Почему ЕГЭ - это Зло

Ответить

malina »

Эксперимент в сфере образования

Ключевым в сфере образования стал 2007 год. Школы перешли на Единый государственный экзамен ЕГЭ, вузы - на двухуровневую систему образования, кроме специалистов они будут готовить бакалавров и магистров. Государственная дума РФ IV созыва также одобрила введение федерального государственного образовательного стандарта, в котором региональный компонент не предусмотрен.
К чему может привести так называемая реформа образования? Чтобы понять и осознать происходящие процессы в образовательной сфере, нужно, на наш взгляд, услышать мнения тех людей, которые связаны с этой системой - родителей школьников, учителей, преподавателей Вузов, ректоров российских университетов. Что они думают о реформе образования?
Мы сделали подборку материалов, отражающих мнения разных групп людей относительно современной системы образования и процессов, в ней происходящих. В связи с большим объёмом информации мы публикуем только малую часть мнений.
Итак, с чего всё началось? И вообще, откуда взялся этот самый единый государственный экзамен? Кто его автор?

История создания ЕГЭ
Единый государственный экзамен впервые появился во Франции. Было это в 1967 году. В этот период во Франции из бывших колониальных территорий огромным потоком хлынула молодёжь, имеющая в кармане паспорт полноценного французского гражданина. Но для обучения бал таков, что фактически не оставлял им никакого шанса на поступление ни в одно значимое учебное заведение. И это привело к взрыву социального недовольства. В первую очередь – в Париже и Сорбонне. Повсеместно звучали речи и призывы к уравнению прав молодёжи, проживающей в метрополии и в бывших колониях. Молодежь требовала равных прав по предоставлению возможностей получения высшего профессионального образования.
Именно тогда родилась идея упрощения процедуры вступительных экзаменов в высшие учебные заведения и соединения её с процедурой выпускных экзаменов в средней школе.
О том, чему и как обучалась молодёжь в средних школах в бывших колониях, можно только догадываться. И тем не менее правительство пошло навстречу этим требованиям. Уже в 1968 году во Франции появился единый государственный экзамен в тестовой форме.
А в 1970 году первые несостоявшиеся студенты оказались на улице. Их попросту отчислили из вузов за неуспеваемость и низкий уровень подготовки. Выяснилось вдруг, что приехавшие из далёких территорий не просто не в состоянии освоить элементарные знания, но не в состоянии даже выдержать сам процесс обучения. Миф о равенстве возможностей через ЕГЭ рухнул, так и не успев реализоваться.
Более того, французское правительство весьма озаботилось тем, что престиж отечественного образования упал настолько, что оно стало малопривлекательным для выходцев из других стран Европы. А это означало, что Франция рисковала уже через несколько лет оказаться за бортом европейского образовательного сообщества. Поэтому уже в 1972 году ЕГЭ практически был отменён.
Представители Старого Света давно и с большой тревогой наблюдали за процессом усиления Соединённых Штатов, за их гегемонистскими устремлениями и замашками. Усиление роли и значения США в мировой политике очень тревожило представителей старых аристократических кланов, претендующих на мировое господство, ибо этой стране, которую в Европе всегда считали не иначе, как за некое бандитское государственное образование, предназначенное исключительно для выполнения предначертаний элиты Старого Света, была отведена совершенно другая роль. Ещё со времён Опиумных войн с Китаем США выполняли функцию мирового жандарма, подавляющего любое выступление неугодных по указанию своих европейских магнатов.
Однако в двадцатом веке после преодоления Великой экономической депрессии и окончания Второй Мировой войны Соединённые Штаты неожиданно вырвались на передовые позиции по всем направлениям. И это многим в Старом Свете пришлось не по вкусу.
В связи с этим в недрах британских спецслужб давно зрели планы по восстановлению статус-кво.

Я предлагаю вашему вниманию выдержки из книги Джона Колемана бывшего сотрудника спецслужб США «КОМИТЕТ 300. ТАЙНЫ МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА», который описывает механизмы воздействия на американскую нацию.
Он пишет:

«Комитет 300» существует уже более 150 лет, он обрёл свою нынешнюю форму примерно в 1897 году. Он всегда отдавал приказы через другие организации-ширмы, такие как “Королевский Институт Международных Дел” (КИМД). Когда было решено, что европейскими делами должна управлять некая сверхорганизация, КИМД основал “Тавистокский институт”, который в свою очередь создал НАТО. В течение пяти лет НАТО финансировалась “Германским фондом Маршалла”. Пожалуй, самым важным членом “Бильдербергского клуба”, внешнеполитического органа Комитета 300, был Джозеф Реттингер (Joseph Rettinger), который, как говорят, был его основателем и организатором.
Доказательство существования «Комитета 300» содержится в огромном количестве мощных учреждений, которые принадлежат ему и управляются им. Над всеми ими стоит МАТЕРЬ ВСЕХ МОЗГОВЫХ ЦЕНТРОВ И ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ — “ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ” с его обширной сетью из сотен “филиалов”.
Одной из самых зловещих программ, могущей нанести огромный ущерб путем изменения направления развития Соединенных Штатов, ущерб социальный, моральный, и религиозный, была программа Стэнфордского “Фонда Чарльза Ф. Кеттеринга” “ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА” (“CHANGING IМАGES OF MAN”) под официальным стэнфордским названием “Контракт № URH (489)-2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74”, подготовлен “Центром по изучению социальной политики” СИИ, руководитель Уиллис Хармон” (“Contract Number URH (489)-2150 Policy Research Report Number 4/4/74, Prepared by SRI Cеnter for the Study of Social Policy, Director Willis Harmon”).
Тависток разработал большинство детальных программ, в результате которых было создано “Управление военно-морской разведки” (УВМР) (Office of Naval Intelligence (ONI)), разведслужба номер один в США, по сравнению с которой ЦРУ выглядит просто карликом. Правительство США заключило миллиардные контракты с Тавистоком, чьи специалисты по стратегическому планированию разработали большую часть программ, которые Пентагон и сейчас продолжает использовать для организации обороны страны. Это является ещё одной иллюстрацией той мертвой хватки, которой «Комитет 300» держит США и большинство наших учреждений. В США Тависток управляет более чем 30 исследовательскими институтами.

Профилирование — метод, разработанный в 1922 году по приказу “Королевского института международных дел” (КИМД). Майор Джон Роулингз Риз (John Rawlings Reese), британский военный специалист, получил указание создать крупнейшее в мире учреждение по промыванию мозгов при “Тавистокском институте человеческих отношений”, входившим в состав Суссекского университета. Оно стало ядром “Британского бюро психологической войны” (Britain's Psychological Warfare Bureau).

НАТО приказало Суссекскому университету организовать совершенно особый центр по промыванию мозгов, который стал частью “Британского бюро психологической войны”, только теперь его исследования были направлены не на военное, а на гражданское применение.
Один из тавистокских разрушителей нашего образа жизни — это д-р Александр Кинг, член-учредитель НАТО, фаворит «Комитета 300», а также выдающийся член “Римского клуба”. “Римский клуб” поручил д-ру Кингу разрушить американскую систему образования путем установления контроля над “Национальной ассоциацией учителей” и тесного сотрудничества с некоторыми законодателями и судьями.
Идея: искусственно создать серию кризисов и манипулировать населением, следуя тактике террора — люди будут действовать именно так, как требуется.
То, с чем мы сталкиваемся теперь, — это не только потеря нашей независимости и самой основы нашей нации, но намного хуже — это возможность потери наших душ.
Эту истину трудно воспринять и оценить, потому что это случилось не ВНЕЗАПНО. Если бы нас поразило внезапное потрясение, культурный и религиозный шок, мы бы стряхнули с себя свою апатию. Но постепенность — и в этом суть фабианства — не даёт возможности поднять тревогу. Вследствие того, что огромное большинство американцев не могут увидеть МОТИВАЦИИ в описываемых мной вещах, они не могут воспринять их, и поэтому к заговору относятся пренебрежительно и часто насмешливо. В стране создана запутанная ситуация путём ежедневного представления людям сотен возможностей, из которых они должны выбирать для себя самую выгодную. Мы пришли к такой ситуации, что если мотивация не будет выражена достаточно ясно, то любая информация будет отвергнута.
Это является одновременно и слабым и сильным звеном в заговорщицкой цепи. Большинство людей отвергают всё, в чём не чувствуется понятных мотивов, поэтому заговорщики чувствуют себя в полной безопасности и поливают насмешками тех, кто указывает на надвигающийся кризис в нашей государственной и частной жизни.

Нация должна быть запрограммирована на изменение и должна настолько привыкнуть к таким запланированным изменениям, что действительно глубокие изменения будут едва заметны.
Хуже всего то, что после лавины шокирующих фактов преступлений среди высокопоставленных должностных лиц и трагедии вьетнамской войны наше общество, по-видимому, больше не желает знать правду. Такая реакция подробно описана в работе Уиллиса Хармона. Короче говоря, американская нация реагировала именно так, как было запрограммировано. Ещё хуже то, что не желая принять правду, мы делаем шаг ещё дальше: мы хотим, чтобы правительство оградило нас от правды.
Мы живём в загнивающем обществе, запрограммированном на смерть — в обществе без будущего. Разрушение наших идеалов не вызывает протеста.
Усиленное давление на нашу нацию с целью её изменения стало оказываться “Стэнфордским исследовательским институтом” (СИИ) с начала шестидесятых годов. Наступление СИИ набирало силу и мощь. Включите свой телевизор, и вы увидите победу СИИ воочию: ток-шоу на тему самых интимных сексуальных подробностей, специальные видеоканалы, где безраздельно царят извращения, рок-н-ролл и наркотики. Там, где когда-то кумиром был Джон Уэйн, мы теперь имеем искусственную апологию человека (да и человека ли?) по имени Майкл Джексон — пародию на человеческое существо, которого почитают как героя, а он тем временем кружится, дрыгается, бормочет и визжит на телевизионных экранах миллионов американских домов.
О женщине, прошедшей через целую серию замужеств и разводов, средства массовой информации трубят на всю страну. Целые часы эфирного времени посвящаются то одной, то другой немытым наркоманским и декадентским рок-группам, их безумным звукам, сумасшедшим кривляниям, одежде и языковым извращениям. Мыльные оперы, где некоторые сцены приближаются к порнографическим, уже не вызывают возмущения. В шестидесятых годах такого не потерпели бы, сейчас же это считается нормой. Мы подверглись обработке тем, что “Тавистокский институт” называет “будущими шоками”, причём это будущее УЖЕ НАСТАЛО, и мы уже настолько оглушены этими постоянными культурными шоками, что любой протест кажется бесполезным жестом, поэтому логически мы думаем, что нет никакого смысла протестовать.

Ошеломлённая Америка будет реагировать, но очень слабо. Нас не беспокоит даже самая последняя угроза нашей свободе — персональные компьютерные карточки.
Персональные компьютерные карточки, когда их полностью распространят, лишат нас нашей привычной окружающей среды, а, как мы увидим, окружающая среда означает намного больше, чем общепринятое значение этого слова. Соединенные Штаты получили сильнейшую моральную травму, которую не получала ни одна нация в мире, и самое худшее ещё впереди.
Наши предки разговаривали на одном языке, исповедовали одну религию — Христианство и придерживались общих идеалов. Не было чужаков в нашей среде; это пришло позднее, как намеренно спланированная попытка расколоть страну на ряд разделённых национальностей, культур и вер. Если вы сомневаетесь в этом, пройдитесь в субботу по Ист Сайду Нью-Йорка или по Вест Сайду Лос-Анджелеса и оглядитесь вокруг. Соединенные Штаты стали несколькими нациями, пытающимися сосуществовать под общей системой правительства. Когда шлюзы иммиграции были широко раскрыты Франклином Д. Рузвельтом, кузеном главы «Комитета 300», культурное потрясение вызвало большое замешательство и путаницу, в результате концепция “единой нации” перестала работать. “Римский клуб” и НАТО усугубили ситуацию. Формула “возлюби ближнего своего” не работает, если ваш ближний не такой “как вы сами”.
Это является частью концепции социальных изменений, навязанной Америке. Концепция эта по словам Хармона и “Римского клуба” будет означать для американцев серьёзные психологические травмы и всё возрастающее давление. Общественные беспорядки, будут продолжаться в США до тех пор, пока не будет достигнут предел этих изменений.
Мы потеряли связь с нашими историческими корнями, утратили веру, которая вдохновляла многие поколения американцев на поступательное развитие нации, используя наследие создателей декларации независимости и конституции Соединенных Штатов.
Мы реагируем именно так, как нас программируют.
Как нация мы не заметили, что программа “Изменение образа человека” коренным образом изменила наш образ жизни.
Существует технический термин для этого состояния. Он называется “глубоко проникающее длительное напряжение”. Искусство оказания влияния на большие группы людей посредством глубоко проникающего длительного напряжения было разработано “Тавистокским институтом” и его дочерними организациями в США: “Стэнфордским исследовательским институтом”, “Рэнд корпорейшн” и еще, по меньшей мере, 150 исследовательскими учреждениями в США.
НАША СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ БЫЛА ЗАПРОГРАММИРОВАНА НА САМОРАЗРУШЕНИЕ. ИМЕННО ДЛЯ ЭТОГО НАТО ПОСЛАЛО В США Д-РА АЛЕКСАНДРА КИНГА. ИМЕННО ЭТО БЫЛО ПРИКАЗАНО ОСУЩЕСТВИТЬ ДЖАСТИСУ ХУГО БЛЭКУ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО «КОМИТЕТ 300», С ОДОБРЕНИЯ НАШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА, ХОЧЕТ, ЧТОБЫ НАША МОЛОДЕЖЬ НЕ ПОЛУЧАЛА НАДЛЕЖАЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Суть образования, которое франкмасон Джастис Хуго Блэк (Justice Hugo Black), Александр Кинг, Гуннар Мердал (Gunnar Myrdal) и его жена намерены давать детям США, состоит в том, что ПРЕСТУПЛЕНИЕ ОКУПАЕТСЯ, А ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ — ПРЕВЫШЕ ВСЕГО.
Ярким примером обработки общества, чтобы оно приняло изменение, даже когда такое изменение признаётся нежелательным большой группой населения, было “явление” “БИТЛЗ”.
Группу “Битлз” привезли в США как часть социального эксперимента, который должен был подвергнуть большие группы населения промывке мозгов, о которой они даже не догадывались.
Когда Тависток доставил “Битлз” в США, никто представить себе не мог размах культурной катастрофы, которая должна была начаться вслед за этим. “Битлз” были составной частью “ЗАГОВОРА ВОДОЛЕЯ”, живого организма, который произошел из “ИЗМЕНЕНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА” (“Контракт № URH (489)-2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74”, подготовлен “Центром по изучению социальной политики” СИИ, руководитель Уиллис Хармон”).
Феномен “Битлз” не был спонтанным молодежным бунтом против старой социальной системы. Наоборот, это был тщательно разработанный неуловимыми заговорщиками план ввода чрезвычайно разрушительного элемента в большую целевую группу населения, сознание которой планировалось изменить против её воли.
Тависток и его Стэнфордский Исследовательский Центр создали специальные слова, которые затем вошли в общее употребление в среде “рок-музыки” и её любителей. Эти модные ключевые слова создали новую отколовшуюся от социума большую группу молодежи, которую посредством социальной инженерии и обработки заставили поверить, что “Битлз” — это действительно их любимая группа. Все созданные в контексте “рок-музыки” ключевые слова были предназначены для массового управления новой целевой группой, т. е. американской молодежью.
Вместе с “Битлз” в Америке были введены в оборот новые слова и выражения, изобретенные Тавистоком. Такие слова, как “рок” в отношении к музыкальным звукам, “тинэйджер” (“подросток”), “кул” (cool — “клевый”), discovered (“открытый”, “обнаруженный”) и “поп-музыка” были частью лексикона из кодовых слов, означающих принятие и употребление наркотиков. Эти слова пришли вместе с “Битлз” и появлялись везде, куда приезжали “Битлз”, причём “тинэйджеры” сразу их “обнаруживали”. Кстати, слово “тинэйджер” нигде не употреблялось до тех пор, пока на сцене не появились “Битлз”.
Как и в случае уличных войн, эту задачу невозможно было решить без сотрудничества со средствами массовой информации, прежде всего с электронными СМИ. Никто не обратил бы внимания на шутовскую группу из Ливерпуля и на их двенадцати-атональную систему “музыки”, если бы пресса не подняла бы вокруг них настоящий ажиотаж. Двенадцати-атональная система состояла из тяжелых повторяющихся звуков, взятых из музыки жрецов культов Диониса и Ваала и подвергнутых “современной” обработке Адорно (Adorno), близким другом королевы Англии и, следовательно, «Комитета 300».
“Битлз” сработали прекрасно, вернее Тависток и Стэнфорд сработали великолепно, а “Битлз” просто реагировали как запрограммированные роботы “с небольшой помощью их «друзей» (“with a little help from their friends”) — кодовых слов для употребления наркотиков и доведения до “клевого” состояния.
“Битлз” стали бросающимся в глаза “новым типом” — ещё один перл Тавистокского жаргона — он появился незадолго до того, как был создан новый стиль (экстравагантная одежда, прически и речь), который возмутил старшее поколение, что и планировалось.
Это было частью процесса “фрагментации — неадекватной адаптации” разработанного и пущенного в ход Уиллисом Хармоном и его командой учёных-социологов и специалистов в области генной инженерии.
Цель “Битлз” стала совершенно ясна. Наследники “Британской ост-индской компании” в высшем обществе Лондона должно быть чувствовали себя великолепно, когда на их счета потекли миллиарды долларов. С приходом “рока” (мы будем впредь употреблять это слово для краткого обозначения злодейской сатанинской музыки Адорно) был отмечен чудовищный рост употребления наркотиков, в особенности марихуаны. Весь наркобизнес был развёрнут под контролем и управлением “Исследовательского центра научной политики”.
Вслед за “Битлз”, которых, между прочим, собрал вместе Тавистокский Институт, приехали и другие “Made in England” рок группы, для которых, как и для “Битлз”, Тео Адорно писал всю культовую “лирику” и сочинял всю “музыку”. Мне неприятно употреблять эти слова в контексте “битломании”; это напоминает мне, как неправильно используется слово “возлюбленный”, когда оно относится к грязному контакту между двумя гомосексуалистами, извивающимися в свинской похоти. Называть “рок” музыкой — такое же оскорбление музыки, как и “рок-лирика” — оскорбление языка.
Сейчас, когда мы уже многое знаем, становится понятным, насколько успешной была рекламная кампания “Битлз” по распространению наркотиков. От публики тщательно скрывался тот факт, что музыку и тексты для “Битлз” писал Тео Адорно. Основная функция “Битлз” состояла в том, чтобы их “открыли” “тинэйджеры” (подростки, пер.), на которых затем обрушивался непрерывный поток “битловской музыки” до тех пор, пока у них не вырабатывалось убеждение, что эти звуки им нравятся, в результате чего они принимали и эту музыку, и всё, что с ней связано. Ливерпульская группа вполне оправдала ожидания и “с небольшой помощью от своих друзей” (фраза из их песни), т. е. с помощью веществ, которые мы называем наркотиками, создала целый новый класс молодых американцев по точному образцу, заказанному Тавистокским институтом.
Затем Тависток и Стэнфорд принялись за осуществление второй фазы работы, заказанной им «Комитетом 300». Новая фаза поддала жару социальным изменениям в Америке. Так же быстро, как появились на американской сцене “Битлз”, возникло и “разбитое поколение” (beat generation) — кодовые слова, предназначенные разделить и обособить общественные группы. Теперь СМИ сфокусировали своё внимание на “разбитом поколении”. Новые слова тавистокского происхождения взялись, казалось бы, ниоткуда: “битники”, “хиппи”, “новая культура”, “дети цветов” — эти слова прочно вошли в язык Америки. Стало популярным “выпадать из общества” (drop out), носить грязные джинсы и длинные немытые волосы. Представители “разбитого поколения” отрезали себя от остальной Америки. Они получили такую же дурную репутацию, как и более чистоплотные “Битлз”.
Вновь созданная социальная группа и её “стиль жизни” затянула миллионы молодых американцев в свой культ. Американская молодёжь подверглась радикальной революции, даже не осознавая этого, в то время как старшее поколение беспомощно пребывало рядом, будучи не в состоянии установить источник кризиса и, следовательно, неадекватно реагируя на его проявления, которыми были всевозможные наркотики, марихуана, а позднее лизергиновая кислота. “ЛСД” была “как нельзя кстати” предоставлена для них швейцарской фармацевтической компанией SANDOZ, после того как один из её химиков Альберт Хоффман открыл синтез эрготамина — одного из мощнейших изменяющих сознание наркотиков. «Комитет 300» финансировал этот проект через один из своих банков S. C. Warburg, а в Америку наркотик завёз философ Олдос Хаксли.
Новый “чудо-наркотик” начали быстро распространять в “пробных” упаковках, бесплатно раздаваемых в колледжах и на “рок” концертах по всей территории Соединенных Штатов, в результате чего именно ЛСД стал катализатором широкого распространения наркотиков. Здесь сразу встаёт настоятельный вопрос: а что делало в это время “Управление по борьбе с наркотиками” (УБН) (Drug Enforcement Agency (DEA))?
Имеются неоспоримые косвенные доказательства, показывающие, что УБН знало, что происходит, но ему было приказано не вмешиваться.
По мере того, как всё больше британских “рок-групп” прибывало в США, рок концерты стали обязательным элементом повседневной жизни американской молодёжи. В тандеме с этими “концертами” пропорционально росло и потребление молодёжью наркотиков. Дьявольский бедлам тяжёлых ударных звуков глушил сознание слушателей до такой степени, что любого из них можно было легко убедить попробовать новый наркотик лишь потому, что “все делают это”. Пример окружающих сверстников — очень сильное оружие.
“Новая культура” получила максимально возможное освещение в средствах массовой информации, причём это не стоило заговорщикам ни цента. Эта бесплатная реклама наркотиков, и прежде всего ЛСД, достигла своего пика в конце шестидесятых годов благодаря абсолютно добровольной поддержке СМИ. Эффект массовой рекламной кампании был ужасающим; американская общественность подверглась сразу целому ряду “культурных шоков будущего”. Это была абсолютно бесплатная реклама ЛСД, только слегка замаскированная под видом “искусства” и “культуры”.
Сильное негодование ряда гражданских лидеров и церковных деятелей по поводу нового культа было направлено против его РЕЗУЛЬТАТОВ, а не против ПРИЧИН. Критики рок-культа совершили те же самые ошибки, которые были сделаны в период “сухого закона”: они критиковали правоохранительные органы, учителей, родителей — кого угодно, только не заговорщиков.
Подвергнутые воздействию лавинообразного потока информации и «чрезмерной стимуляции» (я хочу снова напомнить, что это — тавистокский жаргон, почерпнутый из тавистокских практических пособий), мы были захвачены этим потоком. А, достигнув определённой критической стадии, наше сознание стало просто впадать в апатию, будучи уже не в силах переваривать эти информационные сверхдозы — то есть, “глубокое всестороннее проникновение” достало нас.

Главной задачей было навязать целевой группе населения, целой нации новую субкультуру.
Этим методом получения широкой и бесплатной телевизионной рекламы стали пользоваться все рок-группы и концертные продюсеры. Магнаты электронных средств проявляли щедрость, когда надо было дать бесплатное эфирное время этим грязным червеобразным существам и их ещё более грязным произведениям и гнусным идеям. Без рекламы этих жутких грязноязычных “альбомов”, без щедрой помощи печатных и электронных средств массовой информации, торговля наркотиками не смогла бы распространиться так быстро, как это было в конце шестидесятых и начале семидесятых годов, и вероятно, она была бы ограничена несколькими малыми местными районами.
С помощью таких газет, как “Нью-Йорк таймс” и “Вашингтон пост”, находящихся под контролем «Комитета 300», этот вид бесплатной рекламы применяется для любого вопроса, особенно если нужно внедрить в общество декадентский стиль жизни — наркотики, гедонизм — всё, что может сбить с истинного пути американский народ. После пробной попытки с ЛСД стандартной практикой «Комитета 300» стало обращение к главным газетам США с требованием предоставить бесплатную рекламу тем людям и идеям, которые они внедряют в общество.
Без истошной истерии средств массовой информации и без практически круглосуточной рекламы хиппово-битниковый культ рок-музыки и наркотиков никогда не прижился бы в обществе; он так и остался бы на уровне маргинального бреда. “Битлз” со своими бренчащими гитарами, идиотскими выражениями, наркотическим жаргоном и дурацкими нарядами никогда бы не поднялись выше уровня уличных клоунов. Но вместо этого пропаганда “Битлз” в средствах массовой информации доходила до уровня “точки насыщения”, в результате чего США переживали один культурный шок за другим.
Люди, скрытые в мозговых центрах и исследовательских институтах, чьи имена и лица известны лишь очень узкому кругу, позаботились о том, чтобы пресса сыграла свою роль. И наоборот, важная роль средств массовой информации в сокрытии сил, стоящих за будущими культурными потрясениями, гарантирует, что источник кризиса никогда не будет обнаружен. Так наше общество приведено в состояние безумия с помощью психологических шоков и напряжений. “Доведенные до безумия” — выражение, взятое из тавистокского практического пособия.
Скромно начав в 1921 году, Тависток в 1966 году оказался готовым начать мощную и необратимую культурную революцию в Америке, которая не закончена и до сих пор.
“Шоки будущего” по определению “Исследовательского центра научной политики”, “представляют собой физический и психологический надлом, возникающий вследствие перенапряжения той части человеческого сознания, которая отвечает за принятие осмысленных решений”. Это — тавистокский жаргон, взятый непосредственно из тавистокских практических пособий.
“Шоки будущего” представляют собой серию событий, которые происходят так быстро, что человеческий мозг оказывается не в состоянии осмысливать информацию. Наука продемонстрировала, что сознание имеет чёткие пределы осмысления как в отношении количества изменений, так и в отношении их природы. После серии непрерывных шоков целевая группа населения входит в такое состояние, когда её члены больше не желают делать выбор в меняющихся обстоятельствах. Ими овладевает апатия, которой часто предшествуют бессмысленные насилия, наподобие лос-анжелесских войн уличных банд, серийных убийств, изнасилований и похищений детей.
Вместо индивидуальных решений, мы ищем сейчас групповые решения наших проблем. Мы не используем наши собственные ресурсы для решения проблем. Главной причиной этого является резкий рост употребления наркотиков. Всё это является результатом намеренной стратегии, разработанной специалистами по “новым наукам” и “социальными инженерами”, которая нацелена на самое уязвимое место — на наше представление о самих себе, на то, как мы сами себя воспринимаем.
Такая обработка сознания приводит к тому, что мы становимся как стадо овец, которых ведут на убой. Наша психика истощена постоянной необходимостью выбора из предлагаемого множества вариантов, и мы, в конце концов, впали в полную апатию.
Из вышеприведенного становится ясно, насколько далеко простираются планы заговорщиков. Они мыслят отнюдь не в масштабах пятилетних планов.

Каковы же цели этой тайной элитной группы?

(1) Установить правление Единого Мирового Правительства — Новый Мировой Порядок с объединенной церковью и денежной системой под их управлением. Немногие люди знают, что Единое Мировое Правительство начало создавать свою “церковь” в 1920-30 годах, ибо оно осознаёт необходимость дать отдушину для естественной потребности человечества в религиозной вере, и поэтому оно учредило “церковную” организацию, чтобы направить эту веру в желательное для себя русло.
(2) Полное разрушение национального самосознания и национального достоинства.
(3) Разрушение религий, и в особенности Христианства, за единственным исключением — своей созданной религии, упомянутой выше.
(4) Контроль за каждым человеком без исключения, путём использования средств управления сознанием.
(5) Полное прекращение всякого промышленного развития и производства электроэнергии на ядерных станциях в так называемом “постиндустриальном обществе с нулевым ростом”. Исключение составят компьютерная промышленность и индустрия обслуживания. Сохранившаяся промышленность Соединенных Штатов будет перенесена в такие страны, как Мексика, где имеется в изобилии рабский труд. Безработные, которые появятся в результате разрушения промышленности, либо станут наркоманами, потребляющими героин или кокаин, либо станут цифрами в статистике процесса уничтожения, который сегодня известен под названием “Глобал-2000” (Global 2000).
(6) Легализация наркотиков и порнографии.
(7) Сокращение населения больших стран.
(8) Прекращение всех научно-исследовательских работ, за исключением тех, которые Комитет считает полезными. Основные усилия должны быть направлены против использования ядерной энергии в мирных целях. Особую ненависть вызывают эксперименты по холодному термоядерному синтезу, которые в настоящее время всячески дискредитируются и высмеиваются Комитетом и подчинённой ему прессой. Создание реакторов на основе холодного термоядерного синтеза не оставило бы камня на камне от концепции Комитета об “ограниченных природных ресурсах”. С помощью таких энергетических установок при правильном их использовании можно создавать любые вещества и материалы из самых обычных горных пород. Возможности применения реакторов холодного термоядерного синтеза поистине беспредельны, и они могут принести человечеству такие блага, о которых люди пока не имеют даже отдаленного представления.
(9) Путём ограниченных войн в развитых странах, а в странах третьего мира — посредством голода и болезней, осуществить к 2000 году уничтожение 3 миллиардов человек — тех, которых они называют “бесполезными едоками”. По этому вопросу «Комитет 300» поручил Сайрусу Вэнсу написать доклад о том, как лучше всего осуществить этот геноцид. Работа эта вышла под названием “Отчет Глобал 2000” (Global 2000 Report) и была одобрена и принята в качестве руководства к действию правительством США в лице президента Картера, а также госдепартаментом США в лице тогдашнего госсекретаря Эдвина Маски. Согласно положениям “Глобал 2000” население США к 2050 году должно быть сокращено до 100 миллионов человек.
(10) Ослабить моральный дух нации и деморализовать рабочий класс созданием массовой безработицы. По мере сокращения рабочих мест вследствие политики нулевого промышленного роста, проводимой “Римским клубом”, деморализованные и разочарованные рабочие пристрастятся к алкоголю и наркотикам. Молодёжь страны посредством рок-музыки и наркотиков будет побуждаться к бунту против существующего порядка, в результате чего будут подорваны, и в конце концов разрушены, основы семьи. «Комитет 300» поручил Тавистокскому институту подготовить проект плана по достижению этих целей.
(11) Не допускать того, чтобы народы сами решали свою судьбу, искусственно создавая с этой целью различные кризисные ситуации с последующим “управлением” этими кризисами. Это ослабит и деморализует население до такой степени, что в условиях слишком широких возможностей выбора массы людей просто впадут в апатию. В США уже создано специальное агентство по управлению кризисами. Оно называется “Федеральное агентство по управлению чрезвычайными ситуациями” (FEMA), о нём я впервые публично сообщил в 1980 году.
(12) Создание новых культов и продолжение поддержки уже действующих, которые включают в себя таких гангстеров от рок-музыки как группа грязного дегенерата Мика Джаггера “Роллинг Стоунз” (группа, пользующаяся особым почитанием среди европейской “Черной аристократии”), а также все рок-группы, созданные Тавистоком, начиная с “Битлз”. Продолжение распространения культа христианского фундаментализма, основанного Дарби, прислужником “Британской Ост-индской компании”. В действительности этот культ будет направлен на усиление сионистского государства Израиль посредством идентифицирования приверженцев культа с евреями через миф о “богоизбранном народе”, а также путём значительных денежных пожертвований на то, что приверженцы культа ошибочно считают благим религиозным делом, направленным на усиление христианства.
(14) Содействие распространению таких религиозных культов, как “Братья-мусульмане”, мусульманские фундаменталисты различных толков, сикхизм, а также проведение экспериментов с убийствами по образцу “Сыновей Сэма” Джима Джонса. Следует отметить, что покойный аятолла Хомейни был креатурой шестого отделения военной разведки Британской разведслужбы, известного под названием МИ-6 (MI-6), о чем я писал в 1985 году в работе “Что на самом деле произошло в Иране”.
(15) Распространение идей “религиозного освобождения” по всему миру с целью подрыва существующих религий и особенно христианства. Это началось с “иезуитской теологии освобождения”, которая привела к падению режима Сомосы в Никарагуа, а сегодня происходит разрушение Сальвадора, находящегося уже 25 лет в состоянии “гражданской войны”, Коста Рики и Гондураса.
(16) Создание всеобщего кризиса в мировой экономике и порождение всеобщего политического хаоса.
(17) Взятие под контроль всей внешней и внутренней политики Соединенных Штатов.
(18) Оказание самой полной поддержки наднациональным организациям, таким как Организация объединенных наций (ООН), Международный валютный фонд (МВФ), Банк международных расчётов (БМР), Мировой суд, а также, насколько это возможно, лишить местные учреждения влияния, постепенно сводя на нет их роль или передав их под эгиду ООН.
(19) Внедрение подрывных агентов во все правительства и ведение деятельности, направленной на разрушение суверенной целостности стран, изнутри этих правительств.
(20) Организация всемирного террористического аппарата и ведение переговоров с террористами везде, где имеет место террористическая деятельность. Следует вспомнить, что именно Бенито Кракси убедил правительства Италии и США начать переговоры с “Красными бригадами”, похитившими премьер-министра Моро и генерала Доциера (General Dozier). Кстати сказать, генерал Доциер получил приказ не разглашать того, что с ним произошло. Если он нарушит молчание, из него несомненно сделают “ужасный назидательный пример” наподобие того, который Киссинджер сделал из Альдо Моро, Али Бхутто и генерала Зия Уль Хака.
(21) Установление контроля над образованием в США с целью полного и окончательного его разрушения. (Выделено и подчеркнуто автором книги)
“Один из главных методов подавления морального духа посредством стратегии устрашения состоит в точном соблюдении следующей тактики: нужно держать человека в состоянии неопределённости относительно его текущего положения и того, что его может ожидать в будущем. В таких условиях даже те личности, которые имеют чёткие цели и готовы пойти на риск, оказываются парализованными сильным внутренним конфликтом в отношении того, что следует делать”.
Эта программа “Римского клуба” применяется как к СТРАНАМ, так и к отдельным личностям, в особенности к главам правительств этих стран. Вспомним, что британская разведка много лет готовила Хомейни к его миссии, особенно во время его пребывания в Париже, прежде чем он внезапно появился как спаситель Ирана. Борис Ельцин — из той же самой конюшни МИ-6 — SIS.
Америку сегодня можно сравнить с солдатом, вдруг заснувшим в пылу сражения. Мы, американцы, просто заснули и позволили ввергнуть себя в апатию, вызванную чрезмерными возможностями выбора. Эти изменения трансформируют окружающую нас среду, лишают нас воли к сопротивлению — мы становимся вялыми, апатичными и в конце концов засыпаем в разгар битвы».
Так практически произошёл процесс структурного развала не только системы образования США. Главным для американского школьника стало натренироваться на угадывании тестов. Вместо всестороннего развития творческой личности новая система способствовала только развитию моторных функций памяти и позволяла научить школьников и студентов использованию того, что уже когда-то было создано другими людьми. При этом они сами оставались на уровне простых пользователей, не способных самостоятельно не только производить интеллектуальный продукт, но даже произвести в уме простейшие математические действия.
«Реформа образования» США завершилась в конце 90-х годов практически полным развалом всей системы.
Машина, запущенная «Национальным центром исследования общественного мнения», сработала на все сто процентов. Америка окончательно превратилась в общество потребителей, полностью зависимых от интеллектуальных возможностей других стран.
А ЕГЭ стал самым любимым развлечением. Именно развлечением, потому что первоначально никто этот самый единый государственный экзамен иначе как очередное шоу не воспринимал. Это казалось весьма привлекательным: ответить на пару-тройку вопросов – и оказаться в числе студентов самого престижного вуза. Со временем тестовая лихорадка захватила Америку поголовно. Во многих штатах стали проводиться тестовые викторины и конкурсы. Победители получали солидные денежные премии и путёвки в лучшие университеты страны.
Эксперты в США, крайне негативно оценивают 40 лет работы тестовой системы в стране. В результате бесконечных тестов образование в США превратилось в тестирование и стандартизацию умов. 3% элиты воспроизводит себя, а остальное – «биомасса», для которой достаточно 3,5 класса среднего образования по стране. «Готовые специалисты» покупаются, в том числе и в России, а средний уровень образования – 3,5 класса достаточен для работы служащих магазинов и офисов. При этом расслоение общества по уровню образования становится наследственным.

Впоследствии для достижения абсолютной власти были разработаны механизмы дробления человеческих и социальных институтов. Чем больше раздробленность, тем меньше способности к сопротивлению (теория веника и прутьев). Человеческие ячейки (семья, дружба) разрушаются незаметной подменой системы ценностей. Разрушение государства в первую очередь достигается через уничижение морали и нравственности, во-вторых, через ослабление и разрушение образовательных, силовых и производственных сфер. Такой комплекс мер позволяет держать общество в распылённом состоянии.

У человека есть естественные желания, данные от рождения, и есть созданные. Например, хоть сейчас, хоть сто лет назад мужчина совершенно конкретным образом отреагирует на женскую красоту. А вот музыка столетней давности вызовет другие эмоции, нежели современная. Человеку кажется, это потому, что именно эта музыка ему нравится, что он сам делает выбор. На самом деле, это сформированный вкус, навязанный извне. Кто формирует вкусы, тот определяет направления потоков социальной энергии. Судя по сегодняшнему направлению, сила, культивирующая вкусы нашей молодёжи, имеет глубоко античеловеческое начало.


Отведём четыре удара
Уважаемые друзья: родители и старшеклассники, учителя и воспитатели, преподаватели и студенты!
После печально знаменитой «монетизации», означавшей разгром образовательного законодательства, в наступающем году российскому образованию грозит очередной перелом. К тому же – множественный. Точнее, целых четыре «перелома».
1. В полном объеме вступает в силу закон №17 от 9.02.2007 г. о Едином государственном экзамене (ЕГЭ). Отныне школа, вместо того чтобы развивать личность ребенка, вынуждена будет натаскивать его на решение тестов – сплошь и рядом бессмысленных. Эта система резко снижает и без того невысокое качество школьного образования. В итоге в текущем году количество провалов на ЕГЭ по различным предметам составляло от 4% до 23,5% по математике и 25% по литературе.
Поскольку в следующем году, когда закон вступит в силу, «двойку» до «тройки» округлять уже не будут, почти половина всех выпускников вместо аттестата зрелости получит «волчий билет». Следовательно, не смогут поступать в вузы и техникумы, но вынуждены будут выбирать между армией и самым неквалифицированным трудом. Таким образом, порочный круг окончательно замыкают вместо того, чтобы его разомкнуть. Чтобы этого не произошло, необходимы срочные изменения в законодательстве. Однако правительство и думское большинство блокируют законопроект №455479-4 о добровольности ЕГЭ, разработанный депутатами Госдумы: лидером движения «Образование – для всех» Олегом Смолиным и профессором МГУ Иваном Мельниковым.
2. В федеральном бюджете на 2009 год впервые за всю послесоветскую историю не предусмотрено ни рубля на повышение зарплаты интеллигенции и другим работникам бюджетной сферы в регионах. А фонд зарплаты в федеральных учреждениях образования, здравоохранения, науки и культуры повышается на 30%, что в лучшем случае покроет рост цен на товары первой необходимости в 2008 году.
В регионах же на повышение зарплаты «бюджетников» на 30%, как заявил депутатам фракции КПРФ 6 августа министр финансов Алексей Кудрин, требуется около 500 млрд. рублей. Федеральное правительство такими деньгами не располагает и поэтому призывает регионы не следовать его собственному примеру в отношении заработной платы. Другими словами, не повышать ее на 30%.
Напомним: дополнительные доходы федерального бюджета за 2008 год ожидаются на уровне 2,5 трлн. рублей, а на 2009 год – на уровне не менее 2 трлн. рублей. При «бешеной» инфляции отказ правительства помогать учителю, врачу, работнику культуры в регионах означает курс на их дальнейшее обнищание. При огромных доходах бюджета оправданий таким действиям быть не может.
3. В следующем году вступает в силу и Федеральный закон №232 от 24.10.2007 г. о так называемом «двухуровневом высшем образовании».
В результате:
- большинство российских студентов будут учиться на год меньше, т.е. получат менее качественное образование;
- большинство выпускников вузов не смогут трудоустроиться без дополнительного обучения, поскольку российские работодатели плохо понимают, что такое бакалавр;
- большинству из тех, кто захочет получить полноценное высшее образование в магистратуре, придется за это доплачивать;
- бакалавры вообще не смогут стать специалистами, а для поступления в магистратуру должны будут вновь выдержать конкурс;
- бакалавры из провинции, которые захотят продолжить образование, например, в столичных вузах, потеряют право на отсрочку от призыва на военную службу;
- тем самым, фактически возникнут две системы высшего образования: одна (четырехлетняя) – для «блондинок из анекдотов», другая (пяти или шестилетняя) – более или менее качественная для узкого круга.
Таким образом, российское высшее образование, десятилетиями доказавшее свою эффективность хотя бы тем, что его выпускники создали вторую промышленную державу мира и военно-стратегический паритет с Соединенными Штатами Америки, вынуждено будет плодить «волшебников-недоучек», не способных развивать инновационную экономику. В таких условиях программа развития России до 2020 года обречена на полный кадровый провал.
4. Министр образования и науки А. Фурсенко объявил в стране «новую реформу». Суть ее в следующем:
- сократить общее количество вузов приблизительно с тысячи (по данным министра) до 150-200;
- вузы, не попавшие в список избранных, должны быть либо закрыты, либо преобразованы в техникумы, либо превратиться в филиалы университетов.
Ничего подобного не предлагал даже Гайдар в начале 1990-х годов, которые сейчас именуются не иначе, как «лихими». Сколько при этом в России останется студентов вообще и бюджетных студентов – в особенности, где будет учиться молодежь из российских регионов и как при такой политике Россия намеревается входить в информационное общество, министр не уточнил.
Очевидно: эти предложения означают мощнейший удар по правам человека и по экономике страны. И если Президент Д. Медведев на основе одной частной ситуации призывает не «кошмарить» бизнес, то российскому образованию сулят сразу четыре «кошмара», причем один «кошмарнее» другого.
В таких условиях мы призываем образовательное сообщество, всех, кто обеспокоен будущим страны, своих детей и своим собственным будущим, поддержать массовые акции протеста в октябре 2008 года. Наши лозунги:
1. «Нет» «волчьему билету» вместо аттестата! Поддержим закон о добровольности ЕГЭ!
2. Педагогу – зарплату и социальные гарантии чиновника! Требуем предусмотреть в федеральном бюджете на 2009 год не менее 500 млрд. рублей на повышение заработной платы интеллигенции и других работников бюджетной сферы!
3. Каждому студенту – полноценное образование! Требуем отменить или отложить на три года закон о двухуровневом образовании!
4. Нет сокращению числа российских вузов! Защитим право каждого на профессиональное образование!
Если Вы поддерживаете обращение, поставьте свою подпись. От Вашего голоса в защиту образования зависит его судьба!
Первыми обращение подписали:
И.И. Мельников, Заместитель Председателя Государственной Думы ФС РФ
доктор педагогических наук, профессор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
О.Н. Смолин, Заместитель Председателя Комитета по образованию Государственной Думы ФС РФ, председатель общественного движения
«Образование - для всех», член-корреспондент Российской академии образования
Я.С. Турбовской, Заслуженный учитель России, председатель Совета директоров школ России, доктор педагогических наук
С.К. Комков, Президент Российского фонда «Образование», доктор педагогических наук, профессор
А.А. Коробейников, Член Совета Федерации ФС РФ, председатель общероссийского движения «Российский Союз за здоровое развитие детей»
В.В. Бортко, Народный артист России, кинорежиссер, сценарист, продюсер,
Лауреат государственной премии РСФСР
Н.А. Останина, Депутат Государственной Думы ФС РФ, член Комитета по вопросам семьи, женщин и детей
Л.И. Егорова, Герой России, заслуженный мастер спорта, шестикратная олимпийская чемпионка в лыжных гонках, обладательница Кубка мира 1993 года,
почетный гражданин г. Санкт-Петербурга, президент Федерации лыжных гонок
А.В. Бузгалин, Профессор МГУ им. М.В. Ломоносова,
Доктор экономических наук, координатор Общероссийского общественного
движения «Альтернативы»
С.В. Никитин, Депутат городской Думы г. Москвы, председатель общественного движения «За возрождение отечественной науки»
К.Ш. Мансурова, Председатель общественного движения «Родительская Забота»
Б.С. Кашин, Депутат Государственной Думы ФС РФ, член-корреспондент Российской академии наук, председатель межрегионального движения
«За возрождение отечественной науки»
А.С. Миронов, Исполнительный директор Межрегионального объединения профсоюзных организаций научных центров и учреждений
«За сохранение и развитие научно-технического потенциала страны»
Ж.М. Балева, Председатель Всероссийского женского союза «Надежда России»
М.Г. Делягин, Доктор экономических наук, политолог, председатель президиума –научный руководитель «Института проблем глобализации».

Интервью зам. председателя комитета Госдумы IV созыва по образованию и науке доктора политических наук Алексея Чернышова корреспонденту ИА REGNUM
ИА REGNUM: Реформы последнего времени показывают, что мы пытаемся зарубежный опыт перенести на отечественную почву. Думаете, приживется?
Методы, положенные в основание реформ, банальны, как всегда, чиновники пошли проторенным путем копирования. Но что интересно, по мнению западных специалистов, мы для себя еще не определились в приоритетах при выборе образовательной модели: Европа, территориально близкая, с общей историей, или же западно-либеральная модель образования, более близкая США и Великобритании. Различия между моделями существенны и лежат на ментальном, идеологическом уровне. В западно-либеральной модели во главе угла стоят деньги, в то время как классическая, традиционная Европа, близкая нам, предлагает более мягкий подход, основанный на социальных гарантиях.
Когда начинаешь дискутировать с чиновниками от образования и пенять им на бездумное копирование, те начинают оправдываться: мы, мол, взяли самое лучшее из австрийского, голландского, английского, американского, японского, какого-то еще опыта, и получилось наше ноу-хау по-российски. Не может такого быть. Образование ментально связано с теми людьми, которые живут на определенной территории, с их культурой. Насильно и одномоментно вживить новую модель образования, как некий чип, невозможно. Пожинать результаты эксперимента мы начинаем уже сейчас: человек порой не понимает, зачем ему учиться, кем он хочет стать, какие знания ему нужны, что требуется обществу. Более того, если раньше мы видели четкое и неприкрытое увлечение представителей радикального либерализма западными подходами и желание привить их на российскую почву, то сегодня, видя, что многие западные клише не действуют, делается попытка внедрить отдельные сегменты из различных образовательных стандартов, имеющихся за рубежом. И получается полный винегрет!
Такое образование не инициирует поиск цели человеком. Оно заставляет его выполнять формальности, например, приобрести, а не получить диплом. Купив диплом, он настроен на то, чтобы занять высокую должность - ведь он дипломированный специалист, но получать ее он будет, скорее всего, не по способностям, а другим путем, также за деньги или по протекции, - все это ведет к тому, что государство не получает человека-творца. Отбор проходят только люди со средними интеллектуальными способностями, нахрапистые, цепкие, жесткие, циничные.
ИА REGNUM: В 2010 г. Россия должна стать полноправным участником Болонского процесса. Мы становимся ближе к Европе, унифицируем наши дипломы, "конвертируем" их, даем возможность ездить в Европу учиться. Разве нет?
Изучая опыт Германии и Франции в образовательной сфере, я общался и с чиновниками, и с представителями образовательного сообщества. Они говорят: да, мы тоже подписали Болонское соглашение, но для нас это абсолютно не значит, что завтра мы применим все то, что там написано. Соглашение - это некий каркас, рамки, к которым мы будем потихонечку стремиться. На первый план в этих странах ставятся собственные национальные интересы. Это заявляют там, в Европе, где говорят об общеевропейском доме, о единой валюте, они понимают, что нельзя унифицировать все и сразу.
Мы же почему-то очень легко страну с ее многонациональным населением, с ее непросто широтами и долготами - разными территориями, людьми с разной ментальностью легко отдаем на заклание, пытаемся сегодня-завтра резко втиснуть в новые рамки чужих трафаретов, так легко соглашаемся перейти на иные стандарты. Так не бывает.
Надо понимать, что и в Европе нет, если можно так выразиться, образовательного единства. Во Франции бакaлавриат заканчивается школой, а в Германии он начинается в вузе. Даже в одной стране, например, Германии Мюнхен, Гамбург и Берлин - это достаточно разные системы. Да, мы подписали декларацию, согласились с некими контурами, но не понятно, почему быстро и бездумно начинаем ломать свое образование под эти стандарты. Для чего, в чьих интересах мы меняем образовательную модель? Один из ответов банален: чтобы сэкономить бюджетные деньги. Теперь государство будет платить за четыре года обучения - год отсекли, государство на нем "выиграло". А магистратура, по мысли "новаторов", будет в большей степени платной, да еще перейдет прежде всего под контроль столичного образования и конкретных чиновников. Вводим магистров. А кто это такой? Это ученый, человек, идущий в науку, или что-то другое? А человек, получивший четыре года образования, что равняется среднему специальному образованию, неоконченному высшему, он кто? Для чего? Его и на работу по специальности не возьмут - чему он обучен? Так может быть, нам все-таки не идти по пути бездумного копирования. Пусть у нас бакалавриат будет пять лет, а у них - четыре. Да, мы будем учиться на год больше, но зато сохраним свой интеллектуальный багаж и при этом не нарушим подписанные соглашения. Тем более, что абсолютное большинство по-прежнему хочет учиться пять лет и окончить вуз с дипломом специалиста. В настоящее время в бакалавры готовы идти лишь пять процентов опрошенных. И вообще, большая часть общества, по данным ВЦИОМ, не готова к присоединению России к Болонскому процессу и видит в нем больше минусов, чем плюсов.
ИА REGNUM: Пожалуй, ни один эксперимент в сфере образования не вызывал столько споров, сколько эксперимент по введению ЕГЭ. Как вы оцениваете ситуацию, при которой система школьного образования начинает ориентироваться на тест?
Опять мы отказываемся от поиска одаренного человека, натаскиваем на выполнение определенных формальных процедур и правил, придуманных чиновниками от образования. Единый экзамен закладывает бомбу под самое важное основание - тягу детей к знаниям.
Все хотят получить как можно более высокий балл. Но если над тем, как защитить ЕГЭ от фальсификаций, ломают головы сотни людей, то над тем, как обойти правила, - сотни тысяч. Вузы все чаще сталкиваются с тем, что абитуриентов с явно завышенными оценками по ЕГЭ становится все больше. Растет и число поддельных сертификатов, а методов эффективной борьбы с этим как не было, так и нет. Задумывались ли вы над тем, сколько мест в вузах заняли случайные абитуриенты? Они попали на чужие места и перекрыли дорогу действительно достойным. И самое печальное, что с каждым годом этот процесс будет нарастать, как снежный ком.
Вся система ЕГЭ - круговорот купюр. Человек платит за репетиторство по ЕГЭ, тратит деньги на разные методички, оплачивает так называемые пробные тесты, платит за больший балл. Потом приходит в вуз, говорит, что у него 65 баллов, а там отвечают, что у них четверка - это 70. И вот снова нужно извратиться, возможно, доплатить, и только тогда человек поступит. Выпускник посылает результаты ЕГЭ в вуз, а ректор, не видя живого абитуриента и не имея реальной возможности оценить его способности, обязан принять "кота в мешке". Ему неважно, откуда - с севера, юга, востока, запада - пришел человек, он обязан его принять, хотя не видел его, не знает, чего тот хочет. И сегодня мы имеем достаточно информации, что ряд субъектов Федерации доминируют при сдаче ЕГЭ по массовости и максимальному проценту набранных баллов. Но эти люди часто и русского языка не знают. Мы уже видим, что в ряде вузов бюджетные места заняты приезжими, плохо говорящими на русском языке. Это мифическая помощь определенной территории вырастить свои национальные кадры, чем славился СССР. При приближении оказывается, что это абитуриенты с московской пропиской, сделали кульбит, получили ЕГЭ у себя на родине и вернулись в столицу победителями априори, согласно принятым законодательным актам. Таким образом, мы своими руками, при помощи законов защищаем коррупционные проявления в образовательной сфере. Так что не надо жить иллюзией, будто при помощи ЕГЭ мы помогаем взрастить национальную элиту. Не помогаем, а лишь развращаем, вынуждаем их лавировать, а в итоге получаем такую же циничную и деградированную власть.
ИА REGNUM: Вы полагаете, что высшее образование не должно быть всеобщим?
Да, высшее образование не должно быть всеобщим, то, что оно всеобщее, противоречит самой его идее, оно дискредитируется. Нам нужно было изначально задуматься, какое количество людей с высшим образованием нам нужно. Нельзя согласиться с подходом, когда утверждается: чем больше людей с высшим образованием, тем лучше. Должно быть как можно больше образованных людей. Критически мыслящих людей - да, творчески мыслящих людей - да, но никак не людей, формально имеющих диплом о высшем образовании. А сейчас мы только создаем поле для коррупции и позволяем самим себе упиваться оптимистической статистикой: людей с высшим образованием год от года становится больше. Но почему мы не задаем себе вопрос о качестве знаний этих людей, соответствует ли образование диплому или нет. Да и вообще, никто не отменял еще самообразования, и при наличии потребности у человека учиться есть библиотеки, интернет, курсы дополнительного обучения и так далее.
ИА REGNUM: Все чаще звучат слова о том, что в школах, в вузах молодежи необходимо политическое воспитание. Как вы к этому относитесь?
Всякое навязывание конкретной идеологии, "затачивание" сознания человека на определенные политические и идеологические мотивы отвлекает его от нормального, естественного понимания окружающего мира. Человека заставляют видеть черно-белые тона, а необходимо расширять горизонты познания и для конкретного человека, и для образования в целом.

Открытое Письмо Съезду Российского союза ректоров
(Москва, 2002 год)

Уважаемые лучшие ректоры России!
Вы собираетесь на свой съезд в тяжёлый момент.
Продолжается деградация всех сторон жизни в стране, падает реальное качество образования и, главное, наши лучшие выпускники востребованы не в России, а на Западе, за рубежом. Россия сегодня стала не только сырьевым, но и, по выражению Ж.И. Алфёрова, образовательным «придатком» «развитого мира».
Причина этого понятна.
Без опережающего развития высокотехнологичной промышленности, боеспособной армии, прорывной науки, процветающего села, а также без кардинального улучшения общеобразовательной школы во всех регионах страны нет будущего у России, у российской молодёжи и у российского высшего образования.
Опережающее развитие этой «четверицы» промышленность-село-наука-армия, сохранение и усиление уровня и качества общего образования есть дело, в первую очередь, высшей школы.
Только высшая школа сегодня в состоянии, думая о судьбе своих лучших выпускников, подумать о судьбе высококвалифицированного труда и радостного служения Родине, которые невозможны вне приоритета промышленности-села-науки-армии здесь, в России.
Только высшая школа сегодня в состоянии думать о том, кто именно ежегодно будет приходить к ней на первые курсы, подумать о спасении российской школы.
От Вас, уважаемые ректоры, в эти дни зависит судьба России, зависит то, сможем ли мы восстановить Россию как мировую державу.
Только Вы можете сделать три первостепенных шага, без которых стране суждено надолго ещё оставаться второстепенной и отсталой страной, не Россией, а сегодняшними Португалией или Бразилией.
1. Создать при Вашем Союзе комитет по опережающему развитию промышленности-села-науки-армии.
2. Настоять на введении, как минимум, на период 2005 – 2012 гг. (период так называемой «демографической ямы» и резкого снижения количества выпускников школ) бесплатного и доступного для каждого молодого человека высшего образования (разумеется, при сохранении для желающих платных отделений вузов и негосударственного образования в целом).
3. Остановить «модернизацию» образования как систему целенаправленных действий по разрушению российской сферы образования, а высвободившиеся средства направить на реальный подъём начальной, средней и высшей школы.
Обоснование данных шагов и критика модернизации содержится в моих работах «Большой модернизационный тупик», «Экономика образования или экономия на образовании», «Новая российская школа» и др., опубликованных в журнале «Русский Переплёт» (http://www.pereplet.ru/avtori/krupnov.html) и на сайте общественного объединения «Партия России» (http://www.p-rossii.ru/prnewsc/sos.phtml).
С уважением и пожеланием успешной работы,
Ю.В. Крупнов, Председатель общественного объединения
«Партия России» - http://www.p-rossii.ru/pred.phtml,
председатель Образовательного общества


Какая реформа образования нужна России?

О реформе образования рассуждает Ильинский Игорь Михайлович, Доктор философских наук, профессор. Известный ученый в области философии образования, социологии молодежи, молодежной политики, глобалистики и глобализации. Ректор Московского гуманитарного университета. Президент Национального Института бизнеса. Директор Международного института ЮНЕСКО “Молодежь за культуру мира и демократии”. Президент Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области. Президент Национального союза негосударственных вузов.
Документы о реформе российского образования, появлявшиеся один за другим, изменялись в основном редакционно, в акцентах и в тональности: от раза к разу формулировки становились все менее определенными и воинственными, однако общий замысел оставался прежним, основные цели и задачи - практически теми же. Несомненно, что готовили эти документы настоящие профессионалы. Даже в одобренной М. Касьяновым концепции значение образования в современном мире определяется в качестве «важнейшего фактора формирования нового качества экономики и общества». В первых вариантах смысл реформы образования сводился лишь к повышению с его помощью эффективности экономики, а темпы этой реформы ставились в прямую зависимость от темпов роста валового внутреннего продукта. Главная угроза для России в XXI веке виделась авторам в том, что «к рубежу третьего тысячелетия Россия утратила статус сверхдержавы и столкнулась с угрозой оказаться на периферии формирующегося нового мира. Опасность остаться за рамками процессов глобализации, становления открытого сообщества и постиндустриальной, информационной экономики является для России все более реальной». Одним словом, проекты реформы российского образования писали и одобряли люди, мыслящие нынешнее развитие и будущее общества в категориях прошлого.
Если смотреть на одобренную М. Касьяновым Концепцию с привычной, традиционной точки зрения, то в целом она оставляет благоприятное впечатление. Реформа образования предстает как рациональный целенаправленный процесс, включающий все необходимые фазы: замысел будущего (нового) состояния образования, целеполагание, планирование в пространстве и времени1. Документ всесторонний, масштабный, глубокий, новаторский. В нем немало идей и положений, с которыми не может не согласиться любой человек, каких бы взглядов он ни придерживался. Каждому понятно, например, что в нынешней финансово-экономической ситуации государство не сможет вытянуть систему образования из кризиса и потому многоканальное финансирование- необходимость; что реформа образования - это не ведомственный проект, а дело всего общества; что если общество развивает рыночную экономику, то и образование в известной мере должно становиться сферой услуг, учиться и уметь жить по законам рынка, что важным элементом нового организационно-экономического механизма является полная и последовательная реализация правового статуса образовательной организации, заложенной в Законе РФ «Об образовании» (в редакции 1996 года).
Нет сомнений в том, что значительного улучшения требует совершенствование содержания образования, что полезным может оказаться создание университетских комплексов, создание независимой системы контроля качества образования.
В проекте реформы есть кое-что «новое» из разряда «хорошо забытого старого», о чем мы не будем говорить. Это вещи естественные: реформа - это не революция, а ее альтернатива. Она предполагает преемственность. Тем более что на последней стадии дискуссий ее решили назвать «модернизацией», желая, видимо, тем самым сказать, что не покушаются на уже сложившиеся за последние десять лет основы и содержание системы, а хотят лишь обновить, «осовременить» некоторые формы российского образования, с тем чтобы оно отвечало образовательным стандартам западной (и прежде всего американской) цивилизации, в которые Россия изо всех сил старается «вписаться». Хотя на самом деле сама западная цивилизация нуждается в радикальном преобразовании своей экономики, производства и потребления, а значит, и всей системы образования. Радикализм предполагает осуществление коренных и наиболее полных перемен именно в содержании образования. Конечно, и в формах, но прежде всего - в содержании. Пытаясь копировать западное образование, Россия обрекает себя на то, чтобы плестись в хвосте мирового развития, в то время как, попытавшись найти модель опережающего развития образования, она могла бы осуществить рывок во всех областях, в том числе и в экономике.
Реформа образования России потребует огромных средств. Каких? Об этом в открытой прессе не сказано ни слова. В одном из интервью министр образования РФ В.М. Филиппов заметил: «Никто не скажет, сколько денег надо на реформу». Поверить в то, что по этому поводу у разработчиков реформы нет никаких, хотя бы приблизительных, расчетов, трудно. Наверняка они имеются, но держатся в тайне. Почему? Возможно, чтобы не шокировать общество. Даже если представить, что цена российской реформы в десять раз ниже, чем американской, то она равна почти пяти млрд. долларов. Это почти пятилетний бюджет всего российского образования. Откуда возьмутся такие деньги? Но не будем гадать. Пока стоимость реформы не известна, пока не ясно, откуда появятся деньги, пока нет гарантий, что они ежегодно будут выделяться в нужном количестве, вполне определенно можно утверждать, что, едва начавшись, реформа может в любой момент остановиться. И это самый плохой вариант: одно разрушено, другое не построено. Для меня остается открытым вопрос о том, какая реформа образования нужна России? Между тем этот вопрос важнее задачи написания самого проекта реформы или, как теперь оказалось, Концепции модернизации. Ибо это вопрос о смысле российского образования «вообще», т.е. об оправдании его наличия в связи с более широким планом реальности, идеалом и целями развития общества «вообще», ориентирами его движения в будущее. Ибо мало сказать, что образование целесообразно. Надо ответить на вопрос, а в чем мы видим эту цель? Образование - для чего, ради чего? Ради экономики «и» общества, как говорится в нынешней Концепции, или все-таки наоборот - общества «и» экономики? Разница существенная и огромная.
Конечно, если мыслить развитие по схеме «как было», то причины, вызвавшие кризис и необходимость реформы образования, доставшегося России от советских времен, следует видеть, во-первых, в полной трансформации социально-экономического и политического уклада жизни общества; во-вторых, в стремлении России интегрироваться в «мировое (точнее сказать, западное) экономическое и образовательное пространство», в котором уже давно сложились свои стандарты, отношения и «правила игры». Но общемировая катастрофическая ситуация требует полного переосмысления традиционных представлений о ценностях образования вообще, целях и задачах высшей школы, в частности.
1. Кого мы хотим образовать в школе, в вузе? Человека? Работника (специалиста)? Каким мы видим Человека? Является ли он ресурсом? Является ли он целью, средством? Ресурс какой - прежде всего трудовой? Он - потенция? Цель? Средство? Ресурс, цель, средство - для чего? Для каких общих целей? Или только сам для себя? Человек - индивидуалист или коллективист? Или в нем должны уживаться черты и того и другого?
2. Что есть «школа», «вуз»? Главный институт национальной культуры, формирования нации, национального государства? Главная социально образующая ячейка общества, или просто механизм трансляции знаний? Школа знаний? Школа жизни? Может быть, и то и другое? Здесь только обучают или воспитывают тоже? Воспитывают что? Как?
3. Школа - это институт общества или государства? Какова роль государства в развитии школы (средней и высшей)? Эта роль сегодня падает или возрастает? Какова роль частного капитала и частной инициативы?
Среди многочисленных новшеств, появившихся в последние годы в российском образовании, ясно выделяются три: а) коммерциализация; б) регионализация; в) конфессионализация. Все эти новации сложились и протекают в основном по инициативе низовых структур, часто - самого населения. Нередко в противовес мнению властей. И рассматриваются они при этом как свидетельство обновления, приобщения к «мировой цивилизации». Любые перемены в системе отечественного образования требуют вдумчивого отношения, неспешных решений.
Коммерциализация, регионализация и конфессионализация образования подрывают его общекультурные основания и цели, которые были сформулированы еще философией Нового времени (Ф. Бэконом, Дж. Локком, Ж.Ж. Руссо и др.) и до настоящего времени остаются своего рода каноном образовательной практики демократической Европы. Коммерциализация образования в принципе находится в противоречии с идеалом гуманизма, утверждающего самоценность человека, изначальное (предшествующее всем социальным, материальным и прочим различиям) братство людей и предписывающего создавать всем равные шансы в приобщении к общим благам, к которым, вне всякого сомнения, принадлежат также знания, интеллектуальные навыки, умения, нормы приличия, общественной дисциплины. Регионализация подрывает образование как общегражданский, общенациональный институт.
Реформаторы опять поторопились с написанием концепций и запуском «модернизации» образования, явно "пересекретничали" на стадии замысла реформы и потому привнесли в нее немало бессмыслицы. «Семь раз отмерь, один раз отрежь», - говорят в народе. Для любого портного это неукоснительное правило. И для всех, кто относится к делу вполне ответственно.
Вопрос: «Какая реформа образования нужна России?» - надо было поставить на широкое обсуждение. Понятно, что дискуссия была бы трудной. Но ведь речь идет о судьбе страны. Без общественного согласия тут не обойтись. То, что не будет воспринято и понято образовательным сообществом и народом, не осуществится.
Это понимают, например, США, опыт которых так нравится копировать российским реформаторам. Свое образование американцы реформируют постоянно. Не прошло и 20 лет с тех пор, как они осуществили грандиозную реформу в своих школах и вузах, увеличив их финансирование в несколько раз. Однако исследование 1997 года показало, что за 15 лет особых успехов добиться не удалось. Совокупная оценка, по результатам этого исследования, проведенного журналом «Education Week», выставленная американской государственной системе образования, - «тройка». Опрос, проведенный в ноябре 2000 года New Research Center, установил, что 46 % американцев считают положение дел в области образования ухудшающимся, и лишь 26 % считают, что там имеет место прогресс [1]. В американской прессе недавно была опубликована шокирующая цифра: 70% школьников - выпускников 4-го класса - не умеют читать. В итоге назрела мысль о новой реформе образования, пока только школьного.
В течение нескольких лет шли бурные дискуссии, проводить или не проводить эту реформу. Решили - проводить. Но какую? Обществу для дальнейшего обсуждения предлагались три основных типа реформ (хотя они отчасти пересекаются друг с другом).
Первый, и самый радикальный, заключается в том, чтобы привнести в систему образования свободный выбор и конкуренцию, создать принципиально новые школы различных типов и дать родителям больше возможностей посылать детей именно в те школы, в которые они захотят. Такие предложения в основном предусматривают введение ваучеров на оплату учебы в частных школах, а также организацию «уставных школ» (charter schools). И то и другое предложение, похоже, постепенно завоевывает популярность.
Реформы второго типа предусматривают расширение возможностей учителей и учеников в рамках существующих школ, повышение достигаемых результатов и введение более четких процедур отчетности, т.е., по сути дела, изменение существующей культуры школ. Уничтожение системы зависимости от социального статуса, введение жестких требований в отношении успеваемости - либо на штатном, либо на федеральном уровне - и повышение ответственности учителей и администраторов за результаты, получаемые учащимися, улучшат всю обстановку в школах, поскольку и деятели системы образования, и ученики станут меньше благодушествовать.
Третий вариант реформы призывает вкладывать больше денег в нынешнюю школьную систему, причем делать это более целенаправленно. В частности, рекомендуется целевое выделение средств для школ в бедных районах; сокращение численности учащихся в классах путем принятия на работу большего числа учителей; выделение дополнительных фондов и активизация усилий по привлечению самых лучших учителей, а также контроль за их работой.
Среди американских политиков, экспертов, профессионалов в области образования и представителей общественности имеются серьезные разногласия в отношении упомянутых выше реформ. Самым популярным предложением сегодня является сокращение численности учащихся в учебных классах, но налицо и тенденция в пользу более серьезных перемен. Многие предсказывают, что через несколько лет возможность в той или иной форме выбирать школу для детей станет не исключением, а правилом. Произойдет это или нет - покажет время. Но все согласны с тем, что никакого магического решения в сфере реформирования системы образования не существует. Единственное, что ясно, это то, что сохранение статус-кво решением не является. Перемены необходимы.
Что можно сказать по этому поводу? И власти, и общество демонстрируют деловой, профессиональный, ответственный подход к решению сложнейшей общественной проблемы. Они предлагают разные подходы и варианты, исследуют общественное мнение, ведут дискуссии среди профессионалов, обсуждают эти вопросы в Конгрессе. В России - все наоборот. Никаких альтернативных проектов. Вариант - один-единственный. Первые варианты готовились «командой» Г. Грефа втайне не только от профессионального сообщества и «широкой общественности», но даже и от Министерства образования. Как заявил на самом первом совещании осенью 2000 года, где обсуждался проект реформы, ректор МВТУ И.Б. Федоров, «нас отодвинули от подготовки проекта». В заключительном слове Министр образования РФ В.М. Филиппов заметил, что «документ архиплохо обсуждался с общественностью», поскольку Г. Греф «закрыл доступ к участию в подготовке документа», аргументируя это тем, что «министерство - консервативная организация». Не был включен в группу разработчиков ректор МГУ им. М. В. Ломоносова, президент Российского Союза ректоров В.А. Садовничий. В стороне оказался Комитет Госдумы РФ по образованию и науке. Тогдашний председатель данного Комитета И.И. Мельников не раз говорил об этом в своих публичных выступлениях.
В таком подходе нет никакого смысла, это полный абсурд. Ибо создать проект реформ можно и ограниченными силами, втайне от образовательного сообщества, но претворить в жизнь помимо него, без соучастия ректоров вузов и директоров школ, преподавателей и учителей невозможно. Рано или поздно надо находить согласованные позиции. Так и произошло в конце концов: главные идеи реформирования, которые предполагалось реализовать по ускоренной схеме, либо надолго отложены (введение 12-летнего обучения в школе), либо переведены в разряд экспериментов, результаты которых (если их оценят объективно), на мой взгляд, будут отрицательными.
Между тем вот уже два года все образовательное сообщество изрядно лихорадит, тратятся немалые силы и средства, которым нетрудно найти более достойное применение.
Любопытно и то, как проходило обсуждение различных вариантов концепции реформы образования на совещаниях ректоров, на которых я присутствовал: они оставили у меня ощущение плохо скрытого насилия. Это проявлялось уже в том, что набор документов объемом в десятки страниц всякий раз нам вручали во время регистрации участников за 20-30 минут до начала заседания. За это время надо было успеть пробежать глазами текст по диагонали, чтобы хотя бы в общем понять, зачем ты здесь присутствуешь, о чем пойдет речь. Глубоко вникнуть в суть документа было невозможно, ибо он, естественно, состоял из формулировок и тезисов, за каждым из которых скрывались вполне определенный смысл. Как «расшифровать» за несколько минут то, что готовилось группой специалистов в течение недель и месяцев? Это невозможно. Каждый оказывался в глупой ситуации: либо возмущаться и заявлять, что ты не готов к обсуждению, либо сделать вид, что тебя все устраивает. Выглядеть скандалистом никому не хотелось. В итоге сотни руководителей вузов, за которыми стояли сотни тысяч педагогов и миллионы студентов, изображали зрительный зал, публику, а на сцене разворачивалось стандартное действо: доклад, содоклад, десяток заранее подготовленных выступлений, заключительное слово: «Принять в целом с высказанными замечаниями». Иначе говоря, «одобрям-с». Театр Абсурда. А вскоре появлялся документ, мало похожий на тот, который обсуждали, но уже в виде постановления Правительства или, как это было, например, с Национальной доктриной образования, которую обсуждали на Всероссийском совещании в Государственном Кремлевском дворце, а потом при «доработке» так обкорнали ее суть, что, кроме треска, в ней нет никакого смысла.
Только однажды на расширенном заседании Совета Российского Союза ректоров 21 мая 2001 года ректор Уральского университета В. Третьяков сказал то, что надо бы понимать самим организаторам подобных совещаний: «Зачем мы обсуждаем детали того, с чем не согласны в принципе, в общем и целом? Зачем мы, ректоры, соглашаемся войти в состав рабочих групп Министерства и обсуждать предложения, которые не принимаем изначально (Единый госэкзамен, ГИФО и др.)? Давайте сначала решим, какая реформа нам нужна?» Сидевшие рядом со мной ректоры и я были согласны с этим. Думаю, таких в зале было большинство. Но выступление Третьякова прозвучало уже под занавес заседания. И всем было ясно: скандал только усугубит ситуацию.
В наших оценках идей и мер по реформированию российского образования, конечно же, много субъективного. Иначе и быть не может. У человека с определенным миропониманием все оценки реального положения дел и представления о будущем выстраиваются в логике этого понимания. Это вовсе не означает, что именно они и являются истинными.
Действительность, строго говоря, есть лишь идея, представление, понятие. То, что абсурдно для меня, для другого может иметь какой-то (мне непонятный) смысл. Различие в уровнях понимания действительности есть самое фундаментальное различие между людьми. Мы произносим одни и те же слова, употребляем одни и те же понятия, но не вполне понимаем друг друга, а то и не понимаем совсем.
Если для меня есть понятие «устойчивое развитие» и оно исполнено глубочайшего смысла, если я рассматриваю действительность под углом зрения этого понятия, то разумно и чувственно воспринимаемые мною вещи и явления становятся «хорошими» и «плохими», «правильными» и «неправильными», «высокими» и «низкими», «осмысленными» или «бессмысленными», в зависимости от того, насколько они соответствуют принципам и требованиям парадигмы «устойчивое развитие» и соответствующей ей парадигме образования.
Если человек даже ничего не слышал об «устойчивом развитии», не понял или сознательно не принял эту концепцию, у него по любому поводу будет своя логика рассуждений, основанная на другом миропонимании.
Изучив практически все варианты концепций реформирования российского образования, я не встретил ни в одном из текстов даже упоминания о парадигме «устойчивое развитие». Обнаружив это обстоятельство, мне, по логике вещей, следовало бы продолжить рассуждения о российском образовании в ключе парадигмы «устойчивое развитие», приземлив ее на российскую почву. И это был бы мой личный, чисто теоретический проект. Между тем меня занимает абсурд происходящего в России, одним из мощных потоков которого является вовсю идущая модернизация образования.


Что толкает чиновников от образования на такие «реформы»?
Думается, ларчик, как всегда, открывается довольно просто. Наши дети для них абсолютно ни чего не значат. Речь идёт о примитивно простой и наглой попытке обогащения со стороны организаторов и идейных руководителей данных «реформ» в образовании.
Провозгласив одним из главных принципов данного "эксперимента" борьбу с коррупцией в сфере образования, руководители Министерства образования и науки тут же создали новую уникальную схему обогащения за счёт средств родителей.
Не вдаваясь в подробности, можно совершенно твёрдо сказать, что при данной системе оценки знаний, возможности фальсификации итогов экзаменов увеличиваются на несколько порядков. Всё это весьма смахивает на крупномасштабную аферу. Причём её организаторами являются официальные лица из Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Вся "научная аргументация" руководства данной службы сводится к утверждению, что "раз с каждым годом всё большее число регионов и вузов участвуют в ЕГЭ, то, значит, это и есть то, что надо". При этом забывают рассказать, какими именно методами достигается "добровольность" участия в "эксперименте" по внедрению ЕГЭ. Забывают рассказать о методе "кнута и пряника", который Рособрнадзор активно использует для достижения своих целей. Видимо не случайно "эксперимент" по внедрению ЕГЭ сопровождается процессом сокращения филиалов вузов. Расчёт весьма прост. Те вузы, которые не захотят "добровольно" участвовать в "эксперименте", сразу становятся первыми кандидатами на сокращение своих филиалов. Это кнут. А в качестве пряника используется возможностью получить гранты в рамках "национального проекта".
Речь идёт о попытке фактического подрыва всей системы российского образования в угоду личным корыстным интересам отдельно взятых проходимцев".

Идея ЕГЭ и идея о переходе на болонскую систему была навязана России вместе с многомиллиардными займами от МВФ и ВБ в начале 90-х готов. Солидные финансовые вливания были выделены при условии, что Россия начнёт «реформу» образования. Фонд Сороса тогда очень активно работал у нас. Практически все ведущие инженеры и учёные жили на его гранты и стипендии. Естественно, спецслужбы знали, над чем работали наши ведущие специалисты. Реформа образования объяснялась якобы необходимостью интеграции в Европейскую систему образования. Но данные говорят, что из России на учебу в европейские университеты уезжает всего 800 человек в год! Эти студенты и учёные учатся и работают в Европе и в отсутствии ЕГЭ и нашей включенности в болонскую систему.
Но вместе с тем даже среди подготовленных фондом Сороса ученых, есть те, которые видят «истинное лицо» реформы образования.

Обращение 67 соросовских профессоров адресованное бывшему Министру образования РФ В.М.Филиппову.
Глубокоуважаемый Владимир Михайлович!
Обращаемся к Вам от имени коллектива Соросовских профессоров, посвятивших всю свою жизнь образованию молодого поколения в области естественных наук. К этому нас побудила обеспокоенность состоянием дел с предполагаемой реформой российской системы образования.
Каждый из нас победил в конкурсе Соросовской программы Образования в области точных наук (одобренной Правительством России), отбирающей лучших профессоров, доцентов, аспирантов, студентов и школьных учителей. Каждый из нас в рамках программы участвовал во многих учительских конференциях в разных регионах России, многократно обсуждал проблемы российского образования с преподавателями как высшей, так и средней школы. Мы высказываем мнение огромного большинства представителей российского образовательного сообщества.
Мы убеждены, что система образования нуждается в постоянной модернизации, которая должна иметь глубоко продуманный и сбалансированный характер с учетом специфики российских условий и традиций. Однако предлагаемые сейчас для внедрения планы реформ вызывают у нас серьезное беспокойство. Это касается прежде всего следующих положений.
1. Введение 12-летнего образования существенно сдвинет возраст, когда молодые люди вступают в активную трудовую деятельность. В современной России содержание 17-18-летнего молодого человека является непосильным грузом для большинства российских семей. Двенадцатилетка не улучшит подготовку школьников для поступления в вуз: знания зависят не от длительности, а от качества обучения. Удлинение сроков школьного образования не решает, а усугубляет проблемы трудных детей, наркомании и проч. Проблема перегрузки учеников также при этом не решается.
2. Предполагаемое сокращение удельного веса естественно-научных дисциплин и литературы подрывает основы российского образования, сильной стороной которого традиционно базировалось на изучении в раннем возрасте фундаментальных человеческих знаний, в первую очередь, математики, русского языка и литературы. Это вызывает нашу особенную обеспокоенность.
3. Предлагаемая система тестирования выпускников школ неприемлема для России с ее огромной территорией, этническом разнообразием и крайне различным уровнем образования и не будет отражать действительных знаний абитуриентов.
4. Что касается высшей школы, вызывает большое опасение попытка решения финансовых проблем путем перехода на самоокупаемость и приватизацию вузов. Это исключит наиболее талантливую молодежь из образовательного процесса.
5. К сожалению, конкурсный порядок выделения средств вузам разных форм собственности обескровит государственные учреждения, особенно на периферии, и еще больше централизует систему образования, что неприемлемо для удаленных территорий страны.
Преимущества российской системы естественно-научного образования имеют мировое признание. Постоянные профессиональные контакты с зарубежными коллегами убеждают нас, что проблемы российской школы и пути их решения вызывают живой интерес во всем мире. Нам известно, что в настоящее время в странах Западной Европы (Германия, Швеция) и в США активно обсуждается вопрос о переходе на 10-летнее среднее образование, увеличивается удельный вес математического и естественно-научного образования, заимствуются другие базовые принципы российской системы.
Мы просим Вас продолжить всестороннее обсуждение реформы образования с участием специалистов, непосредственно работающих в области высшего и среднего образования. Со своей стороны мы готовы активно участвовать в этой деятельности и привлечь к ней других российских специалистов. Мы разработали ряд конкретных предложений и готовы их детально обсудить с заинтересованными представителями Вашего министерства.
Письмо подписано 67-ю соросовскими профессорами.

Родители против ЕГЭ

ЕГЭ - это борьба якобы с коррупцией, но она обернется настоящей, страшной коррупцией и мы ужаснемся, потому что у нас будет не возможности как-либо повлиять на этот процесс.
Моя дочка, которая закончила гимназию - сейчас как раз, вот в эти дни - она, к сожалению, проучившись 10 лет, и стараясь ежедневно, ежечасно, оказалась, благодаря ЕГЭ, в ситуации очень неприятной. Потому что никаких льгот и никакой поддержки за золотую медаль отныне - вот в этом году впервые - нет. Раньше были льготы при поступлении, нужно было сдавать один экзамен, а не четыре. А сейчас же оказалось, что все эти знания дополнительные, не по тем предметам, которые на ЕГЭ будут зачитываться, будут бесполезны.

Ну, представьте: человек 10 лет, девушка, работала по физике - по всему - биологии, математике, множество предметов, по английскому... вдруг все эти знания, на которые столько сил было потрачено, не оказывают никакого влияния на дальнейшее.
Это, конечно, был удар. Я думаю, многие оказались в этом году в такой ситуации, когда по сути дела ЕГЭ отменяет необходимость широких и планомерных знаний. Кто-то, кто с 5-6 класса из детей нацелится на какой-то ВУЗ, выберет себе два-три предмета и будет оттачивать тесты, по сути, на эти предметы без всякого широкого контекста. Это, конечно, погубит наше образование, это резко занизит уровень россиян и приведет их - кстати, знаете к кому? - к уровню американцев и европейцев.

Многие американцы не способны считать после окончания средней школы, потому что у них есть калькулятор и их не учат считать. Уровень безграмотности, бездарности и невежества современных американцев, которые оканчивают школу, он чудовищен. Потому что там как раз считают, что детей надо больше учить играть, рассказывать про половое воспитание, про сексуальные меньшинства. Образование, которое дается в обычных школах - не элитарных, которые предназначены для очень богатых, влиятельных людей, закрытых средних учебных заведений типа наших
кадетских корпусов - оно чудовищно.
По сути дела в Советском Союзе было очень высокое образование, это была цель - сделать людей сознательными и образованными. Может быть, она была завышенной, недостижимой, это был образовательный максимализм. К человеку относились как существу, достойному высокой культуры. У многих это проходило, конечно, мимо их сознания, но цель была такая. Оптимальной нормативной личностью была образованная личность.
В Америке нормативной личностью является личность, которая способна сама с собой управиться. Если она способна управиться, собирая милостыню или играя в переходе, то все нормально. Это либерализм. Захочет управиться - хорошо; не захочет - сдохнет. Это уже образовательный минимализм.
Мы подстраиваем прекрасную, высококачественную систему советского образования, которая исходила из завышенного, героического стандарта - а это было одним из лучших свойств советского социалистического общества, это была действительно гордость, это было сопоставимо и во многом превосходило по многим параметрам западноевропейское общество - отказываемся от хорошей образовательной системы, может быть трудной, завышенной, героической, ради самого простого пути. Т.е. ради проверки простых технических навыков вместо реальной глубины знаний.
Я считаю, что это преступление. Я считаю, что люди, которые вводят ЕГЭ, продвигают Болонский процесс, это ликвидаторы. Они ликвидируют лучшие стороны советской истории. Такими же ликвидаторами были строители капитализма в 90-е гг. Они все приватизировали и разрушили, но ничего не создали. Сейчас такие же ликвидаторы в системе образования, они преступно уничтожают систему знаний.
Я думаю, что в этом году - а я профессор социологического факультета МГУ - нам придется столкнуться с очень серьезными вопросами. Потому что мы знаем, что, например, результаты ЕГЭ в Дагестане по русскому полностью были подделаны. Представьте себе, люди с очень высоким ЕГЭ из Дагестана, которые русский тест сдали на несколько десятков процентов лучше, чем школьники Петербурга. Такого просто не бывает. Явно, что утечки, коррупция... кто придет к нам с этими результатами ЕГЭ к нам на социологический факультет МГУ, где у нас нет никаких возможностей ограничить число детишек коррупционированных представителей, или просто тех, которые подделали, угадали, купили и так далее. Это борьба якобы ЕГЭ с коррупцией - она обернется настоящей, страшной коррупцией. Мы посмотрим - и я думаю, мы ужаснемся. Потому что у нас не будет возможности как-либо повлиять на этот процесс.
Механическая цифра. Нам приносят цифру, кто это человек - мы не знаем, мы с ним не встречались на экзаменах. Мы не тестировали его, мы не видим никаких его качественных показателей, сочинения его. Мы не слышим, как он произносит фразы, интонации его. Не можем составить себе представление об абитуриенте. Чистая цифра. Что стоит за этой цифрой? Наше общество абсолютно и тотально коррумпировано, это знает каждый. Кто считает, тот и молодец, тот и выигрывает во всех выборах, во всех голосованиях. Почему ЕГЭ должно быть исключением?
Если общество коррумпировано, надо вводить какие-то идеологические ограничения на коррупцию. Не бывает юридических ограничений. Судьи кто? Один и тот же будет судья, который будет коррумпировано судить коррумпированного чиновника.
Поэтому я думаю, что ЕГЭ - это страшная ошибка. Что через 2-3 года от него мы откажемся. Может быть по 1-2 предметам, как дополнительный фактор, совокупность этих тестов будет учитываться, но экзамен, собеседование, другие формы представления о реальных знаниях ученика - конечно, будут учитываться. Бедные дети только, которым сейчас выпало несчастье попасть в этот дурацкий эксперимент взрослых дядек-идиотов, которые правят страной и, к сожалению, образованием. Как медведи в посудной лавке.
Никаких дополнительных мер, нет бы по одному какому-то предмету ввести ЕГЭ для начала.
И что интересно, Высшая школа экономики, которые больше всего бились за Болонский процесс и за ЕГЭ - и сами отказались. У них будут экзамены - один, вроде экзамен.

Это, на самом деле, страшная вещь. МГУ, Садовничий, до конца бился, а потом сказали - сами увидите, что будет. На самом деле, может быть, это не лучший способ, потому что страдать будут и дети, и образовательный процесс.

Это диверсия, это диверсанты.
Александр Дугин



Всероссийская акция: «Нет!» - губительным реформам образования и развращающей деятельности СМИ! Открытое обращение родителей и общественных организаций к Президенту и Правительству России
Последние 15 лет – с 1993 по 2005 год – российское образование по вине чиновников Министерства образования и науки непрерывно подвергается «реформированию», которое ведет к распаду образовательной системы страны, утрате лучших традиций русской и советской педагогики, снижению уровня социальной защищенности граждан. Нищенская зарплата педагогов принижает роль учителя и ведет к вымыванию из системы образования наиболее трудоспособных и опытных педагогов; увеличение загруженности детей непрофильными предметами, с одновременным сокращением часов по основным; уход от принципа преемственности знаний; вытеснение полноценных учебников массой низкокачественных подделок; деструктивная деятельность на бюджетные деньги центров дополнительного образования типа «Холис», развернувшихся в Екатеринбурге, Калининграде, Санкт-Петербурге и других городах России (внедряющих программы, ориентированные на разрушение семейных устоев и развращение детей) – все это с учетом разрушающего нравственные устои общества деятельности СМИ направлено на подрыв будущего России.
Грубо нарушают право детей на охрану здоровья, защиту от негативной и вредной информации насильственное внедрение в школы сексуального просвещения, антинаркотических программ «снижения вреда», практически вербующих новых наркоманов, псевдопрофилактические акции «Нет – наркотикам!», распространение по регионам под видом профилактикифильмов, содержащих скрытую пропаганду наркотиков («Город без солнца», «Право на жизнь» и проч.).
Россия стоит на пороге обязательного государственного сексуального «просвещения» детей, чему способствует ратификация параграфа 2 статьи 11 Европейской социальной Хартии. Под предлогом защиты права граждан на охрану здоровья указанное положение Хартии открывает дорогу насильственному сексуальному просвещению детей, чем нарушает конституционные права граждан на защиту семьи, свободу вероисповедания, явится грубым вмешательством в дела семьи, лишает родителей преимущественного права на воспитание ребенка. Смысл и существо предлагаемой к ратификации положения Хартии противоречит традициям, менталитету религиозным установкам народов России, что приведет к конфликту общества и государства.
В школе внедряется концентрическая система образования, ориентированная на бессистемное, не связанное с литературным и историческим процессом повторением учебного материала, что уже разрушило систему преподавания истории, русского языка и литературы, при серьезной перегрузке учащихся резко снизило их знания и творческий потенциал.
В течение нескольких лет в качестве эксперимента без согласия родителей, без концепции, без научного обоснования, без финансового плана, без прогноза последствий для образования внедряется Единый государственного экзамена (ЕГЭ). Игнорируя протесты ученых, преподавателей вузов, школьных педагогов, родителей, судебный иск Всероссийского фонда образования (ВФО) к Федеральному агентству по образованию, Правительство РФ приняло решение о введении с 2008 года Единого государственного экзамена, как основной формы оценки знаний. Вместо того чтобы развивать личность ребенка, учить его мыслить, учителя будут заниматься «натаскиванием» на сдачу ЕГЭ. Уже сейчас родители вынуждены платить за репетиторство учителям. ЕГЭ – механизм изменения содержания образования в худшую сторону, путем подгонки учебников под тесты. Преступно тратить миллионы бюджетных средств на разрушение образования.
Министерством образования и науки РФ без широкого и гласного конкурса, без участия родительской общественности подготовлен проект изменений в Закон ФЗ «Об образовании», изменяющий государственный образовательный стандарт, упраздняющий региональный компонента. Это – удар по краеведению, иным программам по нравственному и патриотическому воспитанию, в том числе Основам православной культуры.
Мы, родители России, видим, как в тисках губительных реформ, разнузданности СМИ дети подвергаются изощренному издевательству, псевдонаучному по форме и бессмысленному по содержанию. Нарушается право миллионов наших детей на качественное образование, познавание собственной культуры, право иметь защиту со стороны государства. В итоге ставится под угрозу здоровье, нравственность детей и моральные устои общества.
Культура превратилась в антикультуру: во многом из-за деятельности бывшего министра Швыдкого, навязывавшего обществу в качестве нормы нецензурную брань, практиковавшего финансирование за счет налогоплательщиков фильмов, разрушающих нравственные и культурные нормы. Деятельность СМИ много лет вызывает резкий протест населения. Телевидение и детские журналы навязывают обществу насилие, агрессию, предлагают образцы безнравственного поведения, растлевают детей, дискредитируют семью. Отсутствуют законодательные нормы, направленные на информационную защиту населения. Закон РФ «Об основных гарантиях прав ребенка» стал простой фикцией.
Ситуация, сложившаяся с образованием и средствами СМИ, является серьезной угрозой безопасности России и ее будущему.
Поэтому мы требуем:
– Немедленно приостановить губительную для будущего России реформу образования.
– Отменить решение Правительства РФ о введении с 2008 года в качестве обязательного дискредитировавшего себя Единого государственного экзамена. Изъять из школьных программ некачественные учебники, специально «подогнанные» под ЕГЭ, и заменить их учебниками, созданными на конкурсной основе с участием общественной и родительской экспертизы.
– Отказаться от ратификации параграфа 2 статьи 11 Европейской социальной Хартии, который предполагает введение обязательного сексуального «просвещения» детей в школе как безнравственной, подрывающей нравственные традиции России и направленной на разрушение семейных ценностей.
– Включить в образовательные программы как альтернативу безнравственности и бездуховности, насаждаемой в обществе, предмет «Основы православной культуры».
– Выражаем протест против кулуарного изменения Федерального Закона «Об образовании» и отмены регионального стандарта.
– Выражаем недоверие Министерству образования и науки, нанесшему разрушительный вред системе образования России и неспособному к конструктивному диалогу с наукой, общественностью и родителями.
– Требуем отставки министра образования г-на Фурсенко и главы Федерального агентства по культуре г-на Швыдкого и привлечения их к ответственности за деструктивную деятельность.
– Требуем убрать с общественных телеканалов, финансируемых за счет средств налогоплательщиков, продукцию эротического и порнографического содержания. Настаиваем на немедленном введении нравственной цензуры информации.
– Требуем ввести государственный заказ и полное государственное финансирование кино-, теле- и видеопродукции, пропагандирующей традиционные ценности семейной, христианской, национальной культуры.
– Требуем разработать общероссийскую концепцию образования иных комплексных государственных программ – с участием широкой общественности и родителей, ориентированную на духовно-нравственное и патриотическое воспитание молодежи, обеспечив открытость ее обсуждения.
Общероссийское Общественное Движение «Всероссийское родительское собрание».



ЕГЭ нанесет вред не только образованию, но и экономике России

1. Россия упорно внедряет систему, которую уже забраковали западные страны. С 1 января 2009 года единый государственный экзамен (ЕГЭ) стал обязательной формой государственной аттестации для всех выпускников российских школ. Вузы обязаны принимать ЕГЭ в качестве вступительных экзаменов, и только некоторые учебные заведения (в частности, МГУ) имеют право проводить дополнительные вступительные испытания по профильным предметам.

Масштабный эксперимент по введению этого новшества российское Министерство образования проводило с 2001 года. Все это время упорно игнорировались протесты ведущих российских преподавателей, ученых и других специалистов, предупреждавших, что система ЕГЭ необратимо снизит качество школьного образования.

Система тестирования, по которой сдают ЕГЭ наши школьники, заимствована российским образованием за рубежом, где она используется уже довольно давно и успела зарекомендовать себя не с лучшей стороны. Во многих странах мира идет движение против этой системы контроля знаний, в Испании от нее уже отказались. В России же на введение системы единого госэкзамена в школах было потрачено 3,5 млрд. рублей. Средства в основном пошли на создание и оборудование информационно-ресурсных центров, а также переподготовку преподавателей под ЕГЭ. Возможно, чтобы оправдать эти гигантские траты, Минобрнауки, вопреки очевидным фактам, продолжает настаивать на том, что переход ЕГЭ в штатный режим проходит безболезненно и эксперимент по введению ЕГЭ успешно завершен.

2. Декларируемые достоинства ЕГЭ. По замыслам создателей, ЕГЭ оценивает знания и способности ученика более объективно, чем традиционные виды экзаменов, и помогает избежать коррупции и произвола при поступлении в ВУЗы. Кроме того, сторонники ЕГЭ утверждают, что новая система упростит поступление в вузы для абитуриентов из сельской местности и удаленных регионов. Абитуриент, не тратя денег на поездку, сможет подать заявление в выбранный вуз и приложить к нему информацию о сдаче ЕГЭ заочно - по почте или через Интернет, не приезжая лично в выбранный вуз. При этом можно подать заявление в несколько вузов. Вузы могут проверить информацию о результатах сдачи ЕГЭ в Федеральной базе свидетельств о результатах ЕГЭ.

Однако на практике эти прекрасные замыслы оказались далеки от идеала. "До сих пор никто в России не видел никаких официально подведенных итогов эксперимента по введению ЕГЭ, - подчеркивает Председатель Совета Федерации Сергей Миронов. - Просто в один прекрасный день было сказано, что эксперимент удался. Почему он удался? Где доказательства? В конечном итоге вся страна была ввергнута в то, что называют ЕГЭ".

3. ЕГЭ в реальности - необъективность и коррупция. Необъективность ЕГЭ открыто признается на самом высоком уровне. Компьютерная обработка, как показал эксперимент по вводу ЕГЭ, не идеальна. Чиновники упрямо продолжают отрицать очевидный факт ежегодных "утечек". Некоторые населенные пункты или регионы выдают очень хорошие результаты, однако это объясняется отнюдь не уровнем знаний, а отдаленностью и отсутствием контроля. Например, в прошлом году по числу участников ЕГЭ, набравших по трем предметам более 200 тестовых баллов предпоследнее, 78-е место среди всех регионов занял Петербург, последнее - Ленинградская область, а на первом месте оказалась Республика Марий Эл. Подтвердить или опровергнуть правильность результатов невозможно – это практически "военная тайна".

Власти уверяют, что ЕГЭ поможет покончить с коррупцией. Однако, по мнению председателя Всероссийского фонда образования Сергея Комкова, новая система оценки знаний лишь усугубляет проблему коррупции в сфере образования. "При столь жестких условиях, в которые всех выпускников поставило Министерство образования, по нашим оценкам, уровень коррупции при поступлении в вузы в текущем году может достичь 5 млрд. долл., - заявил Комков. - ЕГЭ уже породил огромную волну мошенников, зарабатывающих огромные деньги на изготовлении и распространении тестовых заданий". "Сфера ЕГЭ пронизана высокой степенью коррупциогенности. Сегодня стоит стон касательно тех сумм, которые чадолюбивые родители вынуждены платить. Что примечательно, нет практически ни одного заведенного дела о коррупции, которое было бы доведено до суда", - признает президент Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев.

4. Технические трудности ЕГЭ. Способность ЕГЭ уравнять шансы абитуриентов из провинции и центра также вызывает сомнения. "Чтобы подготовить ребенка к сдаче ЕГЭ, учитель должен сам отлично знать предмет. Нужны курсы повышения квалификации, и не раз в 5 лет, а чаще. В регионах организовать переподготовку учителей намного сложнее - прежде всего, из-за материальной составляющей, а также из-за небольшого количества педагогов: учителя на время прохождения курсов просто некому будет заменить", - отмечает председатель Всероссийского педагогического собрания Валентина Иванова.

Помимо этого, сдача ЕГЭ в небольших населенных пунктах вызывает и чисто технические сложности. Нередко школьникам приходится для этого ехать довольно далеко от дома. Так, выпускникам райцентра Жирновск Волгоградской области чтобы сдать ЕГЭ по английскому или физике, придется ехать в соседний район. Прямых автобусов туда нет, добираться придется около 3 часов. Причем каждую поездку предстоит оплатить за свой счет. Некоторые по этой причине уже отказываются от сдачи экзамена. Для многих выложить минимум 1500 тысячи за проезд для сдачи трех экзаменов - накладно. Выпускникам школы №4 Гатчинского района предстоит сдавать обязательные предметы ЕГЭ в поселке Сиверский, а необязательные - в Тайцах. Чтобы добраться до места, придется ехать в переполненной электричке. И это далеко не единичные примеры.

Техническая "боеспособность" ЕГЭ, о достоинствах которой так любят рассуждать высокие чиновники, вызывает большие сомнения. К примеру, 23 апреля этого года под угрозой срыва оказался единый госэкзамен в Красноярском крае и Республике Алтай - из-за аварии спутника "Экспресс-АМ2" (малодоступные населенные пункты могли получить задания только через Интернет, а доступ к нему обеспечивался вышедшим из строя спутником). На этот раз срыва удалось избежать, но где гарантия, что подобное не повторится?

5. ЕГЭ сужает право на получение высшего образования. При этом ЕГЭ вызывает у школьников гораздо больший стресс, чем традиционные выпускные экзамены - ведь от его результатов зависит не только "балл аттестата", но и возможность получить высшее образование. Между тем, исходя из результатов прошлого года, единый госэкзамен не может сдать каждый четвертый выпускник (в прошлом году на двойки ЕГЭ по математике сдали 23,5% выпускников школ, а по литературе - 25%). В этом году по итогам пробного ЕГЭ по математике, проходившего в Петербурге 22 апреля, по данным Регионального центра оценки качества образования, с заданием не справились около 20% участников эксперимента. Однако, по мнению учителей, среди которых преподаватели профильных физико-математических школ, количество провалившихся достигает 70%. Все эти выпускники имеют реальный шанс вместо аттестатов получить справки о среднем образовании. В условиях кризиса многим из тех, кто не сдаст ЕГЭ, грозит незавидная участь - они не смогут ни учиться, ни работать.

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Виктор Шудегов считает необходимым исключить из законодательства положение о минимальном количестве баллов по ЕГЭ, которое, по его мнению, неконституционно. Согласно этому положению, выпускник, сдавший два обязательных экзамена, но не сдавший необязательные, все равно получает аттестат об окончании школы, но при этом не может поступать в вуз с такими результатами.

ЕГЭ значительно сужает право на получение высшего образования, считает первый проректор Международной академии бизнеса и управления профессор Екатерина Добренькова. "Складывается ситуация, что человек, не прошедший определенный процентный экзаменационный порог, лишается всякого права получения высшего образования - даже за собственные деньги", - поясняет она. По ее мнению, для тех, кто не сдал ЕГЭ, есть только один путь к высшему образованию - пойти в колледж, чтобы потом получить право поступать в любой вуз без результатов ЕГЭ сразу на второй и третий курс по профильной специальности. У того, кто не прошел по баллам конкурс в государственный вуз, есть два варианта: либо поступить на платное отделение государственного вуза, либо прийти в негосударственный вуз.

6. ЕГЭ заменяет образование дрессировкой и разрушает систему образования. Чиновники пытаются сохранить приличную мину при неважной игре и соглашаются с тем, что, вероятно, придется пойти по пути упрощения тестов. Конечно, оценки от этого станут выше, в министерстве и на местах успокоятся. Но нетрудно предугадать, что будет с качеством образования. Между тем уже сейчас преподаватели вузов жалуются на низкий уровень образования абитуриентов. "Во всех университетах сейчас проводят дополнительные занятия на 1-2 курсах, чтобы вывести на тот уровень, который нам казался бы хорошим", - замечает председатель Совета ректоров вузов Сибирского федерального округа Николай Пустовой. Руководители ведущих ВУЗов страны во главе с ректором МГУ Виктором Садовничим неоднократно публично заявляли, что результаты ЕГЭ неприемлемы для оценки уровня подготовки абитуриентов.

Педагоги и ученые в один голос предупреждают: система ЕГЭ подменяет образование дрессировкой и попросту оболванивает детей! Просвещение - это не просто образование, которое можно свести к определенному кругу тестовых, "кроссвордных" вопросов, - подчеркивает президент СПбГУ, доктор филологических наук, профессор, академик РАО Людмила Вербицкая. Директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий считает ЕГЭ далеко не единственной проблемой в российском образовании. Однако она позволяет лучше увидеть многие "черные дыры" системы и ужаснуться. Ученый категорически против превращения детей в роботов, тупо следующих техническим требованиям, купирующим живую мысль, исключающим "многозначность понятий". Например, знание дат вовсе не гарантирует умение анализировать историю.

Тестирование в разумных пределах допустимо при оценке знаний по точным предметам, однако преподаватели физики и математики также утверждают, что оно убивает живую мысль. "ЕГЭ - удар по элитному образованию, подготовке национальной элиты (по системе развития талантов для ведущих университетов страны), - уверен профессор факультета ВМК МГУ им. Ломоносова Владимир Сухомлин. - Я рассматриваю проблему с ЕГЭ только в этом узком аспекте, так как негативное его воздействие на систему образования в целом давали уже, наверное, тысячи педагогов и специалистов системы образования, - поясняет он. - Сам я знаком с системой подготовки и развития детей в школе-интернате им. А.Н.Колмогорова, а также с подготовкой школьников в мехматовских классах. Опыт показывает, что совмещение реализации системы творческого целенаправленного развития детей с егэшной дрессировкой существенно снижает эффективность десятилетиями отрабатывавшейся и показавшей свою эффективность системы, ведет к психологической перегрузке школьников, дезориентирует учащихся и их родителей в целях подготовки. Нет сомнений, что введение ЕГЭ как обязательной и единой формы аттестации учащихся наносит значительный ущерб элитному обучению, развитию талантов. Поэтому естественно возникает мысль, что разве нынешней России не нужны будущие Колмогоровы и Келдыши?" - замечает Владимир Сухомлин.

Что же касается гуманитарных предметов, то оценить знания по литературе и истории с помощью ЕГЭ уж точно невозможно. "ЕГЭ по литературе - это преступление. Такой экзамен надо немедленно отменить. Литература не может и не должна быть формализована, - считает детский писатель и переводчик Михаил Яснов. - Надо персонально работать с каждым ребенком и с каждым классом. Надо научить детей думать над прочитанным, а не угадывать ответы на сухие вопросы".

7. ЕГЭ наносит вред экономике. "Тестовый характер ЕГЭ окончательно переориентирует систему образования с предоставления знаний и навыков самостоятельного обучения на зазубривания правильных экзаменационных ответов. Внедряемое в вузах компьютерное тестирование работает на тот же результат, довершая дело ЕГЭ. В результате хороший специалист выпускается системой образования не благодаря тестовой машине, а вопреки ей", - отмечает руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Эксперты Центра экономических исследований ИГСО считают, что введение ЕГЭ наносит вред не только системе образования, но и экономическому развитию России. "Глобальный экономический кризис выявил низкий уровень компетенции большой части персонала российских компаний. Крайне слабым показало себя руководящее звено, - замечает директор ИГСО Борис Каргалицкий. - Накануне кризиса господствовало представление, что экономике, прежде всего, нужны специалисты узкого профиля, не обладающие "посторонними" знаниями".

"Для выхода из кризиса необходимо провести изменения в образовательном сегменте страны. Изменениям должны подвергнуться системы управления и организации производства. Это требует подготовки огромного числа профессионалов нового качества. Место узкого специалиста предстоит занять работнику, обладающему многосторонними знаниями", - считает руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов. По его мнению, проблемой является не дефицит неких навыков, а общая слабость интеллектуально-психологической подготовки сотрудников.

8. Удастся ли отстоять право российских школьников на нормальное образование? Однако в неравной борьбе против большей части общества побеждают пока чиновники Министерства образования.

"Участники споров о ЕГЭ находятся в заведомо неравных позициях, - комментирует новый закон о ЕГЭ Сергей Миронов. - Среди противников множество известных педагогов, ученых, общественных деятелей. Они аргументированно доказывают пагубность ЕГЭ и для общеобразовательной подготовки учеников, и для судеб системы среднего и высшего образования. От сторонников никакой содержательной аргументации мы как не слышали, так и не слышим. Неизвестны даже официальные оценки результатов эксперимента". Председатель СФ призывает коллег-парламентариев к "правильной осаде чиновничьего бастиона", предлагает предоставить обществу достоверную и всестороннюю информацию о последствиях единого госэкзамена: "Убежден, рано или поздно эта информация сделает свое дело - ЕГЭ в его нынешнем виде будет отменен". Совет Федерации уже внес в Госдуму предложение сделать ЕГЭ альтернативным.

Пока же представители Минобрнауки все настойчивее говорят о возможности введения уже через год "малого ЕГЭ" для учеников девятого класса. Кроме того, сдача экзаменов в форме ЕГЭ может быть введена в педагогических вузах. "В педвузах ЕГЭ надо внедрять на каждом курсе, - считает Андрей Фурсенко. - Это нормальная проверка знаний, чтобы потом будущие учителя понимали, что ничего страшного в этом нет".

Опыт других стран показывает, что тестирование приносит пользу в разумных пределах, когда используется как элемент, но не как основа процесса. Однако сторонники ЕГЭ упорно видят причину всех неурядиц в технических, а не в системных ошибках, отказываясь признать, что умение ставить галочки и способность думать - совершено разные вещи.

Как бы ни была кому-то дорога честь мундира, система ЕГЭ рано или поздно должна потерпеть фиаско - придется признать, что она выхолащивает знания и разрушает российское образование. Более того, она социально опасна.



Если внимательно вглядеться в российские образовательные процессы, невольно наталкиваешься на факты, говорящие о том, что именно здесь сегодня проходит главный водораздел идейного и политического противостояния между Востоком и Западом. И именно в это русло направлены сегодня все усилия наших политических противников с целью дестабилизировать а затем и подчинить себе все социальные и политические процессы, проходящие в России.
Механизмы воздействия на сознание целой нации, отработанные на Америке в полной мере внедряются и распространяются в России.

Идея о ЕГЭ и о переходе на болонскую систему России была навязана вместе с займами от МВФ и ВБ в начале 90-х. Объяснением необходимости перехода на другую систему стала интеграция в Европейскую систему образования.
Данные говорят, что из России на учёбу в европейские университеты уезжает всего 800 человек в год! Эти студенты учились бы в Европе и в отсутствии ЕГЭ и нашей включенности в болонскую систему.

С подачи и при активном содействии западных консультантов российская система образования постепенно начала утрачивать свои индивидуальные особенности, свою самобытность и уникальность. В первую очередь это коснулось программного содержания, образовательных стандартов и системы оценки знаний учащихся.
Российские образовательные программы всегда отличались системностью и фундаментальностью, основанной на классическом подходе к формированию личности человека. Во главу угла всегда ставилось всестороннее развитие мыслительных способностей ребёнка, побуждение его к самостоятельной творческой деятельности. Сегодня российские образовательные стандарты полностью утилизированы и подогнаны под соответствующие американские аналоги, главной задачей которых всегда являлось прикладное использование уже наработанных кем-то открытий.
Столь грубое вмешательство в содержание образовательных стандартов привело к тому, что сами учителя сегодня не в состоянии в них разобраться. Школьный учитель поставлен в положение нерадивого ученика, который не может понять конечной цели своей профессиональной деятельности. Кроме того, это привело к грубому искажению научной фактуры по ряду предметов, особенно гуманитарного цикла. Так в 90-е годы мы получили новые учебники российской и мировой истории, в которых дана совершенно искажённая трактовка конкретных исторических событий. В частности, связанных с войнами, в которых участвовала наша страна. И это вполне понятно, потому что разрабатывались данные учебники под руководством и прямым присмотром со стороны Фонда Сороса и других «гуманитарных» организаций. Выхолащивание и искажение российских образовательных стандартов – важнейшая веха на пути полного разрушения нашего национального образования. Кстати, в 90-е годы Фонд Сороса активно выплачивал стипендии и гранты нашим учёным. Спецслужбы без труда знали, над чем работают наши учёные, чем облегчили себе работу.

Сегодня происходит переход к полностью платному высшему профессиональному образованию. Начинается следующий этап ограбления общества – приватизация системы образования России.
Андрей Фурсенко, занимающий сегодня пост министра науки и образования России, сделал заявление о путях дальнейшего развития образования в стране. Согласно версии главы важнейшего государственного ведомства в России больше не будет фундаментального классического образования. Это означает, что Россия лишается своего последнего национального приоритета.
Система образования России всегда была предметом зависти для западных научных кругов. Учёные всего мира во все времена признавали высочайший потенциал российской научной школы. Интеллект нации – это, пожалуй, единственное, что удавалось сохранить России даже в годы тяжёлого лихолетья. Именно благодаря научному потенциалу Россия всегда была величайшей державой мира.
Интеллектуальное развитие начинается со школьной скамьи. Не бездумное заучивание, а исследовательский процесс – вот что всегда отличало традиционную российскую школу.
Иностранные наблюдатели не могли понять, почему наши учителя настойчиво пытаются приучить школьников к умственной работе путём решения сложнейших задач и доказательств уже доказанных кем-то теорем. Казалось бы, намного проще и практичнее научить их пользоваться уже имеющимися доказательствами и ответами.
Именно таким путём идёт уже многие годы американская школа. Там нет кропотливой работы над развитием мыслительных способностей ребёнка. Взамен идёт процесс элементарного научения. Но «обучение» и «научение» разные понятия.
Научение предполагает выработку условных рефлексов на ту или иную жизненную ситуацию и применение отработанных приёмов для её разрешения. Но научению подвержены и животные, а некоторые, например, попугаи, умеют даже говорить, не понимая смысла произносимого.
Обучение предусматривает не просто закладывание в мозг ученика репродуктивной функции, но и развитие самого мозга, создание условий для его созидательной деятельности.
Наученный может воспроизводить только то, что в него было заложено, чему он научился.
Обученный может генерировать новые идеи, т.к. обучен думать, искать решения.
Система фундаментального классического образования способствует всестороннему развитию интеллекта, который будет способен творить, создавать, изобретать, постигать.
А система прикладного образования всего лишь стимулирует развитие у человека репродуктивных способностей памяти и никогда не сможет привести к созданию и изобретению нового интеллектуального продукта. Она не воспитывает в учащихся потребности к осмыслению того, что они изучают. Она не учит сопоставлять факты и явления, делать логические умозаключения, не учит творчеству. Такая система вообще не предлагает обучения логике. Она всего лишь приучает детей к рациональному использованию того, что уже создано до них.
В полном соответствии с теорией условных рефлексов Павлова ученику предлагается выбрать из различных вариантов ответов тот, который ему уже однажды встречался. Работает чисто моторная функция памяти. При этом ученик даже не задумывается над тем, что же он, собственно говоря, делает. Да перед ним никто и не ставит задачи обосновать своё решение.
Именно эту систему оценки знаний и внедряет сегодня министерство образования России.
Кому и зачем это нужно?
Видимо тем силам, которые мечтают окончательно лишить Россию своего национального суверенитета. Ибо мыслящий народ будет сопротивляться до конца, а с послушной «биомассой» справиться легко. Наученный по прикладной системе становиться внушаемым и управляемым. Не понимать этого может только человек весьма ограниченного ума. А через несколько поколений наш народ превратится в послушную «биомассу».
Складывается впечатление, что по чьей-то команде начался процесс полного разрушения всей системы российского образования. В спешном порядке началась «реструктуризация» сельской школы.
Итак, что собой представляет «модернизация образования» и какие последствия она может иметь для жизни государства Российского?
Первое и самое основное – данная реформа ведёт практически к полному переходу на платную систему высшего образования. Таким образом, образование в России переходит из разряда важнейших социальных функций государства по воспитанию и подготовке граждан страны к жизни и работе на благо Родины в разряд платных услуг и учёбы ради себя.
Таким образом, российское образование окончательно переведено из категории важнейших социальных институтов государства в коммерческую структуру, которая будет руководить процессом оказания платных образовательных услуг населению. При этом, несмотря на все протесты руководителей вузов, школьных учителей и родителей, продолжается эксперимент с проведением ЕГЭ. Все возмущённые письма на имя Президента России, оседают в «закромах» министерства образования. Многие ВУЗы в 2009 году недобрали абитуриентов на 50%, но отчеты в Министерство - все хвалебные. Если написать правду, то финансирование и без того мизерное (в зависимости от количества студентов) будет срезано.

Государство, в котором на образование тратится всего три процента от ВВП, обречено на гибель.
Древняя китайская мудрость гласит: «Хочешь спланировать жизнь на год – сей зерно, хочешь спланировать жизнь на 10 лет – сажай дерево, хочешь спланировать жизнь на сто лет – обучай детей».
Видимо, мы живём в полном противоречии с мудростью древних. Кстати Китай тратит на образование десятую часть своего годового бюджета. Мы никогда не достигнем результатов в экономике, если не будем вкладывать средства в развитие интеллектуальных способностей нации. Давно подсчитано, что на каждый вложенный в систему образования рубль через десять лет можно получить семь рублей прибыли. Но для этого сначала необходимо вложить и десять лет поработать. Ни одна отрасль производства не даёт такой прибыли. Если, конечно, не считать хищнического выкачивания природных богатств с целью их продажи по сиюминутным спекулятивным ценам. Но при этом надо помнить, что дважды одно и то же из недр не достанешь. Этот ресурс невосполнимый.
Тратить треть бюджета страны на оборону, оставив образованию крохи, на которые даже поддерживать в прежнем состоянии учебные заведения невозможно - это трудно назвать ошибкой. Это преступление, за которое будет расплачиваться государство на протяжении многих десятилетий. Но даже если проникнуться логикой генералов, требующих всё больше и больше денег на оснащение армии, то через несколько лет сложится ситуация, при которой обслуживать эту технику будет некому. Нищий, больной, слабообученный солдат сам будет представлять опасность для обороноспособности страны. С другой стороны если внимательно посмотреть на наши вооружённые силы, то тоже увидим неприглядную картину. Кто командует Вооружёнными Силами России? Кто проводит реформы в армии? Мебельный магнат! О чём это говорит? О многом.
Но это уже другая история, хотя из той же области.

Уровень подготовки выпускников средних школ и вузов за последние 12 лет резко упал. Это отмечают все независимые эксперты. Об этом же говорят и результаты пресловутого ЕГЭ.
Российское образование на протяжении многих веков складывалось как целостная фундаментальная система знаний, формирующихся на основе классического подхода. Это означает, что знания всегда рассматривались не с точки зрения необходимости научения человека каким-либо практическим действиям, а с точки зрения формирования человека как личности. Широта спектра знаний необходима человеку для понимания его места в этом мире, для осмысления сути своего существования на Земле. Только такая система способна породить менделеевых, ломоносовых, кулибиных, алфёровых. Поэтому сетования на перегруженность школьных программ и учебных планов академическими знаниями говорят о непонимании исторического пути, пройденного российской школой. Любая вариативность хороша лишь тогда, когда она ложится на стройную систему знаний.
Американская система образования всегда носила чисто прикладной характер. Это было исторически обусловлено тем, что уже изначально американское общество представляло собой конгломерат наций и народностей, сложившаяся не в результате многовекового этнического процесса, а в результате механического смешения отнюдь не лучших представителей мигрирующего населения мира. Наслоение множества культур и традиций на нигилистическую структуру появившегося всего триста лет назад американского государства привело к выхолащиванию сути образования подрастающего поколения. Вся система нынешнего образования США носит весьма примитивный характер. Её главный воспитательный постулат – «Америка превыше всего!». Этот дешёвый примитивный патриотизм вытекает из самой сути американского общества, в котором каждый индивидуум изначально ставит на высшую ступень борьбу за собственное выживание в этом мире зла и насилия. Среднему американцу присуще величайшее самомнение при минимальных знаниях. Вся система воспитания в американском обществе построена на презумпции силы. Американская система образования готовила и продолжает готовить приспособленцев для общества потребителей. Таким образом, в США сложилась чисто прикладная система образования. То есть главной задачей, которую ставит перед собой государство, является всемерная практическая подготовка человека к жизни в очень жёстком мире всеобщей конкуренции. К любому событию и явлению осуществляется подход с сугубо прагматических позиций.
Организаторы ЕГЭ очень хорошо усвоили курс практического прагматизма. Но они забыли о том, что Россия прошла совершенно отличный от Америки путь исторического развития, имеет свои, сложившиеся тысячелетиями традиции и прекрасную педагогическую школу. В этой связи возникает два возможных варианта. Либо они не ведают, что говорят, либо намеренно вводят в заблуждение общественное мнение страны, выполняя «заказ» своих заокеанских «дядюшек».
Когда организаторы ЕГЭ сокрушаются по поводу неправомерных расходов на малокомплектные сельские школы, они совершенно правы с точки зрения западной логики и с позиции прагматической целесообразности. Но по отношению к российскому народу они – преступники. Ибо тем самым они фактически обрекают на вымирание целые деревни и подрубают под корень устои вековой жизни российского общества. Потому что, хотят они этого или нет, но уже на опыте доказано, что когда в селе закрывается школа, из него происходит полный отток молодого населения, и село умирает. Упования на так называемую «реструктуризацию сельских школ» (то есть на укрупнение и перевод детей в районные и областные центры с проживанием в интернатах) будут иметь ещё более пагубные последствия. Ибо произойдёт полное разрушение семьи как основного социального института общества. При отсутствии воспитания происходит нравственная деградация. А о воспитании детей уже никто не вспоминает.
Как только государство переведёт образование из сферы своих социальных и политических функций в разряд коммерческих услуг, оно действительно, как утверждает академик Львов, рухнет. И поднять его уже не смогут никакие инвестиции и зарубежные займы. Нравственный дефолт намного страшнее экономического, ибо после него уже некого будет поднимать.
Никогда, ни в какие времена образование не являлось предметом купли-продажи. Это долг, который вечно отдаёт старшее поколение младшему за тот кредит, который оно в свою очередь получило от отцов и дедов. Подсчитать сумму этого долга невозможно. Но разрушение этой цепочки может иметь трагические последствия для всего человечества. Каждый человек в нашей стране имеет право на приобщение к величайшему историческому опыту, накопленному поколениями россиян. И ни один чиновник не вправе решать, имеет ли право ребёнок на получение достойного образования или нет. Главная задача государства – обеспечить равные возможности получения всей суммы знаний для любого гражданина страны. Поэтому введение понятия «образовательные услуги», за которые гражданин должен платить из собственного кармана, является грубейшим нарушением прав человека. ЕГЭ – это всего лишь инструмент для перевода российского образования на платные рельсы.
В рамках так называемой «модернизации образования» фактически идёт тихая контрреволюция, практически незаметная невооружённому взгляду. Только специалисты понимают, что значит замена терминологии «образовательное учреждение» на «некоммерческая образовательная организация». В рамках государственного учреждения их руководители не имели права брать деньги за обучение детей ни под каким предлогом. Теперь «для обеспечения учебного процесса» директор школы или ректор института может установить дополнительные взносы, которые поступают в кассу (а порой и мимо кассы) учебного заведения. Наши «реформаторы-экономисты» доказывают, что это только на пользу учебному заведению и самим учащимся. Всё было бы так, если бы не один прискорбный факт: сегодня в нашей стране 30 миллионов человек живут за четой бедности. А значит, эти люди не в состоянии платить за учёбу своих детей. И их дети обречены на нищенское существование. Но даже если не брать в расчёт эту категорию граждан России, то сегодня человек, имеющий по статистике «средний достаток», так же не в состоянии оплатить эти так называемые «образовательные услуги». Только около 10% населения России после перехода на платную систему образования будут получать полноценное образование. Остальным 90% населения остаётся один удел: либо медленно вымирать, спиваясь и одурманивая себя низкопробными наркотиками, либо превратиться в касту рабов при новых хозяевах. Если к «реформе образования» прибавить «реформу медицинского и социального обеспечения», которая также предполагает переход к платной медицинской помощи и отмене всех социальных льгот, то картина становится довольно мрачной. Но это как раз то, чего добивается от нас «западный мир».

Высшее профессиональное образование переводится на двухуровневую систему. Проучившись четыре года, студент получит степень бакалавра, которая, как образно выразился ректор МГУ Виктор Садовничий, фактически будет равняться уровню лаборанта. Для обучения второй ступени – магистратуре – нужно будет платить. И платить не мало.
Авторы реформы упорно пытаются доказать, что бесплатного образования не бывает, что всё равно кто-то должен платить.
Вот что говорит Эдуард Днепров, академик РАО, министр образования в 1990-1992 гг. (газета «Аргументы и Факты», №41, 2005 г.)

«Главная беда в том, что сегодняшние реформаторы рассматривают образование лишь как «сферу услуг». И, естественно, платных. Эту бредовую идею Минобрнауки уже который год усиленно вбивает в общественное сознание. Фурсенко заявляет, что от термина «бесплатное образование» надо уходить, поскольку такого всё равно не бывает: за образование платит либо государство, либо бизнес, либо сам учащийся. Это или дремучая некомпетентность, или беззастенчивая ложь! Ведь государство платит за образование за счёт средств налогоплательщиков. Люди уже так или иначе заплатили за обучение своих детей, но псевдореформаторы пытаются заставить платить их второй раз .
За последние десять лет реальное финансирование образования сократилось вдвое. Наше образование дошло до уровня беднейших африканских стран. По расходам на одного учащегося средней школы в процентах к подушевному ВВП мы занимаем предпоследнее место в мире — перед Зимбабве. Сегодня уже более 800 тысяч детей школьного возраста неграмотны, а более 3 млн. вообще не учатся в школе».

Образование без цели перестает быть ресурсом производства, превращаясь в услугу, финансируемую по принципу “деньги идут за учеником”. В этом случае «структура государственного сектора образования ставится в зависимость не от государственных интересов, а от взглядов потребителей услуги, которые не несут за свой выбор никакой ответственности, так как распоряжаются чужими деньгами» - считает вице-президент РАН Александр Никипелов.
Вирус денег, идущих за студентами, стимулирует укрупнение вузов и подготовку массы узких специалистов для мобилизационной экономики. Рост числа выпускающих кафедр создает нелепую ситуацию – большинство выпускников либо работает не по специальности, либо по специальности, но за рубежом.
Ответ на вопрос о конкурентоспособном содержании образования дает 300-летняя петровская военно-морская система, ведущая начало от Навигацкой школы, - стартовой площадки всех образовательных заведений России. Ее продукт - Ломоносов и Крылов, Колчак и Берг, композитор Римский-Корсаков и художник Верещагин. Свою конкурентоспособность эта система подтвердила в послевоенный период при реализации ракетно - космического и атомного проекта.
Л.А Майборода, президент Петровской академии наук и искусств, о вреде ЕГЭ (из письма Председателю Правительства РФ М.Е. Фрадкову)
Л.А Майборода Лауреат Государственной премии СССР, Лауреат премии Минвуза СССР, доктор технических наук, профессор.

«Чиновники Министерства образования и науки втянули страну в сомнительную для будущей России реформу образования по образцу «болонского процесса». Правительство вместе с Вами поддержало его и приняло ошибочное управленческое решение, точнее преступное для страны решение о повсеместном внедрении четырёхлетнего высшего образования и компьютерном едином государственном экзамене.
Опыт четырёхлетнего образования в Вооружённых Силах СССР уже был и дал сугубо отрицательный результат. От этого вовремя отказались.

Единый государственный экзамен (тестовый контроль знаний) общественность России воспринимает как недоверие власти российскому учителю, который обеспечивал без ЕГЭ столетиями подготовку достойных кадров. Возникает вопрос, сколько можно терпеть эти сомнительные реформы?

Выдающиеся учёные убедительно доказывают власти, подобная реформа отрицательно скажется на будущем развитии государства.
Народ устал от обезьянничания некоторых ваших министров перед Западом. Я говорю Вам это с сознанием гражданина России, взявшего на свои плечи вместе со своим поколением тяжёлую ношу по созиданию страны в годы холодной войны.
Сегодня сотня чиновников, не заинтересованных в развитии страны или будучи недоучками в государственном управлении поддерживают, силком насаждают мафиозные проекты устройства общества, которые народ не принимает ни умом, ни сердцем.

Может достаточно испытывать терпение народа?

Может власть устанет от издевательства над народом, служа очередному дьявольскому « изму» в конце концов?
Не добавляйте к монетизации, проблеме обеспечения лекарствами, бездействие Правительства в восстановлении сельского хозяйства (фермер на пяти гектарах не накормит не только страну, но и себя) и крупной промышленности, разрушения отечественной науки ещё одну ущербную для страны реформу.
Неужели в Правительстве России не знают прописную истину: ни одна нация не сохранит себя, не сохранив самобытную, нравственную систему воспитания и обучения молодого поколения.
Учёные устали от лепета министра Фурсенко, который, по нашему мнению, не дорос до этого поста, разбазаривает огромные бюджетные средства на разработчиков и обработчиков разных тестов, на заграничные командировки для перенятия «передового» зарубежного опыта в ущерб своей стране и не видит главного в деятельности Министерства, записанного в Конституции страны: обеспечить обязательное 9-летнее образование (почти 15% детей его не получают), обеспечить доступность всех ступеней образования, обеспечить качество учителей (всего 1-2% выпускников педвузов идут работать по специальности), обеспечить село учителями (а не закрывать сельские школы, которые готовы перейти на вахтовый способ обучения) с предоставлением им жилья (ведомственного или личного) и достойного вознаграждения за их нелёгкий, особенно сегодня, труд, накормить голодных студентов. Есть чем заняться Министерству образования и науки, а не придумывать губительные для страны реформы.
И ещё одна просьба: не позволяйте вмешиваться чиновникам из Министерства образования и науки в систему подготовки кадров в Министерстве обороны РФ. Принятое решение о вмешательстве в эту систему уже в явной форме угроза потери военной безопасности страны».




Несколько слов о мифах

Миф номер один. В последнее время бывший министр образования Владимир Филиппов постоянно рассказывал стране о ЕГЭ, как о средстве борьбы с коррупцией в системе образования. По его словам, теперь просто невозможно подделать результаты этого экзамена и принимать в престижные институты будут по объективным данным ЕГЭ всех, набравших большее количество баллов. Поверить в это – значит поверить в чистоту и честность мгновенной лотереи, именуемой в народе «лохотроном». Однако наша жизненная практика показывает, любая лотерея – блеф, приносящий доход только своему заказчику.
Сегодня вузы завалены результатами этого самого ЕГЭ, приходящими со всех концов страны. Легковерные абитуриенты направляют свои документы и сидят, «ожидая у моря погоды», в надежде на зачисление. На самом деле не всё так просто. На одно вакантное место приходит несколько десятков заявлений. Причём многие из них имеют одинаковые баллы. Процесс зачисления как раз и представляет собой ту самую лотерею. Преподаватели, не видя в глаза своих будущих студентов, решают, кому они будут передавать свои знания только на основании бумажек. В такой среде почва для коррупции процветает в ещё большей степени, чем при очном зачислении. И поймать взяточника нельзя. Ибо понять, почему при равном количестве баллов зачислен один человек, а не другой, просто невозможно.
Миф номер два. Говоря о всеобщей доступности образования, господин Фурсенко умалчивает о том, что практически все услуги студентам сегодня предоставляются вузами за деньги.
Таким образом, нашим деревенским «кулибиным» нет места на этом празднике жизни, именуемом «высшее образование». И какие бы мифы не придумывались ретивыми чиновниками, Россия при подобного рода «реформе образования» скоро скатится на уровень стран «третьего мира».

Юридическая часть
Этот весьма сомнительный эксперимент волнует российское образовательное сообщество уже не первый год, хотя специалисты в области образования и науки пытается представить в качестве панацеи от всех бед современного образования "экспериментом". Недавно в Москве состоялась Всероссийская конференция "Единый государственный экзамен в системе российского образования". В ней приняли участие ведущие эксперты в данной области и представители ряда регионов, где ЕГЭ проводится не первый год. И эта конференция пришла к выводу, что эксперимент по внедрению ЕГЭ в России не состоялся, ибо нельзя считать научным экспериментом то, что осуществляется с грубейшими нарушениями правил проведения научных исследований, и тем более то, что проводится с грубейшими нарушениями
действующего законодательства.

Вот мнение независимых экспертов:
"В ч. 2 ст. 21 Конституции РФ написано: "- Никто не может быть, без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам". Если условие добровольности не выполняется, то испытуемые превращаются в подопытных лиц. Главная разница между испытуемыми и подопытными заключается в признаке
добровольности участия в тестовом процессе.
В ЕГЭ нет ничего похожего на эксперимент: Правительство РФ не является научным учреждением, оно никем не уполномочено проводить эксперименты на детях, у него никогда не было никакой научной программы этого "эксперимента", нет критериев его эффективности, нет научных гипотез. А без этого эксперименты вообще не проводятся.
Нет самого главного - за несколько лет экспериментирования за счёт налогоплательщиков Правительство не опубликовало никаких правдивых научных результатов своего "эксперимента". Отчёты предоставляются только Правительству РФ на основании постановления 119 (2001 г.) пописанного М. Касьяновым. Всё, что можно было засекретить, продолжает оставаться таковым до сих пор, хотя подобная практика должна была быть наказуемой по российским законам. На языке чиновников информация по ЕГЭ называется "конфиденциальной". Эта конфиденциальность мешает независимым
экспертам разобраться в подлинной сути ЕГЭ.
Иногда говорят, что ЕГЭ - не научный, а социальный эксперимент. Но тогда ситуация ещё хуже: помимо отсутствия всех перечисленных научных признаков, необходимо разрешение Госдумы и согласие граждан стать подопытными, чего опять- таки до сих пор нет.

В свете приведённых аргументов действия Правительства РФ можно однозначно толковать, как нелегитимные социально-образовательные и коммерческие опыты над детьми и над кошельками их родителей. Но в законе о Правительстве РФ нет ничего похожего, что позволяло бы ему заниматься подобными " экспериментами-опытами" на детях.

Ни одно демократически ориентированное государство не вправе воздвигать барьеры перед своими гражданами. Это запрещает Конвенция ЮНЕСКО по борьбе с дискриминацией в области образования (Париж, 14 декабря 1960 г.). Россия ратифицировала её и тем самым взяла на себя обязательства обеспечить равный для всех доступ к образованию.

Суд может поинтересоваться и таким вопросом: каким образом было утверждено Положение, согласно которому все двоечники по ЕГЭ в аттестат получают тройки? В результате они уже пятый год - троечники "в законе" и очень довольны таким подарком бывшего руководства Министерства образования. А какой ущерб наносится стране? Сейчас готовится законопроект, в соответствии с которым ЕГЭ к 2009 году должен выйти из стадии государственного "эксперимента", и он станет обязательным для каждого, по сути, ЕГЭ превратится в обязательную государственную экзекуцию для каждого, кто заканчивает школу. А теперь уже вовсю начинают проводить и так называемый малый ЕГЭ для выпускников девятых классов.
Ссылки на другие страны мира лукавы и полностью лишены каких-либо оснований: там нет ЕГЭ, а есть Национальные системы общественно-профессионального оценивания уровня и структуры подготовленности абитуриентов. Есть, кроме того, и Национальные системы аттестации и сертификации тех, кто хочет получить документ, подтверждающий компетенцию добровольного заявителя. Государства в этих потенциально коррупционных сферах в развитых странах нет". Таково мнение экспертов.

Опрос
Как влияет ЕГЭ на качество образования?
Улучшает 13%
Ухудшает 50%
Никак не влияет 37%
Опрос проведён исследовательским центром портала SuperJob 24 июня 2009 года (выборка 1800 респондентов)

Итак, что же мы получили в результате реформы образования?
При том насколько коррумпирована Россия сегодня, было очевидно, что коррупция при поступлении в Вузы переедет на другой уровень – в школу и в центры по проведению ЕГЭ; Так и случилось.
Известно, что все центры по тестированию в мире – частные, где разработка и проверка тестов производится независимыми экспертами, и никто не знает, где и кто будет проверять твой тест.
Сомневаемся, что сегодня можно найти независимых экспертов в России, кто согласится сделать экспертную оценку ЕГЭ по многим причинам:

1. МГУ и СПГУ получили отдельный статус и ректоры запретили сотрудникам высказывания по ЕГЭ;
2. Центры по проведению ЕГЭ административно и материально зависят от результатов ЕГЭ;
3. Оценка работы школ зависит от результатов ЕГЭ;
4. Министерство образования коррумпировано, наполнено непрофессионалами, и не патриотами, которым далеко до интересов России;
5. Многие ВУЗы в 2009 году недобрали абитуриентов на 50%, но отчеты в Министерство - все хвалебные. Если написать правду, то финансирование и без того мизерное (в зависимости от количества студентов) будет срезано. Ректоры будут молчать;
6. Размер зарплат школьных и вузовских учителей так мал, что о чести, достоинстве и ценностях большинство педагогов не вспоминает;

В результате внедрения ЕГЭ множатся платные курсы по его подготовке и сдаче. В Москве цены на услуги репетиторов выросли в среднем на 30%. О воспитании речи не идёт, всё, что останется в школе будет натаскиванием на сдачу ЕГЭ.
Этот уже свершившийся факт, что нынешний выпускник средней школы не расположен к чтению художественной литературы, редко обращается к созданию письменного текста и весьма примитивен в использовании устной речи. Устную речь определяют не школа и семья, а улица и телевизионные ток-шоу как производные от шоу-бизнеса.
Это значит, что в школьном преподавании и воспитании слабо представлены в фактах и упражнениях образцы как литературной, так и деловой и устной речи, которая основывается на письменных источниках, их чтении, понимании и обсуждении.

Чем чреват «тестовый» подход к оценке знаний?
Интуитивно отвергают его и математики, и гуманитарии. Безапелляционно проводят его в жизнь только чиновники как «наиболее образованная» часть общества. При этом ссылаются на общемировой процесс. В этом прогресс чиновного мышления.
Тест на первый взгляд безобидно имитирует мышление - выбор верного из некоторого набора, где верное рядоположено неверному. Некоторые полагают, что это следствие кибернетического, машинного подхода к интеллекту. Но, скорее всего, даже робот «мыслит» не так, если он запрограммирован мыслить.
Выбор возможного не всегда есть правильный выбор. Мир не предлагает нам безальтернативные решения. И часто выбор, сделанный как правильный, опровергается временем. История – это есть непрерывная последовательность ошибочных выборов человечества и его вождей.
Знание иерархично. Если мы знаем нечто, то предложенный нам на выбор наряду с правильным ответом набор неправильных лишь искажает сознание. Любое испытание (экзамен), данное через диалог, всегда чревато обучением, а следовательно, обретением знания.
Испытание через тест предлагает угадывать, настраивая на игровое отношение к познанию (симптом рулетки).
Такое знание называется мозаичным сознанием. Это, прежде всего, удобно чиновникам, они обязаны не мыслить, а принимать решение (популистское или непопулярное, вынужденное или волевое, о правильности нет речи в безальтернативной деятельности). Мозаичное мышление видит мир знаков как тест, а мир – как тест, где все слова по-своему равны: «океан» и «лохань», «путеводная звезда» и «звезда шоу-бизнеса». В этом мире, если обратиться к нашим экзаменационным тестам, в принципе любой ответ правилен.
Текст, положенный как мозаичный тест, противоречит логической основе мышления. Он противоречит этическому императиву, ибо верное рядом с неверным при незнании этого верного приводит слабый ум к неразличению добра и зла. Знающего – очевидный правильный ответ в окружении ложных (лживых) вариантов оскорбляет как ненужная подсказка. А что это даёт невежде? Возможность угадывать «методом тыка».
Древняя мудрость гласит: «Хочешь спланировать жизнь на год – сей зерно, хочешь спланировать жизнь на 10 лет – сажай дерево, хочешь спланировать жизнь на сто лет – обучай детей».
Видимо, мы живём в полном противоречии с мудростью древних, если позволяем такое творить с нашими детьми.
Российское образование на протяжении многих веков складывалось как целостная фундаментальная система знаний. Это означает, что знания всегда рассматривались не с точки зрения необходимости научения человека каким-либо практическим действиям, а с точки зрения формирования человека как личности. Только такая система способна породить менделеевых, ломоносовых, кулибиных, келдышей, алфёровых.

Большая дискуссия разгорелась в обществе, Интернет переполнен письмами и мнениями, но общественное мнение строится на внешней форме и организации, а по содержанию ЕГЭ могут говорить только эксперты. К сожалению, их голос никто не хочет слушать.

ЕГЭ – не тест! В России не было культуры составления тестов. У нас все знают о контрольных проверках, но тесты – это не контрольные работы. Тестирование – это проверка знаний, основанное на когнитивной психологии и знании предмета. При этом проверка должна вестись тех знаний и навыков, которые обучаются и изучаются в школе. Главная проблема по форме и содержанию – ЕГЭ (на примере английского языка) проверяет знания, которым никто никогда в нашей школе не обучался (чтение). При этом в комиссии ЕГЭ по английскому языку стоят имена профессионалов, но тесты, похоже, выполнены не этими людьми. Скорее всего, тест написан студентами, не имеющими опыта работы и понимания дела.

В результате внедрения ЕГЭ множатся курсы по его подготовке и сдаче, что в свою очередь (хорошо видно на примере тестирования в США) приведёт к ликвидации процесса воспитания и образования. Все, что останется в школе будет натаскиванием на сдачу ЕГЭ.
Сергей Комков, Президент Всероссийского фонда «Образование», доктор педагогических наук, профессор, говорит: «За семь лет на эксперименты с ЕГЭ было потрачено около 1 млрд. долларов. В случае отмены этого экзамена возникнет вопрос: зачем и на что были израсходованы такие огромные средства? Отвечать на него ответственным за ЕГЭ чиновникам очень не хочется. Кроме того, переход на тестовую систему был вопросом политическим. Эта модернизация российского образования происходила при активном участии американских советников».
А мне хочется задать ещё один вопрос: «А чей это миллиард долларов? Неужели бюджетные, выделенные на ремонт аварийных школ?
По данным только 2004 года в России насчитывалось 64977 общеобразовательных школ. Из них по результатам приёмки служб санитарно-эпидемиологического надзора годными к проведению занятий были признаны только 41035, или 55,5% а 333 школы вообще закрыты. В Якутии, например, в 2002 году было потрачено 50 миллионов рублей на проведение эксперимента по внедрению ЕГЭ. Хотя большая часть якутских школ настолько ветхие, что горят и гибнут дети в огне.

Вот так. Во-первых, заплачено! Вспомним 90-е (сейчас ими принято умиляться), рекламу очередных мошенников, мошенники уже сидят, а реклама крутится на послушном телевидении – уплачено!
А во-вторых, нельзя обидеть американских советников, они нам только добра хотят, как и грузинам. Грузины же на них не обижаются.

Серьёзно суть буржуазной школы (на примере французской) изложил Сергей Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием». Вкратце это школа «двух коридоров». Упрощённая школа – для масс, то есть для «продукта мозаичной культуры», для тех, кем манипулируют. И элитная, для тех немногих, которые будут манипулировать «единым» большинством. «Одной из задач реформы после 1989 года в России стала трансформация советской единой школы в школу «двух коридоров», - заканчивает С. Кара-Мурза.

Отсюда становится понятным свёртывание литературного образования. Литература – творческий предмет, это не просто знание, но предмет, близкий к самому производству знания как собственно нового. Здесь есть установка на ценность, на эстетическое и моральное предпочтение. Литература искони участвует в процессе манипуляции сознанием, но она и воспитывает активное сознание, способное противостоять манипуляции. Американские советники вряд ли в этом заинтересованы, а наши подобострастные реформаторы соглашаются с необязательностью литературы для будущего русского буржуа-пролетария, поскольку сами являются носителями мозаичного (клипового) сознания. Это сознание формировалось на закате прошлого века, и тогда прилежные ученики – сегодня сами учителя.

Приведу высказывание академика Ю.В. Рождественского, из которого следует неисчерпаемость художественного текста, когда бы он ни был сочинён: « В каком литературно-художественном произведении действует как бы авторская гипотеза об описываемой действительности, и следует писать о «правдоподобном поведении людей (и вещей) в предлагаемых обстоятельствах. Авторская гипотеза художественного текста считается индивидуализированной для данного текста (тогда как в науке исходные гипотетические посылки науки общие для всех текстов данной науки). Способность развёртывать множество исходных гипотез лежит в основе метода знания художественной литературы. Содержание этого знания, так же как и научного знания, окрашено духом объективного анализа действительности, что составляет этическую основу художественных текстов».

Взгляд на произведение как на авторскую гипотезу развёртывает творческую фантазию как ученика, так и самого учителя, а это делает рассмотрение интересным и не рассчитанным на окончательное решение. Так, стиль автора формирует вкус читателя и ориентирует на то, чтобы стать читателем на всю жизнь. Подобный подход невозможен в «тестовом» представлении. Поэтому читатель гибнет в ученике, распростившемся со школой. Или попадает со временем в дурную бесконечность чтения массовой литературы: клиповое сознание диктует следовать за рекламой, так дураки поддерживают коммерцию, а коммерция плодит дур и дураков – как следствие облегчённого образования.
Оправдание массовой литературы для обывателя в том, что в ней якобы «всё как в жизни». Вот учительница Каленова, взывая к «модернизации» и призывая уйти от наскучившей классики к современности, приводит оправдывающее её призыв откровение современной школьницы: «…отвечая на вопрос о том, чем привлекают их произведения Пелевина, Ерофеева, Толстой, многие учащиеся отвечали так: «Здесь нет абсурдно простых и, как мне кажется, совсем не реальных сюжетов о том, как нищий студент убивает старуху-процентщицу и в результате «ограбления» получает не деньги (что было бы вполне логично), а моральные страдания. Здесь всё как в жизни, так, как должно быть» (из отзыва ученицы 11-го класса). Критический (размышляющий, выстраивающий гипотезы) русский реализм не воспринимается клиповым сознанием. Если убил, ограбил, так живи на эти деньги без пресловутых нравственных страданий! На этом построены сегодняшние сериалы, где убийцы всего лишь деловиты, жертвы глуповаты, а сыщики интересны своей личной жизнью, а не способностями к поиску преступников. О такой жизни можно мечтать, и читать о ней интересно.

Кстати, о мечте: в Сбербанке плакат: «Даша мечтает стать моделью», где изображена очень милая Даша ещё дошкольного возраста. Зачем этой Даше вообще идти в школу? Надо лишь наращивать фигуру, которая может стать удачной деталью клипа, состоящего из одежды и упакованной в неё удобной модели.
Учительница Калёнова горестно констатирует: «Не секрет, что отличительной чертой русской классической литературы является её ярко выраженная нравственная основа. Создаётся впечатление, что в России с самого существования государства никто не знал, как надо жить, чтобы жить правильно, и потому отечественная литература благородно взяла на себя неблагородную миссию по обучению всех желающих этой премудрости. Поэтому и получается так, что история развития русской литературы – это история построения некой идеальной жизни».
Итак, сегодня, когда государство, наконец, предлагает нам «идеальную жизнь», надобность в литературе минимальна. Согласно Пушкину, «поэзия - выше нравственности», значит, долой поэзию, если мы её ещё не опустили ниже нравственности.
Если серьёзно, то клиповое сознание исключает ту этическую составляющую, которая увязана с классической эстетикой, в частности нашего 19 века. В своём антиклассическом пафосе «модернизаторы» смыкаются с постмодернистами, хотя старательно замалчивают хамскую направленность нашего домашнего постмодернизма. На заре перестройки я случайно попал на какое-то интеллектуальное собрание, где довольно юный докладчик, бойко цитируя каких-то новейших властителей западных дум, привёл свою речь к заключению, что «мозг – говно это и говно есть мозг». Я тогда не ожидал, что скоро это станет избитой истиной. «Есть упоение в говне», - пародирует классика поэт-лауреат Т. Киберов, творения которого входят в программу по литературе. «Я лиру посвятил сюсюканью, оно…» - учат Кибирова нынешние школьники как образец, на котором продвинутый учитель объяснит им, как мелок был Некрасов, который посвятил лиру народу.
Не странно, что в результате ни классическую, ни «современную» поэзию сегодня народ не читает. На этом пути автор-постмодернист, как бездарный, так и одарённый, является стрелочником, направляющим читателя в тупик массовой культуры. В этом его востребованность в коммерческих кругах.
Модернизаторы и либералы были правы, если бы выступали против вульгарного «советского» взгляда на литературу, выискивающего положительных и отрицательных героев там, где их не предполагал автор. Но вот некто (Интернет) вспоминает с горечью «слова либералки Ирины Хакамады о том, что беда либерализма в России – это следствие отсутствия в русской литературе образа положительного героя-бизнесмена…». Ужас для современника – мировая литература подчёркнуто антибуржуазна, будь то чистая лирика или сатира. Типичный русский бизнесмен – Чичиков! Сегодня, не найдя себя в литературе, бизнесмен (буржуа, он же заказчик!) старательно искореняет её образования руками своего министерства образования.

В своей книге Сергей Комков «День дурака. Агония русской школы» пишет:
«С началом ельцинской эпохи на арене появились так называемые «младореформаторы». Большая часть из них проходила обучение и стажировки в Гарвардском университете США, который является главным разработчиком программы по развалу интеллектуального пространства России. Через сито гарвардской профессуры прошли многие руководители системы образования России.
Это Александр Асмолов, бывший заместитель министра образования, который заявил о необходимости переориентации всего процесса воспитания в российской школе на западные стандарты, провозгласивший, что в России нужно воспитывать не гражданина своей страны, а безродного космополита – «гражданина мира».
Это Елена Чепурных, бывший заместитель министра образования, пытавшаяся всеми правдами и неправдами насадить в нашей школе курс «полового воспитания», распространяя в школах презервативы и приучая 12-летних девочек пользоваться ими. Это привело фактически к разрушению основ российской морали и нравственности, что привело в свою очередь к всплеску детской преступности на сексуальной почве.
Это Виктор Болотов, бывший заместитель министра образования, первым подхвативший и поднявший на щит идею ЕГЭ.
Это Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, который фактически и стал «крёстным отцом» ЕГЭ и всей системы «модернизации».
Недавно Владимиру Путину был направлен «фундаментальный доклад о совершенствовании структуры образования». Этот молодой человек без зазрения совести именующий себя учёным, предлагает ни много ни мало: всего лишь просто ликвидировать российское образование. Он просчитал, сколько нужно иметь в России грамотных людей. оказалось, что совсем немного – 20-25 %. Его просто возмущает тот факт, что «в нищей России учится 98,6% подростков в возрасте 16 лет и на среднее образование тратится больше, чем на высшее». Это вполне вписывается в доктрину бывшего Директора ЦРУ Алена Даллеса, в соответствии с которой на территории России должно остаться не более 40-50 миллионов человек, которым будет отведена роль обслуживающего персонала при новых хозяевах.
Господин Кузьминов видимо хорошо усвоил курс практического прагматизма. Но забыл о том, Россия прошла совершенно отличный от Америки путь исторического развития, имеет свои, сложившиеся веками традиции и прекрасную педагогическую школу.
А на вершине этой пирамиды оказалась фигура человека, который сам по себе никогда не являлся разработчиком и инициатором каких-либо преобразований, никогда не блиставший какими-либо педагогическими идеями, - бывший и не самый лучший, на взгляд многих специалистов, ректор Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы Владимир Филиппов. Именно он стал двигателем так называемой «реформы образования».
Не дожидаясь окончательного решения законодателей, бывший министр образования Владимир Филиппов уже весной 2004 года поспешил своим приказом ввести в действие совершенно непроработанные образовательные стандарты. Неслучайно он получил от короля Бельгии Большой орден «За заслуги перед высшим образованием Европы». И отнюдь не случайно в интервью журналу «Итогам» прозвучали весьма значимые и соответствующие его политике слова: «Я всегда был либералом в образовании. Ориентация на мировые образовательные тенденции пронизывала всю мою душу».
Отцы «модернизации» без умолку вещают о необходимости перестройки всей системы образования в России. При этом забывая разъяснить гражданам суть своих «преобразований». А они предельно просты. Это полный перевод образования из разряда важнейших социальных функций государства по подготовке к дальнейшей самостоятельной жизни подрастающего поколения своей страны в разряд платных услуг, которые каждый гражданин страны будет получить в меру своих финансовых возможностей».



Мы имели школу действительно лучшую в мире — и нам запрещают ее сохранять! C.Г.Кара-Мурза
журнал «Российская Федерация сегодня»

Мы имели школу действительно лучшую в мире — и нам запрещают ее сохранять! Мол, изменения российского общества таковы, что ему такая школа не нужна. Потому-то и хотят ее переделать, что наша школа слишком хорошо учит детей.
Великая Отечественная война продолжалась 1418 дней. На ее изучение в школе современная программа отпускает учителю 6 уроков, или 240 минут. Зато в школьные стандарты разработчики не забыли вставить такие темы, как «Гуманизм», «Формирование идеологии либерализма», «Модернизация как процесс перехода от традиционного к индустриальному обществу», «Холокост», «Глобализация», «Становление информационного общества», «Экуменизм», «Политическая и социальная идеология тоталитарного типа».
Нынешняя реформа в России задумана как смена типа цивилизации. Иными словами, как самая глубокая, какая только возможна в обществе - типа протестантской Реформации, заложившей основы современного Запада. По тому потрясению, которое означает такая революция для России, она оставила далеко позади Октябрьскую революцию. Сейчас, когда первый натиск захлебнулся, нанеся стране тяжелые раны и контузии, об этих замыслах говорят меньше. Но они вовсе не отменены, просто переделка несущих конструкций исторической России идет с меньшим шумом.
При советском строе сложилось определенное жизнеустройство, лежащее на исторической траектории развития России как цивилизации. Споры о том, как назвать это жизнеустройство и было ли оно социализмом, являются настолько схоластическими и бессмысленными, что иной раз кажутся плодом глупости или идеологической диверсии. Факт, что в советском строе жизни были устранены важнейшие источники массовых страданий — безработица, бедность, голод и холод, тяжелые социальные болезни и беззащитность. Это было, с точки зрения поколений, испытавших эти страдания на опыте, таким благом, что они были готовы за него беззаветно трудиться и воевать, что и показала война. Одна из главных ценностей, которую советский строй дал всем социальным группам и всем народам, — доступ к образованию очень высокого качества. Ибо в современном мире образование — фундаментальное жизненное благо.
Школа — именно тот общественный институт, который осуществляет передачу важнейших кодов и символов цивилизации следующему поколению. Всякие реформы школы, ее уклада, ее программ должны делаться чрезвычайно осторожно. Для общества, как и для любого организма, защита его «генетического аппарата» — одно из главных условий продолжения рода. Конечно, внешние условия изменяются, мы развиваемся, но массивные мутации, поломки «генетического аппарата», прерывают цепь времен, производят разрыв поколений, который может стать фатальным для судьбы народа. Но для достижения своих целей реформаторы должны были сломать нашу школу как носитель генетического кода. Сломать — и создать новую, которая бы фабриковала человека иной цивилизации. Поскольку за образец в реформе взят Запад, разрушение нашей школы ведется под лозунгами перехода к западной модели.
Чем же не угодила наша школа? Года два назад министр Владимир Филиппов сказал, что реформа необходима потому, что наша школа отстала от школ «цивилизованных стран». Что это значит? Люди думают, что «отсталая» школа — это когда подросток выходит необразованным и не умеющим думать. Но ведь по этим показателям советская школа была намного лучше западной.
По официальным данным, в 1982 году на всех международных конкурсах советские школьники заняли первые места. В 1995 году РФ сошла на 8-9-е места. Теперь, по данным экспертизы ЮНЕСКО, проводившейся в 65 странах мира, РФ скатилась на 50-55-е места и оказалась по качеству образования в середине третьей — худшей — группы обследованных стран («Школьное обозрение», 1999, N 4). Но даже сегодня российская школа, хотя ее почти задушили, для основной массы школьников лучше западной — это подтверждают международные сравнения и те наши люди, которым пришлось преподавать в западных университетах. Пока что выпускник нашей средней школы гораздо более развит, широко образован и сообразителен, чем средний первокурсник западных вузов. Зачем же надо переделывать нашу школу на манер американской?
Министр В. Филиппов сказал: «Изменяющееся российское общество требует адекватных изменений и от системы образования -нельзя консервировать то, что когда-то было лучшим в мире». Это — чудовищное по своей откровенности заявление. Мы имели школу действительно лучшую в мире — и нам запрещают ее сохранять! Мол, изменения российского общества таковы, что ему такая школа не нужна. Потому-то и хотят ее переделать, что наша школа слишком хорошо учит детей. Не нужно это рынку. А отстала она от США именно в фабрикации такого человека, какой нужен рынку. Реформа школы необходима, чтобы привести российских детей в соответствие с западными стандартами «человека массы». Не превратить народ в «массу», если резко не понизить уровень образования.
Сегодня реформаторы быстро снижают этот уровень, «принижают» молодежь. В 2001 году в Фонде Горбачева прошел «круглый стол» с разработчиками программы школьной реформы. Их главное заклинание — школа должна отвечать требованиям постиндустриального общества. Что это значит? Один «реформатор» объяснил, что в таком обществе производства почти не будет, а в сфере обслуживания не нужно знать про «амфотерные гидроксиды» и т. п. Его спрашивают, как же при таком образовании восстановить промышленность? А зачем, ответил этот господин, все равно русские не будут конкурентоспособны, нечего и стараться.
Вот шаги реформы. По совокупному «индексу человеческого развития», принятому ООН, СССР в 1970 году занимал 20-е место в мире. На начало 1995 года Россия (уже без республик Азии) находилась во второй сотне государств — в бедной части стран третьего мира. Микроперепись 1994 года показала: лиц «с начальным образованием и не имеющих такового» в возрасте 20-24 лет было в России 0, 8 процента, а в возрасте 15-19 лет -уже 9 процентов («СОЦИС», 1996, 12, с. 69). В жизнь входит постсоветское поколение.
Что же главное надо выделить в школьной реформе? Прежде всего целенаправленное разделение народа на два несовместимых, в перспективе антагонистических класса, увековечение бедности большинства. Важным результатом реформы уже стало в бедной части населения снижение квалификации работников и быстрое нарастание малограмотности и неграмотности. По данным Минобороны, до 25 процентов призывников из сельской местности оказываются фактически неграмотными, а в 1997 году полностью неграмотным был каждый десятый призывник в Сибири.
Ликвидация права на равный доступ к образованию независимо от доходов на первом же этапе реформы создала порочный круг, не дающий молодежи вырваться из бедности. Видный социолог В. Шубкин говорил на международном симпозиуме: «Все более усиливается беспросветность в оценках молодежи. Этому в немалой степени способствует и дифференциация в системе образования, ибо плюрализм образования ведет к тому, что в наших условиях лишь богатые получают право на качественное образование. Бедные сегодня уже такого права не имеют».
При этом власть не думает менять эту ситуацию. Она ограничивается констатацией фактов. В Послании Федеральному Собранию Владимир Путин сказал: «Одна из самых серьезных проблем — это недоступность качественного образования для малоимущих. Обучение сопровождается дополнительными платежами, которые не каждый может себе позволить. Сокращение общежитий, маленькие стипендии не позволяют детям из малообеспеченных семей — особенно из отдаленных городов и сел — получить качественное образование».
Как это понимать? Президент подтверждает недоступность нормального образования для большой части населения, которую превратили в бедняков. Это — результат реформы, главных принципов которой власть менять не собирается. В чем же тогда заключается «борьба с бедностью». В. Путин высказал там же философскую истину: «Доступность услуг образования и здравоохранения, возможность приобрести жилье помогут нам смягчить проблему бедности». Так ведь этой доступности и не предполагается дать обедневшим людям!
Вот первая угроза стране и народу, к которой мы не готовы — миллионы молодых людей лишены возможности получить современное образование, и в нашем обществе появляется новый социальный тип, поведение которого мы пока даже не можем прогнозировать. В первую очередь «реформа» выбивает из школы детей из той части народа, что впала в крайнюю бедность — беженцев, безработных. Семьи распадаются, родители спиваются или попадают в тюрьму, дети вынуждены идти на заработки или прибиваться к бандам. \
Этот результат реформы — предпосылка к «молекулярной» гражданской войне в городах РФ, к разлитому внизу насилию без смысла и идеологии. В лоне культуры и цивилизации мог оставаться, даже будучи неграмотным, крестьянин, хотя и он страдал от этого все сильнее. Его отлучение от образования -одна из причин поворота крестьянства к революции (вот что напомнил учитель из Пензы: по данным переписи 1897 года, в Пензенской губернии доля грамотных составляла среди мужчин 23, 7 процента, а среди женщин 6, 3 процента). Но возвращаться в неграмотность городской человек не может — он разрушается как личность.
Вторая угроза — резкое снижение качества образования детей из благополучной части общества. Это — неизбежное следствие отказа от программных принципов российской школы. То, что на Первом съезде работников просвещения в 1918 году учителя приняли выстраданное русской культурой решение о создании в России единой общеобразовательной школы и обязательном обучении, на целый исторический период укрепило нашу страну и материально, и духовно. Школа университетского типа — для всех детей! И эти дети сделали Россию второй индустриальной державой.
Это благо мы не сумели использовать — и возвращается к нам неграмотность подростков, выброшенных из школы, и тупая полуграмотность тех, кому хозяева определят учиться в «школе для массы», «школе второго коридора». Академик В. Арнольд в статье «О состоянии образования в различных странах мира» писал: «Американские исследователи-образованиеведы выяснили, что разделить 1 1/4 на 1/2 могут лишь лучшие из учителей арифметики в их средних школах (число этих «лучших» учителей составляет всего 1 процент от числа всех).
Представители фирмы «Боинг» из Сиэтла, приезжавшие недавно в Москву, рассказывали, что не могли бы поддерживать высокий технический уровень своих разработок без помощи иностранцев, подготовленных лучше, чем американские школьники, — японцев, китайцев и русских, которых в школах до сих пор продолжают учить как основам фундаментальных наук, так и умению думать и решать нетривиальные задачи. Но фирма опасается, что американизация обучения вскоре ликвидирует и этот источник кадров, и хотела бы помочь сохранить в России высокий уровень школьного образования».
Реформаторы спешат, действуют лихорадочно. В 2004 году уже 3/4 выпускников российских школ сдавали Единый государственный экзамен — скопированную по американским образцам методику ответа на формальные тесты. Это кардинально изменит сам тип программ обучения и тип мышления школьников — отучит их рассуждать. Тех, кто мог сравнивать нашу школу с западными, где давно перешли на такой экзамен, потрясала именно невероятная эффективность этого метода в оглуплении детей. Невозможно поверить, пока этого сам не увидишь. Принятый в нашей школе экзамен в форме диалога — и в письменной форме, и в разговоре школьника с комиссией — был нашим национальным достоянием.
В статье «Антинаучная революция и математика» В. Арнольд пишет: «Особенно опасна тенденция изгнания всех доказательств из школьного обучения... Тот, кто в школе не научился искусству доказательства, не способен отличить правильное рассуждение от неправильного. Такими людьми легко манипулировать безответственным политикам. Результатом могут стать массовый гипноз и социальные потрясения».
Власть осталась глуха к протестам видных представителей интеллигенции против введения ЕГЭ. Мэр Москвы Юрий Лужков выразился резко: «Введя тестирование, мы заменяем принципом угадывания принцип проверки знаний. ЕГЭ напоминает наперстки на вокзале. Но если на вокзале мы теряем лишь деньги, то здесь — молодое поколение». Введение ЕГЭ завершит социальное расслоение внутри школы. ЕГЭ разделяет детей по двум «коридорам» вне зависимости от знаний и способностей. Хорошие ответы на тесты обеспечены тем, кто оплатит дорогого репетитора, даст достаточную взятку и купит ребенку хороший пейджер для получения подсказок.
Наконец, третья угроза — утрата даже небольшой элиты хорошо образованных молодых людей, хотя бы из богатого меньшинства. Попытка создать в России анклавы элитарного образования, доступного только для обеспеченных слоев населения, обречена на неудачу. Система образования — единое целое, и она сегодня подвергается тотальному разрушению. Как ни парадоксально, катастрофу оглупления молодежи мы будем переживать солидарно, как народ.




В заключении подборки статей, вопиющих о преступности введения ЕГЭ, мы предлагаем вашему вниманию статью, написанную ректором МГУ Садовничим В. А. Он, так же как и весь профессорский и преподавательский состав МГУ до последнего боролся за то, чтобы ЕГЭ не был внёдрен в нашу систему образования. Но, к огромному сожалению большей части всех тех, чья профессия связана с образованием и воспитанием молодого поколения россиян, эта битва была проиграна почти «в сухую». Единственное, что удалось отстоять, это то, что Московский и Санкт-Петербургский государственные университеты, а также еще двадцать российских Вузов имеют право устраивать абитуриентам дополнительные профильные экзамены.

Пока не поздно - уже опаздываем. В. А. Садовничий
Сотая доля секунды может показаться вам очень коротким отрезком, но и этого времени будет вполне
достаточно, если вы знаете, как им распорядиться.
П. Л. Капица

В начале статьи я хотел бы сразу оговорить тот смысл, который я вкладываю в понятие “образование”. Речь идет о глубоком фундаментальном образовании. Это такое образование, получив которое, человек способен дальше самостоятельно работать, учиться и переучиваться. Он знает законы природы, законы развития общества, умеет логически рассуждать, анализировать и связывать факты, принимать решения, изучать явления с научной точки зрения. Именно таким образованием всегда славилась Россия и в царское время, и в советское, и в наши дни. В этом “тяжелом” образовании лидирующую роль всегда занимали несколько университетов. Они создавали славу нашей системы образования и задавали ее уровень. И сегодня у нас в стране есть десятки таких университетов.
К сожалению, в последнее время в нашей стране произошло обесценивание понятия “образование”. Высших учебных заведений вместе с филиалами насчитывается более трех тысяч. И все вузы выдают дипломы одинакового образца. В обществе потерян ориентир, многим людям не ясно, что такое по-настоящему образованный человек и что такое человек, получивший какое-то образование. Считается, что “человек имеет образование”, даже если он, например, проучился три года в филиале вуза, где преподавали “десантным” способом. В отдельных случаях такое образование даже называют высшим.
Разумеется, всякое получение знаний похвально. Однако я бы хотел вернуть понятию “образование” его истинный смысл. Почему это важно? Потому что в последнее время произошли такие открытия, такие прорывы в науке, которые может осмыслить далеко не каждый человек, имеющий диплом. Назову лишь некоторые.
Расшифрован геном. Образованный человек несомненно должен иметь представление об этом, должен хорошо понимать, какие перспективы открывают перед человечеством работы в области биоинженерии и биоинформатики, какие в связи с этим будут блага и какие ему грозят опасности.
Открытия в области биологии вообще поражают воображение. Например, сегодня доказано, что живая клетка имеет свою программу на смерть. Есть гипотеза, что и более сложные биологические системы, включая человека, тоже имеют аналогичную программу. Над этой гипотезой сейчас активно работает группа биологов МГУ. Подтверждение ее имело бы колоссальное значение для понимания процессов, происходящих в живой природе, в частности, для продления жизни человека.
Современная физика открывает совершенно удивительные свойства микромира. Установлено, что многие частицы, которые раньше считались элементарными, такие, например, как протон и нейтрон, состоят из так называемых кварков. Сегодня известны характеристики кварков: электрический заряд и так называемый “цвет”. Кварки обмениваются глюонами и за счет этого удерживаются друг с другом. Кварки нельзя “развести”, потому что чем больше расстояние между ними, тем сильнее глюонная связь. И поэтому одиночный кварк в природе не наблюдается. Несмотря на то что это противоречит нашему обыденному восприятию мира, кварк — это реальность. В ряде лабораторий получено новое состояние материи — так называемая кварк-глюонная плазма, что доказывает объективность существования кварков и глюонов.
На пороге сенсационные открытия, касающиеся и макромира: ученые близки к пониманию природы “черных дыр”.
Настоящая революция происходит в области информатики. Создаются суперкомпьютеры, способные выполнять до 1015 операций в секунду. Одно из применений их — моделирование природных процессов, что важно, например, для прогноза погоды, изучения процессов на больших глубинах под водой и земной корой.
Однако современные компьютеры, базирующиеся на принципах классической физики, подходят к пределу своих возможностей. Встает вопрос о создании компьютера совершенно нового типа, в основе принципов действия которого — квантовые закономерности. При этом не просто резко возрастет скорость многих сложных вычислений, а станет возможным проводить вычисления, которые в принципе невозможны на современных компьютерах. Сообщение, посланное по линии квантовой связи, невозможно будет ни перехватить, ни скопировать. Прототипы этих квантовых компьютеров будущего уже созданы.
Накануне очень крупных открытий, связанных с осознанием новой эпохи, в которую вступил мир, находятся и гуманитарные, общественные науки. Отсюда вытекают большие задачи, которые стоят перед гуманитарным образованием. Оно должно давать человеку не только фундаментальные гуманитарные знания, но и вооружать его правильным мировоззрением, способностью воспринимать общество как сложную систему, развивающуюся по соответствующим законам. Скажем, экономист должен не просто предлагать копировать те или иные известные экономические модели — японскую, американскую или аргентинскую (которую не так давно нам собирались навязать), но глубоко разбираться в сущности процессов, происходящих в обществе, и делать научно обоснованные выводы.
Таким образом, молодые люди, имеющие диплом о высшем образовании, должны разбираться в том, что происходит на переднем крае науки.
Особое значение в современном обществе приобретают математические знания.
Проблема надлежащего уровня, как говорил А. И. Солженицын, “общей математической подготовленности общества” или хотя бы его образованной части постоянно возникала в разные эпохи и в самых разных частях света.
Для разрешения этой проблемы создавались тщательно продуманные системы знаний. Во времена Конфуция образованным считался тот, кто владел “лю и” (шестью искусствами). В средневековой Европе подобным уровнем были семь свободных искусств. Составляющие их циклы Trivium и Quadrivium представляли собой остатки системы знаний, разработанной еще в период античности. В эти искусства среди прочих закладывались и искусства математические — естественные составляющие общего образования.
Приводимые примеры, равно как и другие, не менее достойные упоминания, являются простым отражением того обстоятельства, что принципиально математика от иных видов культурной деятельности не отличается, однако вследствие того, что ее объекты более абстрактны, в ней происходит отвлечение от большего числа случайных свойств, и потому в математике ясно различимы универсальные закономерности.
Поэтому наличие в современной системе общего высшего образования, которое не может не быть гуманитарным, математической составляющей есть явление естественное и закономерное.
Как показывает мировая практика, чем дальше, тем все больше и больше будут ужесточаться требования к математическим и естественно-научным знаниям. В какой мере отвечает на эти вызовы времени наша страна, успехи которой как раз в математическом и естественно-научном образовании считались когда-то бесспорными?
Мы и сегодня вправе гордиться нашими школьниками, завоевывающими высокие награды. Но, наверное, было бы в высшей степени неразумно вспоминать лишь звездные часы отечественного образования и не видеть картины в целом. А здесь есть, над чем призадуматься. Тем более, что уже не первый год ведутся у нас жаркие споры о том, в каких преобразованиях нуждается отечественная система образования, но разговоры эти кружат преимущественно вокруг одних и тех же вопросов, которые по существу уводят нас в сторону от основополагающих проблем. Тех проблем, которые всерьез, по-настоящему волнуют образовательное сообщество.
Мне не раз приходилось говорить об этом в самых разных аудиториях. Повторю еще раз: нам важно вспомнить, что достоинства отечественной высшей школы, о которых многие годы с неизменным уважением говорили во всем мире, всегда опирались прежде всего на фундаментальную науку, на научные школы. Сегодня, к сожалению, мы начинаем терять эту опору, вот и в бюджете на 2002 год оказались урезанными средства на вузовские исследования. Нестабильная экономика мало способствует процветанию наук, а исчезновение научных школ грозит снижением качества обучения. Угроза реальна, и эта проблема требует нашего первоочередного внимания.
Считал и считаю, что не будет никаких позитивных изменений в системе образования, если не поддержать преподавателя — методически, материально, морально. Важно вернуть российскому профессору, учителю тот высокий статус, каким обладают его коллеги в развитых странах, учительство должно быть престижно и привлекательно для молодежи, учительское сословие должно быть в числе самых уважаемых в обществе. Но как говорить об этом, когда средняя зарплата школьного учителя, вузовского профессора не дотягивает даже до прожиточного минимума в стране?
Если мы не хотим оказаться на обочине мирового прогресса, нам важно сосредоточиться на работе с талантливой молодежью. И здесь полезно использовать опыт, накопленный в ведущих российских вузах, продуктивно работающих со школами в самых разных регионах страны. Можно вспомнить, например, о конференциях для школьных учителей математики, физики, химии, которые проводит Московский университет. Можно говорить о том, как помогают школам МГУ и многие другие крупнейшие вузы. Между прочим, подобного опыта нет ни у одной другой страны, его надо всячески поддерживать, ведь речь опять-таки идет о помощи школе, школьному учителю.
Такая работа позволяет к тому же сосредоточить усилия на содержательной стороне обучения, а это как раз та тема, которая оказывается на периферии споров о будущем российского образования. Между тем оно в опасности! Со всей определенностью надо сказать: сегодня нависла серьезнейшая угроза качеству образования, в том числе высшего, недаром ряд стран (например, Германия, Чехия) принимают меры по ограничению действия российского диплома. Конечно, марка ведущих российских вузов и поныне котируется столь высоко, как это было раньше, но ведь отечественное образование представляют далеко не только эти учебные заведения.
Давайте посмотрим, кто сегодня действует на ниве отечественного высшего образования. В стране в настоящее время 628 государственных вузов, плюс 20 вузов субъектов РФ, 12 муниципальных и более 430 негосударственных высших учебных заведений. Добавим филиалы — это еще более полутора тысяч образовательных учреждений. В итоге получается довольно внушительная цифра, но и это еще не все. По экспертным оценкам, в различных регионах страны до 20 процентов высших образовательных учреждений работает без лицензии. Если сложить все цифры, в сумме будет более 3000 вузов и филиалов. Для сравнения: в СССР действовало около 700 высших учебных заведений.
Казалось бы, счет в пользу образования. Но это только на первый взгляд. Потому что новоиспеченные вузы и филиалы в подавляющем своем большинстве не способны дать молодежи качественные знания, да, собственно, не с той целью они и создавались! Достаточно сказать, что до 15 процентов таких “учебных” заведений возглавляют руководители, даже не имеющие ученой степени, более трети негосударственных вузов содержит в штатном составе лишь десятую часть преподавателей, втрое больше лишь в 38 процентах негосударственных вузов, и лишь считанное их число может похвастать тем, что штат преподавателей укомплектован кадровым составом хотя бы наполовину... Не менее странно выглядит численный состав студентов таких вузов, в половине из них обучается менее 200 студентов. Для полноты картины стоит сказать и о том, что в негосударственных вузах практически не вкладываются средства в развитие науки.
О каком качестве подготовки может идти речь в подобных условиях? А ведь такие учебные заведения выдают диплом наравне с вузами, по праву считающимися флагманами российской высшей школы. По результатам деятельности этих “вузов” также судят о российской системе образования. Происходит подмена ценностей, девальвируется сама идея высшего образования, соответственно падает доверие к отечественному диплому. Не говоря уже о том, что качество знаний большого числа выпускников оказывается неконкурентно на мировом рынке, оно не способно принести пользы как личности, так и стране. Иными словами, сфера образования становится всего лишь прибыльным бизнесом для нечистоплотных людей, и это наносит непоправимый урон обществу.
Я далек от мысли, что корень зла лишь в системе негосударственных вузов как таковой. Есть среди них вполне достойные учебные заведения, чему немало способствует система лицензирования учебных заведений. Урон качеству образования наносится и некоторыми государственными вузами, стремящимися решать свои финансовые проблемы открытием непрофильных для себя специальностей за счет традиционной сферы подготовки. Имеют место случаи обучения в течение 4—5 лет по неаккредитованным программам, и уже перед самым выпуском студенты переводятся в аккредитованный базовый вуз, получая государственный диплом. Примерно такая же схема используется в вузах, где студентам предлагается обучение в так называемом экстернате, фактически же речь идет об элементарной торговле дипломами...
Уверен: если мы сегодня не будем говорить об этих проблемах во весь голос, престиж отечественной системы образования претерпит жесточайший урон уже в самом ближайшем будущем. Вот, в частности, тема, требующая нашего пристального внимания. К сожалению, дискуссия о модернизации системы образования идет в совершенно иной плоскости. Возьмем, например, пресловутый единый национальный экзамен, эксперимент по которому проводится в ряде регионов. Поступающая из этих мест информация неоднозначна. Но уже всех пытаются убедить, что альтернативы этому нет и быть не может.
Не хотелось бы приводить уже не раз звучавшие аргументы, призывающие к объективным обсуждениям, скажу лишь о том, что единый по всей стране экзамен предполагает и единые требования. А как предъявить их в равной мере в городской и сельской школах, к выпускнику престижного столичного лицея и абитуриенту из небольшого городка далекой российской глубинки? В том-то и идея экзамена, что он позволяет увидеть, как молодой человек мыслит, тест же проверяет, способен ли ученик хранить в памяти большой объем зазубренной информации...
Кстати, сомнения по поводу корректности использования тестов все чаще высказываются и в тех странах, где такая оценка знаний действует уже много лет. Интересные данные по этому поводу приводятся, например, в недавно изданной в Нью-Йорке книге Питера Сакса “Стандартизированные умы”. Автор анализирует тестовую систему и приходит к выводу, что она формирует стандартное мышление. Школы, считает автор, воспитывая готовность своих учеников к тестированию, нацеливают их не на восприятие знаний, а всего лишь на пассивное заучивание фактов. С этим утверждением, по словам Питера Сакса, согласны восемь из десяти американских учителей. Тестовая система, по его мнению, отражает в первую очередь не успехи учеников, а доходы их родителей. К тому же она достаточно дорого обходится налогоплательщику.
Интересно, что когда нам предлагаются подобные новшества, авторы их ссылаются обычно на зарубежный опыт. А ведь он многогранен, почему же не взглянуть на проблему со всех сторон?
То же можно сказать и об идее так называемых ГИФО — государственных именных финансовых обязательствах, или образовательных ваучерах. Она позаимствована у США. Но, во-первых, там подобные ваучеры предложены только для общеобразовательных школ, а не для вузов, и ставят целью привлечение дополнительных доходов в сферу образования. Во-вторых, у образовательных ваучеров есть как сторонники, так и противники, чьи доводы, кстати, также не мешало бы послушать. Вот что считают, например, американские исследователи Роберт Прэш и Фелгуни Шет, опубликовавшие статью в ежеквартальном журнале Journal of Economic Issues. Ваучеризация образования, с их точки зрения, приводит к спекуляции школ оценками для повышения своей репутации, она чревата расслоением учеников по социальному признаку, а кроме того, неизбежно вызовет усиление политического влияния на содержание образования, возникает опасность значительных финансовых злоупотреблений.
Авторы приводят еще целый ряд доводов против образовательных ваучеров, перечислять их здесь вряд ли имеет смысл. А вот обсудить их, причем широко, гласно, наверняка стоило бы прежде, чем переносить идею на собственную почву. Заметим еще, что обращение к идее ГИФО возникло у некоторых отечественных авторов в связи с угрозой демографического спада и уменьшения будущего контингента студентов. Речь идет о возможном перераспределении по схеме ваучеризации бюджетных потоков финансовых средств. В пользу кого? Кто при этом окажется в выигрыше, а кто проиграет? К каким качественным изменениям это приведет в образовательной сфере?
Может, в результате объективного обсуждения появится новая идея, например, образовательный кредит?
Мы обязаны сделать все, чтобы в выигрыше оказалась вся система образования России.
И единое тестирование, и ваучеризация образования вызывают серьезную дискуссию в научно-педагогическом сообществе как России, так и тех стран, где они применяются. А некоторые уже отказываются от этих мер как тупиковых и наносящих вред системе образования. Например, недавно, как передали некоторые информационные агентства, министр образования Испании заявила о намерении своей страны вернуться к системе обычных экзаменов. Интересен в этом отношении и опыт Японии.
Однако, несмотря ни на что, и единое тестирование, и ваучеризация образования продолжают настойчиво навязываться российской системе образования.
Настойчивость эта тем более удивительна, что в решениях, принятых по итогам заседания Госсовета, а также в поручениях Президента РФ В. В. Путина четко обозначены главные задачи предстоящей модернизации образования — доступность, эффективность и качество. Именно так поставил вопрос президент, подчеркнув, что образование молодежи остается в числе главных приоритетов государства.
Доступность, эффективность, качество — емкая формула, позволяющая осуществить крайне важные шаги для развития отечественной системы образования, а через нее добиться могущества и процветания нашей страны. Пора понять:
сегодня мы подошли к порогу, когда нам надо усилить и развивать нашу систему образования, впитывая все полезное, что можно позаимствовать в других странах, но в то же время учитывая ее самобытность и уникальность. Мы не имеем права отказаться от корней, которые питали нашу систему образования два с половиной века. Если мы пойдем по такому пути, это будет чревато невосполнимыми потерями для нашего народа.
Мне уже приходилось говорить, что в новом столетии мы просто обязаны не повторять старых ошибок. Придут времена, когда ни одно государственное решение не будет приниматься без всестороннего научного рассмотрения, и только тогда развитие мира приобретет необходимую ему устойчивость. Я глубоко уверен, дорога к такому миру и такому обществу лежит через развитие образования. Этой цели всегда служили и будут служить отечественные университеты. Главное не опоздать. Еще не поздно.


К СОЖАЛЕНИЮ – УЖЕ ПОЗДНО!
ЕГЭ стал страшной явью российского образования. Или страшным сном. Но если ЕГЭ – это сон, значит всё, что нам нужно сделать – это пробудиться, проснуться. Только сон разума мог породить такое чудовище, как ЕГЭ.
Сатирик прав: остаётся только смеяться.
Отклик председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ Сергея Миронова

Дурные семена ЕГЭ, которые образовательное ведомство разбрасывает столь щедро и безоглядно, так просто не запашешь. Они взрастут бескультурьем, невежеством, ограниченностью новых поколений. Это только по отчетам Министерства образования и науки все будет замечательно. А вот у науки в России с таким образованием будущего уже не будет. Значит, не будет будущего и у страны. Потому что Россия, если она хочет сохранить свое место в мире, не может позволить себе не иметь собственной науки. Или опять будем немцев завозить, чтобы помогали строить инновационную экономику?

Что же делать?
Ведь сколько уже было сказано слов об опасности ЕГЭ. Как будто все в пустоту. Впрочем, неудивительно. Дурь – она на то и дурь, что коль «втемяшится в башку какая блажь – колом ее оттудова не выбьешь».

Это именно блажь, потому что никаких рациональных доводов в пользу ЕГЭ общественности, несмотря на многолетний эксперимент, так и не было представлено, по крайней мере я их не встречал, хотя слежу за ситуацией очень внимательно. А поскольку нет рациональных доводов «за», то и рациональные возражения с порога отвергаются, ведь ответить-то нечего.

Похоже, прав сатирик, остается только одно – смех. Благо поводов для смеха, пусть и горького смеха, теория и практика ЕГЭ дают в избытке.

Может быть, действительно, надо просто рассмеяться во весь голос. Так, чтобы всем легче было расстаться с этой блажью как с наваждением.

Автор - председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ.



P.S. Первого февраля 2010 года в своей авторской программе Познер, пригласив на беседу Председателя Совета Федераций РФ Миронова С.М., задал ему вопрос о том, как Сергей Михайлович относится к ЕГЭ. Дословно ответ Миронова С.М. прозвучал так: «ЕГЭ – это абсолютное Зло для нашей страны, а Министр образования и науки Фурсенко А.А., хотя и большой учёный, НО В ОБРАЗОВАНИИ АБСОЛЮТНО НЕ РАЗБИРАЮЩИЙСЯ ЧЕЛОВЕК».
А.В. Иванов, д. физ-мат. наук:
ЕГЭ - ключевой элемент переформатирования души народа
http://www.youtube.com/watch?feature=pl ... GNfJut-dyo


Знал, что ЕГЭ это диверсия, но когда вот так, на пальцах показали всю изнанку, мне аж поплохело... процесс растянут по времени, поэтому изменения в нём сложно наблюдаемы обычным, бытовым взглядом со стороны. Но суть изменений действительно ужасна.


Совершенно потрясающий разбор нынешней системы ЕГЭ. Разбор логичный, чётко обоснованный, с примерами и статистикой. С выводами - более, чем ужасающими. Но также и с конкретными предложениями по... спасению будущего России, которое сегодня закладывается в наших школах.

В конце этого разбора докладчик, профессор ПетрГУ, доктор физико-математических наук А.В. Иванов, поясняет, что никто на властном уровне не смеет ставить систему ЕГЭ под сомнение.
Обратите внимание на фразу которую обронил лектор 1:02:30 "Никому не позволено трогать ЕГЭ, даже президенту".
Дебилизация - это, безусловно, надгосударственная инициатива. Никакие США-запады-европы за этим не стоят. У них у самих тотальная дебилизация. Это глобальный Евреонал.
Именно 2013-2014 годы становятся годами дикого, запредельного форсирования событий. Энтропию, дикий хаос внедряют абсолютно во все сферы. Сфера образования - не исключение, разумеется, ибо она один из фундаментов.

источник

про математику 0-39мин
:19
:36
:39 русский
:46 вехи вредительства, что такое на самом деле егэ
:58 какой Евреоналу нужен учитель
:59 что делать
1:01 сочинение
1:02:30 евреонал, егэ трогать нельзя - это ключевой момент переформатирования нации

Основные тезисы профессора:

* С 2011 по 2014 год средний балл ЕГЭ по математике снижается (за исключением 2013 года, когда был вброс ответов).

* Задания ЕГЭ уровня B, которые нужно решить, чтобы получить "3" балла чудовищно примитивны (например: 1. Поезд выезжает из Санкт-Петербурга в Москву в 23:50, прибывает в 7:50. Сколько часов поезд был в пути? ; 2. Посчитать по графику, сколько месяцев в году температура была выше 18 градусов? ; 3. Сложение пятизначных чисел столбиком; 4. Посчитать площадь ромба по элементарной формуле (половина произведения его диагоналей) ; 5. Решить примитивное уравнение: 3x–1 = 27 ; 6. Примитивная задача по теории вероятностей: в коробке 20 шаров - 4 белых, 16 чёрных. Из коробки наудачу достают один шар. Нужно определить вероятность того, что он белый. 4/20=0,2 и т.п.). Решение всего трёх (!!!) подобных задач даёт три балла по математике в аттестате.

* Для решения всех задач ЕГЭ уровня В (15 задач) требуется только 15% знаний из школьной программы математики.




* Учителя сегодня оценивают по среднему баллу ЕГЭ и отсутствию двоечников. В балльной шкале оценки заданий ЕГЭ заложена оптимальная стратегия для учителя (примитивные задания блока B оцениваются так же, как сложнейшие блока С - уровня мехмата МГУ, которые могут решить 1-2 ученика из класса): следовательно, он мотивирован натаскивать учеников на решение простейших задач.

* Со следующего года принято решение разделить ЕГЭ по математике на базовый и профильный - т.е. базовый будут сдавать все, а профильный - те, кому математика нужна для поступления в ВУЗ. Базовый экзамен не будет оцениваться в баллах (зачёт/незачёт). Профильный останется в баллах. Это позволит фиктивно поднять средний балл по ЕГЭ, и сказать, якобы математика на подъёме.

* В базовом уровне задачи будут ещё более упрощены (например: в квартире две комнаты 3X6 м и 4X5 м. Найдите площадь большей комнаты). Это уже детский сад.

* Российская программа обучения математике в школе - самая сложная в мире, но доживает последние годы.

* Ещё 20 лет назад наше математическое образование, созданное в конце XIX века, было лучшим в мире.

* Главная идея ЕГЭ - отделить школу от образования, чтобы в школе образования не было вообще, уничтожить массовое, неэлитарное образование.

* Что нужно делать: 1. восстановить обязательные выпускные школьные экзамены в 9, 11 классам по основным дисциплинам, преимущественно в устной форме, в присутствии педагогических комиссий и родительских комитетов; 2. убрать ЕГЭ в качестве вступительного экзамена, пусть ВУЗ сам решает, как организовать процесс поступления.
domestic_lynx

ЗАЧЕМ БОРОТЬСЯ С ЕГЭ?
рысь
domestic_lynx
February 21st, 18:10

На днях мне предложили заняться общественной работой - присоединиться к движению против ЕГЭ. Выходит, дело уже дошло до прямой борьбы. Признаюсь: я уклонилась. И вот почему.

Во-первых, я считаю, что бороться надо не ПРОТИВ, а ЗА. А вот с этим ЗА у протестующей общественности чёткости нет. Ну, хорошо, отменят ЕГЭ (предположим, что отменят) – и что? Вернутся, к советской системе образования, - говорят мне. Хорошо, а в чём она состоит? Советская система была заточена под определённые задачи – задачи индустриализации. Не случайно она достигла своей высшей точки именно тогда, когда советская промышленность и наука были тоже на взлёте, – в 50-е годы. А потом то и другое начало деградировать. А сегодня у нас какие стоят задачи, под которые выстраивается образование? Можно что-то воображать и предполагать, но с ясностью они, задачи, не сформулированы и плана никакого нет.

Распространено представление, которое от частого употребления приобрело репутацию непререкаемой истины: у нас было прекрасное образование, поэтому мы достигли вершин науки и техники, запустили человека в Космос, чем и напугали Америку, которая срочно стала копировать нашу образовательную систему. Внешне дело, видимо, так и выглядело, но вот причины и следствия в этом распространённом рассуждении переставлены местами. Образование и стало таким, потому что оно решало задачи форсированной индустриализации. Всех учили физике-математике, потому что для индустриализации это было нужно. А, положим, иностранному языку учили кое-как, по остаточному принципу – ровно по той же причине: это было не нужно, в массовом, по крайней мере, порядке.

Сегодня, борясь с ЕГЭ, люди в запальчивости не понимают этой простой истины. ЕГЭ и вообще всё образование не хорошо и не плохо само по себе. Оно может соответствовать или не соответствовать задачам государства и общества. Если задач нет, то образование подлинно превращается в «образовательные услуги», вроде химчистки или маникюра. Точно так нет и не может быть единого критерия образованного человека. Дореволюционная барыня, умевшая прилично писать, говорившая на двух-трёх языках – она как: образованная? С тогдашней точки зрения, да, а с точки зрения, например, 30-х годов ХХ в., - её образованность – бесполезна. А вот инженер, в прошлом рабфаковец, пишущий с ошибками по-русски, а уж по-иностранному – ни бум-бум, он – образованный? Более, чем барыня? Менее? Образованный, чтоб делать – что? Вот тут и коренится нерв проблемы. Тут нет единых и раз навсегда определённых критериев.

Так что бороться надо не против ЕГЭ, а за формирование целей государства и плана их достижения.

Что касается ЕГЭ, надо разделить вопрос на две части. Первое: как оценивать знания: тестами или по-старому. Очевидно, тесты приводят к натаскиванию. Одна моя знакомая, профессор престижнейшего вуза, куда поступают так называемые «стобальники», сетует на прогрессивно снижающийся умственный и образовательный уровень первокурсников. Но ведь и традиционные экзамены не идеальны.

Но тут есть и второй вопрос, и он гораздо важнее первого. Нынешнее школьное образование (сужу по моей дочке-старшекласснице хорошего московского лицея) – абсолютно не даёт никакой системы. Никакой картины мира не даёт. Оно в полной мере отражает то самое «клиповое сознание», которое нынче господствует повсеместно. Сведения, которые получают ученики, никак не связаны меж собой, не образуют никакой картины, это просто рассыпанная мозаика, цветные стёклышки, дребезги мира.

Ощущение такое: в старину в школе создавалась система «полочек», на которые укладывались знания. Пусть знаний было поначалу немного, но получая новые сведения, человек знал, куда их уложить. Сегодня этот книжный шкаф рассыпался, и школяр с недоумением сидит перед грудой какой-то схоластической муры, которую ему надо затолкать в голову для того, чтобы попасть в приличный вуз. В этом тоже обвиняют ЕГЭ, но он тут ни при чём. Причина – тотальное бессмыслие жизни, отсутствие цели и внятных ориентиров. Тех самых, которые и создавали «полочки», давали ответ на вопрос, что надо знать в первую очередь, а чего не надо. ЕГЭ – это просто одно из ярких проявлений этого бессмыслия. Не ЕГЭ создаёт бессмыслие, а ровно наоборот.

Тут много вопросов: нам нужны узкие специалисты или такие, которые способны переучиваться и применяться к новым задачам? Выпускник нашей школы должен уметь работать руками или мы ориентированы на то, что работать будут «другие» - условные «таджики»? Вот я в моей компании постоянно сталкиваюсь со впечатляющим косноязычием выпускников не только что средней – высшей школы. Написать простую листовку – неподъёмная задача, чуть что – зовут нашу журналистку, которая выпускает корпоративную газетку. Сегодня в школах ученики, способные связать пару предложений, называются «юными журналистами», это считается каким-то дивным, мало кому доступным искусством. Выступить и что-то внятно и последовательно рассказать – тоже неподъёмная задача: уже вступило в трудовую жизнь поколение, которое только заполняло клеточки.


Поэтому бороться надо не против ЕГЭ, а за то, чтобы общество и государство осознало свои цели и задачи. Пора бы уже, честное слово… А образование – это инструмент решения этих задач, не более того. Советская единая трудовая политехническая школа была инструментом форсированной индустриализации, и она со своей задачей справилась, притом в условиях бедности, малыми средствами.

Если будет поставлена задача индустриализации (только настоящей, а не потешной), надо будет сформировать заказ образованию на подготовку детей и молодёжи. Только тогда будет понятно, что именно должен знать и уметь выпускник школы, что он вообще должен из себя представлять.

Бороться с ЕГЭ – это не просто ставить телегу впереди лошади, это ставить телегу в полном отрыве от лошади и надеяться, что она куда-нибудь приедет.

Мне даже кажется – скажу ужасную вещь! – содержание образования НЕ должны определять специалисты по образованию. Содержание образования должны определять заказчики образования – руководители общества, промышленные и сельскохозяйственные предприниматели.

Они формируют заказ. А специалисты по образованию должны найти способы этот заказ исполнить. ЕГЭ или не ЕГЭ – это, в сущности, дело десятое, это маленький частный вопрос, который решится в свой срок, если мы вообще желаем начать подлинную работу. Вот за начало работы и надо бороться.



http://domestic-lynx.livejournal.com/15 ... l#comments



sl_lopatnikov
2016-02-21 05:44 pm (UTC)
"Содержание образования должны определять заказчики образования – руководители общества, промышленные и сельскохозяйственные предприниматели.

Вот именно ими современное образование и определяется. Потому что промышленным и сельскохозяйственным предпринимателям нужны "квалифицированные потребители", чтобы не могли отличить говно, которое им впаривают, от не-говна. А руководителям общества, нанятым промышленными и сельскохозяйственными предприниматеями вообще нужны только пингвины, ибо это, как тонко заметил "предстоятель" - идеальное общество.

Так что, полагаю. ЕГЭ - это как раз то, что и заказано.



az_from_belarus
2016-02-21 04:59 pm (UTC)
Я думаю, что Вы немного неверно описали задачи советского образования, как образования нацеленного на индустриализацию страны.
Советская школа явно и неявно имела цель воспитания людей будущего, лучших представителей человечества - строителей лучшей формы организации общества - коммунизма. И в связи с этим советское образование предполагало получение учащимися целостной (или как сейчас моднее говорить - системной) научной картины мира, обретение знаний и навыков пригодных для активного использования, а также подразумевающих возможность расширения в связи с избранной специализацией и вместе с появлением новых достижений науки, а также пригодных для создания новых знаний, т.е. к исследовательской работе. То, что наиболее важным проявлениме деятельности воспитанников советской школы поначалу было решение задач индустриализации, конечно обусловливает впечатление от советской школы, как школы исключительно индустриальной, но все же надо понимать, что это была школа имевшая более широкие цели.
Нужны ли такие люди нынешним властям? Вредны. Потому как начальственная дурь будет для них очевидной. По сути своей люди с таким образованием могут по отношению к нынешним властями быть или заговорщиками готовящими переворот, чтобы самим занять их место или революционерами, стремящимися изменить общественный строй.
Теперь о том, как быть отдельным родителям с воспитанием и образование детей. Обидно, что деткам уготована участь безграмотных, хотя и дипломированных недоумков? Понятно, что обидно. Но важно осознавать следующее:
1. Знания не востребованные практикой окажутся ненужным абстракциями, которые быстро развеются, пещерный человек изучивший сказки о духах природы и квантовую механику к квантовой механике будет относиться как к ненужному бреду, а знания о духах природы сочтет более полезными и худо-бедно будет использовать их для улучшения своей жизни. Потому учить детишек тому, что они не станут применять - расточительство.
2. Быть вне общества, а точнее над ним опираясь исключительно на свою эрудицию (т.е. на широкие, но редко используемые знания) - весьма рисковано ибо общество за такие попытки бьет очень больно. Т.е. обучение детей сверх востребованных обществом рамок - может превратить дитятко в белую ворону, изгоняемую и избиваемую стаей.
3. Наличие знаний порождает желание применять (и проверять) их на практике, а еще желание ими делиться. Это здоровое желание. Потому, если получится дать, собрав с миру по нитке действительно хорошее образование на уровне советской средней и высшей школы - то можно считать, что на выходе получится потенциальный революционер или смутьян, подрывающий основы общественного устройства. Не хочется такой судьбы дитятке - пущай не отрывается от серого унылого большинства и нефиг дергаться и тратить силы и деньги на всякие школы, кружки, репетиторов... Пусть живет как обыкновенный туповаты и суеверный обыватель.
Вот после того, как эти закономерности и возможности осмыслены, можно делать осознанный выбор - против чего и за что бороться.


az_from_belarus
2016-02-21 09:33 pm (UTC)
Так или иначе надо осознавать риск - выучить детей с большим отрывом от окружения равнозначно сделать из них изгоев, пусть и почетных.
Может это и не всегда и не для всех вопрос...
Но вот у меня дочери и мне приходится задумываться о том, не будут ли они проклинать меня, если вырастут шибко умными и не наблюдая среди окружающих потенциальных женихов никого кроме недоумков... :-)




О формах контроля результатов образования.
Тестирование как правило выявляет способность дать правильный ответ на вопросы заданного типа.
В жизни, конечно, такое тоже иногда востребуется.

Но все же в жизни, в практической деятельности знания задействуются совсем иначе - через способность мыслить, строить верные умозаключения и через навык привлекать в решение жизненных задач известные факты из соответствующих предметных областей. Т.е. по настоящему образованный человек - это тот, кто умеет правильно включать и применять свою "думалку". А оценить "думалку" можно по настоящему лишь наблюдая за ее работой. В этом и смысл экзаменов. А перед этим - смысл работы Учителя. Учитель инициирует и воспитует "думалку", а затем переключившись на роль Экзаменатора оценивает - насколько выращенная им или его коллегой "думалка" хороша. Толковый экзаменатор может повысить оценку за необычный и эффективный подход к решению задачи, даже если задача в результате ошибки-описки будет решена неверно. Толковый экзаменатор срежет оценку за правильно решенную задачу, если ответ получен в ходе неверных рассуждений, но благодаря наложившейся ошибке совпал с верным. Тесты ничего такого не выявят. Тесты кажутся привлекательными в рамках борьбы с коррупцией. Но... если подразумевать изначально, что Учителя являются негодяями и коррупционерами, то изначально нельзя к ним вести детей. Точка.
"Экзамен со стажем: закону о ЕГЭ в России исполняется 10 лет. По мнению жыдо-специалистов, если первоначально идея о введении Единого госэкзамена встречала большое сопротивление, то за последние пять лет доверие к нему возросло. Единый государственный экзамен (ЕГЭ), аббревиатура которого уже давно является привычной для нашего уха, стал основной формой сдачи выпускных экзаменов в школах и вступительных в вузах ровно 10 лет назад — именно в этот день в 2007 году президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон о введении ЕГЭ в России. https://news.mail.ru/society/28710409/?frommail=1
Документ положил начало настоящей революции в системе образования, потому что серьезным образом повлиял не только на процесс обучения в школах, но и на поступление в вузы, в том числе отменив льготы для медалистов".

- Это, Уотсон, ещё одно доказательство что Путин - идиот ничего не понимающий ни в чём. "ИДЕЯ ЕГЭ" - чисто американская, и спёрта с США, и поэтому никакая не "идея", а просто перепёр.

Почему жыды минобра России приняли ЕГЭ? - Потому что практика в США показала что для евреев это самое оно! И позитив об ЕГЭ чисто еврейский. Они умеют изображать негатив позитивом и наоборот.
Обратите внимание, они сами говорят: "ЕГЭ серьезным образом повлиял не только на процесс обучения в школах, но и на поступление в вузы, в том числе отменив льготы для медалистов! - Но не в положительную сторону повлиял!

Да, Уотсон, ЕГЭ серьёзно повлиял на учёбы в школе потому что отпала необходимость систематически учиться в школе и в частности отменил льготы медалистам, то есть ученикам систематически хорошо учившимся, и отдал приоритет тем чьи папы и мамы могут просто достать ответы на вопросы!

Поэтому в США например НЕевреи практически лишены доступа к высшему образованию, потому что - вопросы ТЕСТОВ - это деньги, образование стоит больших денег, и все приёмы в ВУЗы официально только по референциям, то есть по блату; поэтому в США такая система что НЕевреи в высшее образование а особенно после найти работу - это дохлый номер! - И типа никто ничего не замечает! - Вот! Идеальная система - достойна для внедрения в России! Так жыды и внедряют!

Еврейский клон получается - весь имеет высшее образование а гои автоматически рабочие рабы! И вроде так и надо! Вот в СССР все имели доступ к высшему образованию, специальные льготы для рабочих и солдат, то есть для НЕевреев, как Холмс прошёл в медвуз. Так поэтому жыды и разрушили социализм - нахрена он им был нужен?

Запомните, гои! Евреи не могут терпеть чтобы с гоями быть на одном уровне!

- Вот почему был разрушен социализм - СССР! Потому что как у нас говорилось: "В СССР была построена новая социальная общность - советский народ", а этого равенства с гоями жыды вынести не могли! Вот и весь "секрет" развала СССР, да плюс ещё их свал в Израиль! Секрет, но не для жыдов!

SetQ »

Евреи об ЕГЭ в Петрозаводске

В интернет-журнале "Лицей" 9 апреля 2017 года опубликована статья "Преподаватели ПетрГУ выступили в поддержку профессора математики Александра Иванова":


Руководство университета увольняет известного в стране критика ЕГЭ и Минобрнауки РФ с 4 мая «в связи с окончанием контракта».

Напомним предысторию. Учёный совет матфака ПетрГУ в 2014 году в обращении к президенту Путину потребовал отделить школу от ЕГЭ, причем базовый ЕГЭ по математике отменить незамедлительно. Они отметили неуклонное снижение качества математической подготовки абитуриентов и назвали главной его причиной ЕГЭ.

Ответ был получен из Минобрнауки РФ, и он не устроил авторов обращения. Профессор Иванов опубликовал тогда статью «Пути выхода из катастрофы ЕГЭ». Он привел такие данные: по результатам ЕГЭ-2014 около 25% выпускников практически ничего не вынесли из курса математики средней школы.

Большой резонанс вызвала открытая полемика ученого совета матфака ПетрГУ с Иваном Ященко, руководителем федеральной группы разработчиков ЕГЭ по математике, по время его визита в Карелию в апреле 2016 года.

Союзников ученые нашли в парламенте Карелии. 19 мая прошлого года депутаты Заксобрания республики внесли в Госдуму законопроект об отделении школы от ЕГЭ. Однако в марте 2017-го новый состав парламента отозвал законопроект.

Профессору Александру Иванову давно создают сложности в работе. И все-таки решение уволить за месяц до окончания учебного года преподавателя, который является руководителем курсовых и выпускных работ, стало неожиданным.

Написано открытое обращение президенту Владимиру Путину «О репрессиях научных кадров в Петрозаводском государственном университете», в котором собраны вопиющие факты по делу увольнения некоторых преподавателей и которое без промедления будет направлено адресату.

В обращении говорится, что «за последние два с половиной года в ПетрГУ уволено более 200 преподавателей и сотрудников, увольнения продолжаются в текущем 2016–2017 учебном году». Авторы обращения, в частности, ходатайствуют «о смещении с должности ректора Воронина А.В. и первого проректора Коржова С.Т.» и просят «провести проверку нарушений администрацией университета финансовой дисциплины и ТК РФ во всех случаях увольнений за 3 последних года».


Комментарии к статье закрыты, но комментарий, который оставил Полыковский Марк Теодорович, ещё можно увидеть на странице https://disqus.com/by/disqus_2jY3CldBz0/

Честно говоря, я не очень понимаю, что такое ЕГЭ, нужен он или нет. Зато я прекрасно помню профессора Александра Иванова конца 80-х - начала 90-х годов как представителя небезызвестного общества "Память" и ярого антисемита. А посему не могу сказать, что огорчен нависшим над ним изгнанием из университета. Считаю, что пусть не вполне вовремя, с опозданием на четверть века, но "награда нашла героя". Я люблю свой университет, горжусь тем, что я его выпускник, и мне больно и неприятно, что в нем до сих пор преподает профессор Иванов. Надеюсь, задержится он ненадолго, и справедливость, наконец, восторжествует.


Изображение

После комментария, который оставил Peter,

в чём же проявлялся его антисемитизм? последнее время в антисемиты записывают за любое упоминание евреев. так что не верю.


Изображение

возможность оставлять и читать комментарии к статье были закрыты.

Комментарий Ватсона: товарищ Теодорович, проживая в Израиле, тем не менее спинным мозгом чувствуя дело клона решил по мере сил этому делу помочь, но переусердствовал, тогда другие представители клона из редакции интернет-журнала решили ошибку товарища исправить и отключили комментарии. Переусёр надёжно зафиксирован.

« Образование.

tumblr hit counter