Хирургические операции при заболеваниях брюшной полости

Ответить
ВРАЧИ-ВРЕДИТЕЛИ

Интересное клиническое наблюдение...

О саботаже и скрытом геноциде, который был введён отцом и сыном Вишневскими в практику не только военно-полевой, но и вообще хирургии и который продолжается в России и сегодня.


Речь идёт о хирургических операций при хирургических заболеваниях брюшной полости. Вы быстро поймёте в чём дело.

Опаснейшим осложнением операций на брюшной полости является разлитой гнойный перитонит. Почему он опасен? Потому что общая площадь слизистой оболочки брюшной полости, покрывающей 12 метров кишок, равна площади небольшой жилой комнаты. Поэтому если гнойный процесс разливается по всей огромной площади брюшной полости – это конец. При всех процессах в брюшной полости организм в первую очередь стремиться ограничить воспаление в брюшной полости только небольшим участком. Организм это делает, выделяя при воспалении какого либо участка брюшной полости вещество, называемое ФИБРИН, которое герметически отгораживает воспалённый участок брюшной полости, не давая воспалению разлиться по брюшной полости.

В США операции на брюшной полости всегда заканчивались и заканчиваются зашиванием наглухо, и не оставляют в животе никаких трубок и тем более ничего через дырки в животе в живот не льют. Работая во многих госпиталях США, я никогда не видел разлитого гнойного перитонита, которым в СССР и России заканчиваются не только аппендициты, но и, как это не кажется вероятным, и трепанации черепа. В хирургии США разлитой перитонит чрезвычайно редок. Я, лично работая в нескольких американских госпиталях, никогда даже и не слышал о таком осложнении. В СССР, а также в теперешних России и Украине разлитой гнойный перитонит – это бич, от которого умерли, по меньшей мере, десятки миллионов хирургических пациентов.

Этот геноцид населения продолжается и до сих пор. Методика медицинского геноцида населения путём развития гнойного перитонита была разработана ещё под руководством Александра Васильевича Вишневского
его учениками, включая его сына Александра Александровича Вишневского
и профессора - еврея Шлапоберского Василия Яковлевича, автора монографии «Острые гнойные перитониты». Медгиз. 1958 год.

Они разработали методику операций на брюшной полости, которые они заканчивают оставлением в брюшной полости резиновых трубок. Они оставляют около 12 трубок – это у них называется «сделать ёжика», по которым в брюшную полость подаётся стерильный водный раствор, который вымывает весь ФИБРИН из брюшной полости, эффективно превращая любое местное воспаление брюшной полости в разлитой гнойный перитонит.

Автор этих строк, работая в конце 70-х и 80-х годах в хирургических клиниках города Москвы, собственными глазами наблюдал этот геноцид в «прогрессе». Возразить еврейскому медицинском начальству нельзя – они были начальством, они были «экспертами». Все главные хирурги того времени, а именно министр здравоохранения Петровский и главный хирург Четвёртого Управления Маят, были евреями, и похоже вполне осознанно «крышевали» ведение операций на брюшном полости именно вредительскими способами.

Сколько раз я замечал, что лечение и других клинических состояний в СССР осуществлялось методами, которые давали именно самые худшие результаты. Когда я попал в США и ознакомился с методами, применяемыми там, я был просто ошеломлён – почему там всё: лечение, операции, делаются по уму, а в СССР - всё в худшем виде? Я ещё более не мог этого понять, потому что и в СССР и в США врачами и хирургами на 90 процентов были советские и, соответственно, американские евреи. Почему одни и те же евреи в США делали всё толково, а в СССР - в наихудшем виде?

И я не могу найти другого объяснения, кроме того, что в США они за всё берут бешеные деньги, и им нет нужды саботировать свои результаты, в то время как в СССР медицина была бесплатной, и эта бесплатность евреев так, бесила, что они саботировали всю бесплатную медицину как только могли. Бесплатная медицина противоречила еврейскому естеству.

… «Высшая политика» в советской медицине всегда осуществлялась именно еврейскими врачами - вредителями, которые были, есть и будут всегда, потому что мародёрство – это наиболее эффективный метод получения прибыли: взять с больного человека – взять с умершего, взять с трупа.

http://www.zarubezhom.com/

tarkhil »

... видимо, придется и эти материалы покопать. По всему остальному в той статье - полный провал. Что ни утверждение - все мимо.

Viva »

Лично по моему мнению, в Америке не делают эти трубки, потому что там после даже после серьезных операции выгоняют поциэнта домои. Страховка не оплачивает это. А платить самому это никто себе позволить не может. Кто же там будет трубки вставлять и наблюдать за человеком если можно просто зашить его.
Вот простои такои такои пример в советское время прежде чем пломбировать каналы зуба вначале ложили мышьяк. И это было правильно. Потому что исключало оставление инфекции в каналах, даже если канал не допламбирован до конца. Сеичас же мышьяк не кладут, зато гоняют облучатся и делать снимки повторные, ничего там не видят, недопломбированные каналы хронят инфекции, инфекционируют весь организм, ослабляют иммунитет, поражают почки, печень. Есть какое-то заболевание суставов, что по его симтомам начинают удалять все пломбированные зубы так как это заболевание появлеятся только от инфекции в зубах.

Проблема в том, что класть мышьяк это слишком хлопотно, это также как запламбировать три зуба а плата только за один. Человек должне ходить три дня с мышьяком потом повторных прием, затем читить зуб от мышьяка нужно, итолько потом пломбировать каналы.

Мышьяк сеичас применяется только в дорогих зубных клиниках.

tarkhil »

Viva писал(а):Лично по моему мнению, в Америке не делают эти трубки, потому что там после даже после серьезных операции выгоняют поциэнта домои.


Вообще-то не нужно путать плановые операции и экстренные. Очень уж многим они отличаются.

А по поводу вопроса "как вести перитонит?", ответ советской довоенной книги по ВПХ и недавно написанной в США статье совпадает почти дословно.

Чем локализованнее процесс, чем квалифицированнее хирург, чем раньше прооперировали, чем мощнее клиническая база - тем больше показаний к немедленно зашитой наглухо брюшной полости.

Соответственно, на скорой помощи будет оставляться больше дренажей, чем в клинике, где делают плановые операции. А в СССР 1970 года - больше, чем в США 1990.
Кcтати про мышьяк. Сам по себе он ядовит, и часто при наложенни повязки с мышьяком, он мог просочится и вызвать некроз (омертвение) окружающих тканей. В исключительных случаях даже остеомиелит челюсти (Глубокое гнойное воспаление внутри кости). Поетому отказ от массового использования мышьяка меня очень радует. На смену ему пришли другие препараты с похожим действием и менее токсичные.

И главная задача мышяка не убить бактерии, а высушить пульпу (нерв+сосуды) зуба. Чтоб было потом не больно пломбировать каналы и не кровило по напрасну. Аналоги мышьяка есть практически у любого стоматолога на столике.

И как раз в дорогих клиниках пациенты не хотят ждать несколько дней пока сделают их зуб. Поэтому выбор в пользу анестезии, и одномоментному лечению.

В поликлиниках напротив, часто начхать на пациентов и сколько они потратят времени на лечение зубов. И в сочетании с повальным отсутствием или нежеланием делать анестезию, применяют аналоги мышьяка.
dasha5-mera неужели ты будешь нас лечить ?
У тебя такая каша в голове.
часто при наложенни повязки с мышьяком, он мог просочится и вызвать некроз (омертвение) окружающих тканей

Мышьяк для того и кладут внутрь зуба под пломбу, чтобы вызвать омертвение нерва в канале. Какую повязку?
dasha5-mera иди, выучи уроки.

Кто хочет полечиться у dasha5-mera, готовьте бабки и приходите через пару годиков в любую частную клинику, там встретят вас вот такие dasha5-mera.
Изображение


Изображение
Майкл Мосли: «Хирургию будущего надо искать в Афганистане»


Однажды, будучи молодым студентом-медиком, я был вынужден запустить руку в грудь человека и сжать сердце в отчаянной попытке снова «запустить» его. Больной был жертвой несчастного случая и имел тяжелые ожоги большей части поверхности тела. Он был настолько обезвожен из-за потери жидкости, что объем крови упал до катастрофически низкого уровня. Вскоре после того, как пациент был доставлен в отделение скорой помощи, у него случился сердечный приступ и, не смотря на все наши старания, он умер.

Я вспомнил о нем на днях, когда смотрел на поток людей с опасными для жизни ранениями, которых лечили в одном из самых загруженных отделений скорой помощи в мире. Оно находится в «Бастионе», военном лагере в афганской провинции Хельманд. Здесь врачи регулярно спасают жизни людей, получивших на поле боя настолько ужасные ранения, что в иной ситуации они были бы обречены.

Сейчас я снимаю документальный телесериал для канала BBC Two под рабочим названием «Передовая медицина» (Frontline Medicine). Мы хотим исследовать развитие травматической медицины. Войны всегда были двигателем научного и технического развития, поэтому нам интересно, что же появилось нового после 100 лет афганской войны.

Хотя я видел немало потрясающих инноваций в Афганистане, - например, улучшенные кровоостанавливающие жгуты и различные способы отслеживать свертывание крови, - но что действительно поразило меня в лагере «Бастион» так это скорость, с какой обслуживали пациентов. Госпиталь спланирован так, чтобы пациента можно было принять, обследовать, стабилизировать, провести через компьютерный томограф и перевести в операционную менее чем за час. И вот когда пациент находится на операционном столе, нужно принять одно из важнейших решений – как далеко можно зайти хирургам?

Хирурги всегда стремились сделать в ходе операции все возможное, чтобы залатать повреждения, перед тем как зашить разрез. Но в последние годы стал преобладать совершенно другой и во многом парадоксальный подход: хирургия минимизации повреждений.


Несколько лет назад медики заметили, что пациенты с тяжелыми повреждениями умирают от метаболических осложнений в ходе продолжительных, сложных операций. Поэтому они решили проверить, не будет ли лучше оперировать поэтапно, нежели проводить все лечения за один раз. Очень странно было видеть солдата с множественными ранениями в живот, которого увозили из операционной с частично обработанными ранами. Но врачи в этом госпитале обнаружили, что результаты хирургического вмешательства оказываются эффективнее, если после необходимых для спасения жизни процедур оставить тело в покое на несколько дней, предоставив ему заняться самолечением, прежде чем продолжать операцию. Хирургия минимизации повреждений становится все более популярной как методика лечения пациентов с множественными повреждениями, не только боевыми, но и полученными в результате несчастного случая в гражданской жизни.

Неожиданным образом травматическая медицина вернулась к весьма древней идее, что лучшим способом лечения иногда оказывается делать как можно меньше. Я уверен, Гиппократ бы одобрил.

Источник: журнал BBC«Наука в фокусе»

« Здоровье.

tumblr hit counter