первый раз, потом ее опустили и подняли в третий раз, причем она совершила то же, что сделала [те] два раза. Потом подали ей курицу, она же отрезала ее голову и забросила ее. Они взяли курицу и бросили ее в корабле. Я же спросил у переводчика о том, что она сделала, а он сказал: “Она сказала в первый раз, когда ее подняли, – вот я вижу моего отца и мою мать, – и сказала во второй, – вот все мои умершие родственники сидящие, – и сказала в третий, – вот я вижу моего господина сидящим в саду, а сад красив, зелен, и с ним мужи и отроки, и вот он зовет меня, так ведите же к нему”. И они прошли с ней в направлении к кораблю. И вот она сняла два браслета, бывших на ней, и дала их оба той женщине, которая называется ангел смерти, а она та, которая убивает ее. И она (девушка) сняла два ножных кольца, бывших на ней, и дала их оба тем двум девушкам, которые обе [перед этим] служили ей, а они обе дочери женщины, известной под именем ангела смерти. Потом ее подняли на корабль, но [еще] не ввели ее в палатку, и пришли мужи, [неся] с собой щиты и деревяшки, и подали ей кубком набид, и вот она пела над ним и выпила его. Переводчик же сказал мне, что она прощается этим со своими подругами. Потом дан был ей другой кубок, и она взяла его и затянула песню, причем старуха побуждала ее к питью его и чтобы войти в палатку, в которой [находится] ее господин. И вот я увидел, что она уже заколебалась и хотела войти в палатку, но всунула свою голову между ней и кораблем, старуха же схватила ее голову и всунула ее в палатку и вошла вместе с ней (девушкой), а мужи начали ударять деревяшками по щитам, чтобы не был слышен звук ее крика, причем взволновались бы другие девушки, и перестали бы искать смерти вместе со своими господами. Потом вошли в палатку шесть мужей и совокупились все с девушкой. Потом положили ее на бок рядом с ее господином и двое схватили обе ее ноги, двое обе ее руки, и наложила старуха, называемая ангелом смерти, ей вокруг шеи веревку, расходящуюся в противоположные стороны, и дала ее двум [мужам], чтобы они оба тянули ее, и она подошла, держа кинжал с широким лезвием, и вот, начала втыкать его между ее ребрами и вынимать его, в то время, как оба мужа душили ее веревкой, пока она не умерла".

Ал-Масуди, об обряде погребения, середина 10-го века:

"Что же касается язычников, находящихся в стране хазарского царя, то некоторые племена из них суть Славяне и Русы. Они живут в одной из двух половин этого города и сжигают своих мертвецов с их вьючным скотом, оружием и украшениями. Когда умирает мужчина, то сжигается с ним жена его живою; если же умирает женщина, то муж не сжигается; а если умирает у них холостой, то его женят по смерти. Женщины их желают своего сожжения для того, чтоб войти с ними (мужьями) в рай…"

Ибн Русте, о знахарях и обряде погребения, начало 10-го века:

"Есть у них (русов) знахари, из коих иные повелевают царю, как будто они начальники их (русов). Случается, что приказывают они приносить жертву творцу их, что ни вздумается им: женщин, мужчин и лошадей, а уж когда приказывают знахари, не исполнить их приказание нельзя никоим образом. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему петлю на шею, навешает жертву на бревно и ждет, пока оно не задохнется, и говорит, что это жертва Богу…

Когда умирает у них кто-либо из знатных, то выкапывают ему могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу как одежду его, так и браслеты золотые, которые он носил; далее опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец кладут в могилу живою и любимую жену покойника. Затем отверстие могилы закладывается, и жена умирает в заключении".

Так что вернемся к "вере отчей" - будем приносить в жертву людей? Как нет? Тогда как мы можем называть себя родноверами, если мы не исполняем предписаний родной веры? По аналогии: как Христианин может называть себя Христианином если он не причащается, не исповедуется, не креститься как это делали первые Христиане? Как человек сегодня может называть себя носителем веры предков, если он не соблюдет предписаний этой веры? Это не родноверие, а нововерие какое то получается. Один родновер в нашем сообществе высказал мнение против жертвоприношений (пересказываю не дословно): "Я считаю что мы современные родноверы лучше чувствуем родных богов" (то есть он считает что мы лучше знаем как нужно взаимодействовать с "родными богами", то есть с теми богами которых наши предки когда то выдумали.) По моему это абсурд. Они выдумали этих "богов" и им и виднее какой должна быть их религия. По этому "родноверие" не имеет никакого отношения к религии восточных славян, современные псевдоязычники не имеет права называть себя носителями веры предков.

РОДНОВЕРИЕ ИЛИ ПРАВОСЛАВИЕ?: http://vk.com/rodnoverie_vs_pravoslavie

лохотрон » 09 сен 2012, 22:16

И что хотел сказать Раб Божий Дионисий тут своим длинным постом?
Что человеческие жертвоприношения были в славянском язычестве?

Ну хорошо, предположим, пускай были. Ну пусть 1, ладно пусть будет даже 10 случаев задокументированных в летописях. И то, кто может быть уверен что это были не подставные бен-ладены 10-го века а настоящие язычники-земляне? Очень, очень это маловероятно. Совсем невероятно.

А вот что человеческие гойские жертвоприношения совершались существами другой генетики на протяжении последних 6000 лет, совершались регулярно, массово, по расписанию, и реальных жертв можно насчитать миллионы и сотни миллионов - это совсем, совсем другая песня. И продолжает происходить сейчас. И ваше vs_pravoslavie активно участвовало в этом гойском геноциде - это совершенно ясно и многократно задокументировано.

Преступления иудохристиан, массовые сжигания насогласных http://www.uznai-pravdu.ru:8080/viewtop ... f=8&t=2169

Изображение

Если соревноваться в правослабными по длине цитат и то они переговорят кого хочешь. Их правослабные форумы давно пухнут от количества цитат из Библии.
Раб Божий Дионисий начал тут постить своё rodnoverie_vs_pravoslavie. сейчас он тут будет все темы засорять церковными сказками.
Предлагаю не развозить тут дебаты, этого достаточно и на других площадках.
По моему, тут уже всем совершенно ясно на этом форуме rodnoverie_vs_pravoslavie.

Раб Божий Дионисий » 10 сен 2012, 07:39

Во первых как вы наверное заметили из сообщений арабских путешественников - у славян были ПОЛИГАМНЫЕ браки, т.е. МНОГОЖЕНСТВО. Об этом же говорит нам и наша древнейшая летопись «Повесть временных лет»: «А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу... и браков у них не бывало, но устраивали игрища между селами, и сходились на эти игрища, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними... имели же по две и по три жены». Никто из историков этого факта не отрицает. Родноверы же об этом предпочитают молчать. Современные язычники стырили моногамные браки из Христианства и при этом имеют наглость поливать его грязью. Ну совесть то надо иметь в конце концов...

Далее. Источников которые рассказывают нам о религии восточных славян очень мало, но даже эти крохи которые до нас дошли показывают нам весьма не радужные картины: славяне приносили в жертву своим "богам" людей, в том числе младенцев. Это были не единичные случаи, как вы наивно предположили, это была обычная практика для язычества - человеческие жертвоприношения были практически во всех языческих религиях мира, на протяжении всей нашей истории, в языческих религиях разных народов было все: от каннибализма до храмовой проституции и ритуального гомосексуализма. Об этом язычники не любят вспоминать и говорят что то вроде: "Так это же не славянская вера была". Да это так, но почему тогда вы приводите в пример крестовые походы и инквизицию Католицизма??? Какое это имеет отношение к Православной вере? Никакое. "Католицизм - это Иудаизм в Христианстве" - справедливо заметил один автор. Нет в Католицизме ни одного вероучительного догмата которые небыл бы поставлен с ног на голову - искажен. Христианство в чистом виде - это Православие. И если даже какие то преступления совершались Православными - это не значит что Православие этому учит. Грехи лежат на грешниках и отступниках от веры Христовой, а не на Православии. Иудаизм (не путать с ветхозаветной религией - Иудейством) не имеет никакого отношения к Христианству - об этом я возможно позже если будет время буду писать на этом форуме, если конечно у администраторов хватит порядочности и меня не забанят.

лохотрон » 10 сен 2012, 11:10

Раб Божий Дионисий писал(а):Иудаизм (не путать с ветхозаветной религией - Иудейством) не имеет никакого отношения к Христианству


На этом форуме у тебя нет шансов, совсем.

Из чего состоит ежедневное православное богослужение.
http://www.uznai-pravdu.com/viewtopic.php?f=8&t=118

ХРИСТИАНСТВО – ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ИУДАИЗМА?!
http://www.uznai-pravdu.com/viewtopic.php?f=8&t=134

Христианство глазами иудея. (читать всем христанутым!) Марк Раваж 1928г
http://www.uznai-pravdu.com/viewtopic.php?f=8&t=759

Масонская символика и Русская Православная церковь
http://www.uznai-pravdu.com/viewtopic.php?f=8&t=224

Раб Божий Дионисий » 10 сен 2012, 20:48

Про Иудаизм и Христианство я ответил в новой теме: http://www.uznai-pravdu.ru/viewtopic.ph ... 588#p13588

Славянка » 26 сен 2012, 11:45

Раб Божий Дионисий, хотелось бы прокомментировать ваш первый пост.
Первый источник. Византийцы пишут о славянах. Скажите, о русских те же американцы
будут говорить правду? Маловероятно. Но допустим, что написаннное правда.
Жертвоприношение - это приношение человеком божеству чего-то ценного для него (для человека). Жена потерявшая любимого мужа,
к вашему сведению, ценить свою жизнь не будет, как в вашем "источнике" и написано "не считая жизнью
существование во вдовстве". Что мы имеем? Вдовы не желают жить и добровольно умерщвляют себя сами. Какое это
может иметь отношение к жертвоприношениям? Никакого. Жаль, а такой яркия пример пропадает!
Имеет ли действо ритуальный характер...
Ритуал — традиционный порядок проведения какой-либо церемонии. Религиозный ритуал — обрядовая церемония,
которой приписывается некий мистический смысл. Ритуалы характерны и для христианства. Что плохого в таком общем понятии
как "ритуал"? Да и называть ритуалом самоубиство как-то странно. Это церемония? Непохоже. Нет никакой речи о торжественности
данного действа. "Удушают" и все.
Второй источник. О славянах пишет араб. Ситуация абсолютно аналогичная первой... Только упоминается многоженство. Правдиво ли это
замечание неизвестно. Так же не является жертвоприношением.
Третий источник. Опять византиец.
Если в первых двух случаях наблюдение за событиями было еще возможно, то здесь представляется сомнительным. Откуда знаменитый
историк это взял? Он сидел сутки "в кустах" и наблюдал? Сначала за сражением, потом за погребением, а затем убийством
военнопленных (во-первых,убийство военнопленных во время военных действий не считается чем-то вопиющим, во-вторых,
военнопленных надо кормить, потому что в противном случае они умрут от голода)? Очень интересно.
Четвертый источник. Рыбаков. Жертвоприношения подтверждаются тем, что были найдены черепа младенцев.
Никто ничего не видел, но сказать очень хочется.
Пятый источник. Летопись... Повесть временных лет? Древнейшая летопись. Создатель Нестор. Начало 12 века.
Крещение Руси состоялось в конце 10 века, то есть веком ранее. Мне трудно представить себе правдивое описание даже событий 30-50
летней давности, не то что вековой.
Князь Владимир... Это тот, что крестил Русь? Впрочем тот, не тот не столь важно.
Повествование затрагивает грека(византийца), который тайно исповедует христианство...
Бояре и старцы судя по повествованию имеют другое вероисповедание.
То есть крещения еще не было. То есть описываются события ранее 988 года?
Если это "Повесть временных лет" и в ней описаны события ранее 988 года, то можно ли считать их правдивыми?
Нет.
Допустим все написанное правда. Тогда выходит, что приговорили к смерти сына человека другого вероисповедания.
Вопрос "зачем?"... Да и вообще почему? Что послужило причиной? В "летописи" сказано, решили старцы и бояре кинуть жребий
кого принести в жертву... Зачем? "И пошел к Киеву, принося жертвы кумирам с людьми своими" - жертвы вроде как уже принесены...
Жребий пал на сына грека, потому что дьявол ему завидовал...
Языческие боги отождествляются с дьяволом? Учитывая, что летописец должен быть христианином не удивляет.
И ждать от христианина правды о язычниках тоже смешно.

Занятная приписочка: "Каким именно богам должны были принести в жертву юного варяга, летописец не уточняет.
Б. А. Рыбаков полагает, что Перуну". Опять наш эксперт по славянам Рыбаков! Ни летопись, ни какие-то предположение не могут
приниматься на веру.

Что-что? Жертвенные ямы? На них так и было написано - "Жертвенные ямы"? "И во многих ямах, помимо черепков посуды, стеклянных
браслетов, бус, височных колец, костей животных и прочих традиционных находок, археологи обнаружили человеческие кости."
Неужели это традиционное погребение у славян? Какое безобразие!

"по поводу двух скелетов взрослых людей исследователи высказывают предположение, что они принадлежали жрецам"..."Что же касается останков двоих детей — они не оставляют почти никаких сомнений в том, что здесь совершались
человеческие жертвоприношения." - ну конечно... Жрецов и их "жертв" похоронили рядом... В священном месте... Логично...

"специалисты почти не сомневаются: это тот самый идол" - почти уверены, почти не сомневаются...

Ибн Фадлан... Очередной араб о славянах... Наверняка тоже видный историк... Какие-то девушки... Что за девушки?
Ладно, допустим это неважно... Кто хочет умереть? Ситуация аналогична взятым из источника №1 и №2... Не жертвоприношение...

Ал-Масуди... Жен сжигают с мужьями... Живьем... Как-то не вяжется с остальными источниками... В них жены как правило убивают себя
сами... И если их и сжигают, то после их смерти...

Ибн Русте... Убийство по велению знахаря... Почему мнение не славянина о славянах воспринимается как
истина в последней инстанции?
Похороны жены живьем... Аналогично предыдущему, зато резко отличается от "типичных самоубийств" в предыдущих.

Все Ваши доводы в пользу жертвоприношений славян-язычников выглядят обычными инсинуациями на тему.

Раб Божий Дионисий » 30 окт 2012, 10:03

Не буду комментировать пост выше т.к. он мягко говоря не серьезен, лучше приведу ещё источники о "нравственной жизни славян" до принятия Христианства:

Когда говорят "похороны масленицы" или "русалку хоронят", то эти выражения верны лишь отчасти, поскольку весь обряд имитирует похоронную процессию. Но хоронить можно только мертвого, в обряде же хоронимое существо не мертво, а живет. Мы имеем не похороны, а предание смерти живого существа. Выдающийся российский и советский учёный, филолог-фольклорист В.Я. Пропп показал, что «в русских праздниках… момент растерзания, утопления и сожжения сопровождается ликованием, весельем, смехом и фарсовыми действиями… Никакого празднования воскресения в русских обрядах и праздниках нет. Праздник состоит не в воскресении, а в умерщвлении».

Спутница Деда Мороза Снегурочка - ожившая снежная баба, символ зимы и смерти, заложный покойник. Снегурку связывают с приносимой в жертву Костромой, которая тоже является заложным покойником, и имеет связь со смертью. Чтобы Мороз не трогал, кельты приносили ему жертву: привязывали девушку, которая замерзала. Представляется, что Снегурка и может быть принесённой в жертву богу зимы замороженной девушкой, которая стояла до весны в виде снежной бабы, а на Масленицу сжигалась, что и означало "проводы зимы". Вероятно, непогребённый, замороженный в снежной бабе труп девушки и сближал Снегурочку с заложными покойниками.

В одной из обрядовых песен о Костроме поется так: "Как Костромин-то отец стал гостей собирать, большой пир затевать, Кострома пошла плясать. Костромушка расплясалась, Костромушка разыгралась. Вина с маком нализалась. Вдруг Костромка повалилась. Костромушка померла".

Эта странная смерть Костромы на празднике наводит на мысль, что девушку, напоив вином с маком, приносили в жертву. Возможно, путём замораживания.
Вот, что Рыбаков пишет о Костроме:

«Во временных трансформациях обряда кукла Костромы или Купалы заменила собою не божество Кострому или Купалу (правы исследователи, отрицающие существование представлений о таких богинях), а жертву, человеческую жертву, приносимую в благодарение этим природным силам и их символам. А жертва приносилась не самим этим силам сезонного действия, а постоянно существующему повелителю всех подземно-подводных сил, содействующих плодородию, т. е. Ящеру, Аиду, Посейдону.

Иванушка хочет вернуть утопленную сестру:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь на бережок:
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Хотят меня зарезати...

Утопленная девушка отвечает:

(Рада бы я) выпрыгнуть --
Горюч камень ко дну тянет,
Желты пески сердце высосали.

Имя братца Иванушки может указывать на обряд в ночь под Ивана Купалу; тогда сестрица Аленушка -- сама Купала, жертва, обреченная стать "в воде потопляемой". В купальскую ночь и "огни горят великие" и совершаются обряды у воды, имитирующие утопление жертвы: купанье девушки, наряженной Купалой, или погружение в воду чучела -- куклы, изображающей Купалу.»

Из ответа утопленной девушки можно сделать вывод о том, какой представлялась язычникам посмертная судьба приносимой им жертвы: девушка лежит на дне, пески высасывают её сердце , она хочет встать, но не может - "горюч камень ко дну тянет"...

А.А. Потебня в своем исследовании о купальском празднестве приводит полный трагизма плач матери по утонувшей (в древности - утопленной) девушке: "люди, не берите воду, не ловите рыбу, не косите травы на излучинах реки - это красота моей дочери, это ее тело, ее коса ... Пелась эта песня тогда, когда проводился обряд утопления Купалы."

Утверждают, что и русалки - не те девушки, которые сами утопились или утонули, а те, которых насильно утопили. Возможно, обряд проводили, когда переселялись на новое место: утопление члена своего рода в реке делало эту реку "своей". Так же могли приносить человеческую жертву для "освоения" леса и поля. При строительстве крепости приносили в жертву человека - замуровывали в стене.

В жертву приносили и стариков, что тоже отразилось в игрищах. Аналоги игрищ «похорон Кузьмы и Демьяна» содержатся в некоторых вариантах южнославянских преданий, в которых сын относил отца в глухой лес и оставлял под деревом (на произвол судьбы — на съедение диким зверям, голодную и холодную смерть и т.п. ) или же, поставив под деревом, убивал ударом по голове специальным предметом, по-видимому служившим одновременно и приспособлением для несения старика."

Стариков ещё и топили, и закапывали живьём, и забивали колотушками, совершая вокруг них ритуальный танец. В ещё более древние времена, стариков не просто убивали, но и съедали, чтобы получить их силы. Смерть и наличие дряхлых людей в деревне могли считаться очень вредными для благополучия общины. Обычай подкрепляло соображение о "лишних ртах". Во время засухи, стариков топили в реке - "отправляли за дождём".

Случаи ритуального убийства стариков происходили даже в средневековье, хотя церковь и власть с этим боролись.

В лес отправляли не только стариков. Можно вспомнить разные сказки, в том числе - близкие к теме Снегурочки сказки наподобие "Морозко". В разных сказках, чтобы избавиться от детей, родители отправляют их в лес. Вероятно, родители не просто избавлялись от "лишних ртов", но и надеялись, что такое жертвоприношение улучшит их положение.

Прыжки юных пар через костёр - пережиток ритуала, когда юноша и девушка совершали самосожжение, чтобы обеспечить благополучие своим семьям. В те времена люди верили в то, что, вместе сгорев, юная пара навсегда останется вместе.

Трудно считать случайным обилие таких песен и сказок: напрашивается вывод, что в них говорилось об обыденности древних славян. Раскрытие связи стихов, песен, игр, ритуальных кукол, чучел и снежных баб с человеческими жертвоприношениями, придаёт (возвращает) этим "детским забавам" их настоящий жуткий смысл.

Медвежья свадьба

Ниже приведена история с жертвоприношением девушки медведю, случившаяся в 20 веке. Слова "как встарь деды делали" позволяют думать, что такой способ откупа от медведя когда-то практиковался.

В 1925 г. в Олонецкой губернии произошел такой случай. В одну из деревень повадился ходить медведь, который загрызал скот. По совету стариков, "чтобы убить медведя", жители решили сделать "медвежью свадьбу", "девкой отделаться" - отдать медведю девушку "на совесть… как в старь деды делали… самую раскрасавицу". По жребию выбрали девушку, одели в наряд невесты и, несмотря на ее сопротивление, отвели в лес к медвежьему логову, где привязали к дереву: "Не осуди, Настюшка, ублажай медведюшек. Заступись за нас, кормилица, не дай лютой смертью изойти".

Купала

Купалу называют "соботкой", т. е. "со-бытием", совместным сбором. Сюжеты купальских песен связаны с традиционной эротикой на игрищах , с обязательным купаньем и с отголосками жертвоприношений девушек божеству реки, "Дунаю", со сбором целебных зелий и пр. Одна из песен повествует о приготовлении ритуального зелья (дягиля) в горшке; каким-то образом это связано со смертью женщины ("дяголю у горшок, дядину у пясок"). Ритуальная еда на празднике - растительно-молочная. Главным в купальской обрядности был, как известно, костер, через который прыгали попарно. Отголоском обряда является игра в горелки ("гори, гори ясно, чтобы не погасло..."). [Б.А.Рыбаков. Язычество древней Руси]

Из этого перечисления деталей и соображений можно составить представление о том, каким мог быть сценарий праздника. Вероятно, вначале устраивался пир, на котором предназначенную в жертву девушку одурманивали наркотическим напитком (вином с маком, зельем "дягиль"), после чего привязывали к столбу (в ритуале до сих пор присутствует шест) и поджигали. Пока девушка горела, празднующие водили вокруг костра хоровод и пели песни "гори, гори ясно". Когда девушка сгорала, начинались игрища с состязаниями всадников и борцов, горелки и т.п., и всё это заканчивалось оргией. Возможно, праздник длился не один день: жертву ещё надо было похоронить.

Похороны у славян сопровождались такими же игрищами. Вместе с мужем, могли похоронить жену, от которой, как утверждают, требовалось на это согласие. Вдову, как указывают разные авторы, так же поили наркотическим зельем, а перед погребением убивали ударами поленьев по голове.

У славян существовало два основных способа захоронения: захоронение тела в землю и захоронение сосуда с прахом. Эти способы с их вариантами чередовались, а иногда, как и сейчас, сосуществовали.

Возможно, в начале праздника устраивали игру, в ходе которой определялось, кто будет жертвой. Но могли определять заранее, а затем некоторое время готовить обречённую к смерти: в народной сказке, Снегурочка тоскует, видя наступление весны и приближение своей смерти.

Использованная литература:

Н. Н. Велецкая. Языческая символика славянских архаических ритуалов.
И.П. Русанова, Б. А. Тимощук. Языческие святилища древних славян.
Б.А. Рыбаков. Язычество древней Руси
Ю. В. Кривошеев. Религия восточных славян накануне крещения Руси

Ну и в завершении ещё некоторые письменные источники:

Сказание о построении города Ярославля (XVIII в):
«Когда приходил первый выгон скота на пастбища, волхв закалывал для него тельца и телку, в обычное же время из диких зверей жертвы сжигал, а в некоторые очень тяжелые дни — и из людей.
<...> Когда же огонь у Волоса угасал, то волхва в тот же день и час отрешали от керемети, и по жребию избирали иного, и этот закалывал волхва и, разведя огонь, сжигал в нем труп его как жертву, единственно способную возвеселить этого грозного бога».
Воронин Н. Медвежий культ в Верхнем Поволжье XI в.//
Краеведческие записки (Ярославль). 1962. Вып. 4. С. 90—93.

Ян Длугош. Польская история (XV в):
«Приносили своим богам жертвы и угощения из скота, нередко же из людей, схваченных в битве, те, кто верил, что беспорядочное множество отеческих богов можно умилостивить возлияниями».
Dlugosz J. Historiae Polonicae//Dlugosz J. Kpera omnia. T. X. Cracoviae, 1873. P. 47—48, 117.

Адам Бременский. Деяния гамбургских епископов (XI в):
«[О гибели Иоанна, епископа Мекленбургского] варвары отрубили ему руки и ноги, тело выбросили на дорогу, голову же отсекли и, воткнув на копье, принесли ее в жертву богу своему Радигосту в знак победы».
Славянская хроника/ Пер. Л. В. Разумовской. М., 1963. С. 37, 77.

Послание епископа Адельгота (1108 г.):
«Фанатикам же их [(славян)] как только угодно бывает предаваться пиршествам, в дикости говоря: «Голов желает наш Прилегала», то следует совершать такого рода жертвоприношения. (Прилегала, как говорят, Приап и Белфегор бесстыдный.)
Отсекая головы на своих нечестивых алтарях, держат христианские чаши, полные человеческой кровью, и завывают ужасными голосами: «Достигли мы дня радости, побежден Христос, победил Прилегала победоноснейший!»
Иванов В. В., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М., 1965. С. 41.

Гельмольд. Славянская хроника (XII в.) Пер. А.В. Разумовской.
«Когда жрец, по указанию гаданий, объявляет празднества в честь богов, собираются мужи и женщины с детьми и приносят жертвы свои волами и овцами, а многие и людьми — христианами, кровь которых, как уверяют они, доставляет особое наслаждение их богам.
<...>
Поэтому в знак особого уважения они имеют обыкновение ежегодно приносить ему (богу Святовиту) в жертву человека — христианина, на какого укажет жребий.
<...>
Среди различных жертв жрец имеет обыкновение приносить иногда в жертву и людей — христиан, уверяя, что такого рода кровь доставляет особое наслаждение богам».
Гельмольд. Славянская хроника. Пер. Л. В. Разумовской. М., 1963. С. 45, 73,129,185, 235.

Перечень источников взят из книги Д. Дудко «Матерь Лада».

« ЯЗЫЧЕСТВО. РОДНОВЕРИЕ.