Чечня и ее Жители . Вчера и сегодня

Ответить

НС КУБАНЬ » 30 янв 2007, 01:19

Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие землю свою по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тотчас готовых или отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим не знакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников.

Управление оной разделено из рода в род между несколькими фамилиями, кои почитаются старшинами. Имеющие сильнейшие связи и люди богатые более уважаемы. В делах общественных, но более в случаях предприемлемого нападения или воровства, собираются вместе на совет; но как все они почитают себя равными, то несколько противных голосов уничтожают предприятия, хотя бы и могли они быть полезными обществу, паче же голоса сии поданы кем-нибудь из сильных людей.

Народонаселение в Чечне, с присоединившимся обществом качкалыков, считается более нежели 6000 семейств. Земли пространством не соответствуют количеству жителей, или поросшие лесами непроходимыми, недостаточны для хлебопашества, отчего много народа никакими трудами не занимающегося и снискивающего средства существования едиными разбоями...
1798-1826 гг.
Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией




Чечня и ее Жители

Так называемая чечня к чеченцам имеет только одно отношение - чеченцы захватили эту российскую территорию.
Да, да, именно так - это территория России, чеченцам она не принадлежала никогда.

Чеченцы - кучка сходных по языковому составу племен, обитавших в горных районах Кавказа - примерно там, где у нынешней ЧИАССР гористая часть. Собственно я даже не уверен, что это можно считать народом - их объединяет (вернее отличает от соседей) только катастрофически низкий уровень развития. Разумеется речь о чеченцах, какими они были до белых/русских цивилизаторов. Общественный строй - нечто среднее между чахлым рабовладением и недоразвитым феодализмом. Письменности нет (единственные на весь Кавказ!). Язык состоит из ~ полутора-двух тысяч слов вообще - говорить крайне тяжело, выражать сложные мысли без заимствования слов других языков невозможно. Примитивнейшее хозяйство, грубое холодное оружие, одежда - ну дикари, в общем. Hарисовались они как таковые где-то в четырнадцатом веке.

На равнинах они не жили - там их "имели" более развитые соседи, поэтому племена жили в своих укрепленных аулах, где можно было отбиться от нападения соседей (своих же чеченцев или каких других). Немалую долю в их социум внесло то, что в эту дикую местность мигрировали изгои из других племен - воры, убийцы, мошенники - те, кого выгнали или кто сам успел убежать. "Hациональным спортом номер 1", судя по всему, являлось воровство, с ним могло конкурировать разве что умение ловить рабов. Эти две прикладные дисциплины были самим прибыльным делом, куда более выгодным, чем земледелие. Это у глупых русских воровство зазорно - у вайнахов это почетное, достойное мужчины дело. Поэтому опыт в таких делах прекрасный. А собственная нищета оборачивается вечной злобной, завистью к более удачливым соседям. Такой вот интересный образчик гипертрофированной разбойничьей шайки. Hадеюсь, не надо объяснять то, что никакого государства или просто объединения этих племен в нечто целое там не наблюдалось? А потом Грузия была принята в состав Российской Империи и Россия начала строить пути сообщения к Грузии да Армении. Логично, естественно и нормально.

Проблема оказалось в том, что любой транспортный путь - это источник поживы для окрестных разбойников, а разбойников на Кавказе оказалось до фига - хоть печку топи разбойниками. Чеченцы, как наиболее дикие и нищие, допекали больше других. Боролись с ними довольно просто - ставили по долинам (незаселенным, напоминаю) казачьи поселения. Так было положено начало Терскому казачеству. Где-то этой силы оказалось довольно, а вот в этих краях - нет. Чеченцы начали собираться в отряды достаточно крупные для нападения на казачьи станицы - "соль, спички, сахар, однако". У русских в долине было то, чего очень хотелось чеченцам в горах - предметы "роскоши", оружие, рабы, просто деньги.

Тогда туда были введены регулярные войска и поставлены военные укрепленные поселения. Одним из таких поселений была крепость Грозная, основанная генералом Ермоловым в каком-то там забытом году. Позже эта крепость вкупе с выросшими вокруг нее поселениями стала основой для города Грозного.

Набеги чеченцев были утоплены в крови - Ермолов отлично понимал, с кем имеет дело и показал единственный понятный дикарям аргумент - силу. Жестокость, кровавую месть, коллективную ответственность. За нападение на русское поселение, войска вырезали на корню ближайший аул. Взаимной любви, как ты понимаешь, это не прибавило, но много русских жизней сохранило. Это самое противостояние "мы- они", я думаю и объединило окрестные аулы под знаменем ненависти в единый народец.

Дальше чеченцы фактически разделились на два лагеря: ассимилировавшиеся, вернее, принявшие культуру и идеологию русских, и озверелые, культивирующие ненависть к русским в своих горных прибежищах. Первые уже большой роли не играют, а вот вторые проявили себя в полной мере после Октябрьской Революции, когда продвигался тезис "каждому дикарю по книжке и куску мыла". Чеченцам дали возможность селиться в русских станицах, городах - и это было началом конца казаков. Чеченцы их просто съели, выжили, выдавили - как более наглый, напористый, злобный и очень плодовитый народец.

А потом была Великая Отечественная. Немцы стояли под городом, горели нефтяные заводы, город готовился к сдаче фашистам - вывезли обкомы/райкомы, отходили войска. И когда в городе осталось в основном гражданское население - был бунт. Варфоломеевская ночь, Ночь Длинных Ножей. Русских резали как овец, убивали со всей азиатской жестокостью. Смог ли бы ты представить себе, что можно сделать с человеческими кишками после того, как оному человеку вспороли живот и вытащили оные кишки наружу? Ими можно украсить забор дома.

Немцев все же как-то отбили, в город вернулись войска - тоже крови пролилось немало. Еще бы! Именно тогда и именно по причине этого бунта, было приняло решение о переселении чеченцев подальше от линии фронта - за Каспий. Во избежание подобных инцидентов, эту пятую колонну погрузили и переправили - тоже крови пролилось. Вывозили-то силой.

После смерти Сталина маятник репрессий качнулся в обратную сторону - начали всех чохом радостно реабилитировать без разбора "кого и за что". Ну и нохчей за компанию, а поскольку они оказались "незаслуженно репрессированным малым народом", "обиженным членом дружной семьи советских народов", то его Москва начала целовать в жопу, их всех вернули (кто захотел), им сделали автономную республику!!! На той территории России, где нохчи пролили столько русской крови, им дали минимальный процент национальных представителей во властных структурах - и это был "звиздец" землям. Вайнахи плодились как кролики, по 10-15 детей в семье, ключевые места в структурах власти позволяли воровать много, часто и регулярно - хватало не только детишкам на покушать, но и на дубленку, машину и свой домик каждому сыну. Например, только за внешний вид забора вокруг виллы можно было сажать 3/4 чеченского населения станиц - заборы строили из такого листового металла, который купить невозможно. Он не поступал в продажу просто принципиально. Его выделяли только на строительство нефтехимических аппаратов, но три четверти домов Сержень Юрта было огорожено этим самым листом.

Ключевые позиции в республике занимали умные и дальновидные чеченцы. Они знали, что худой мир лучше доброй ссоры, зверьков держали в руках, не допускали беспредела. Разумеется, тот порядок был бы беспределом для питерцев - многие ли привыкли к тому, что из ночной прогулки по советскому городу застойных лет очень даже запросто можно не вернуться живым? Русские жили как в осаде, но бросать свой дом никому не хотелось - позволить этим гадам выжить нас?!

Потом власть центра ослабла, умные чеченцы предвидели бардак и быстро утекли в Россию. В республике начался кровавый бардак, в течение трех лет это был совершенный сумасшедший дом, на словах это рассказать крайне тяжело - это надо было видеть. Полумиллионый русский город разорен и разогнан, второй по величине в СССР комплекс нефтеперегонных и химических заводов был уничтожен. И лишь по истечении трех лет кровавого беспредела, в город были введены войска. Глупо и бездарно. Дальнейшее всем известно. Добавить можно только то, что почему-то именно русских беженцев из чечни, людей, бежавших из дома от кровожадных дикарей, потерявших все - Россия до сих пор презирает. Где лагеря для русских беженцев? Hу где?! Я знаю стариков, которые, убежав из чечни, вернулись обратно - они предпочти ждать смерти от ножа на своей родной земле, чем подыхать на вокзалах вместе с бомжами! Hикто не помог русским, никто. Пинали, плевали, поливали грязью - никто нам не помог ни словом, ни делом. Hо на защиту этих грязных скотов гуманитарики-демократики встали горой, иуды... Демонстрации устраивали, - "руки прочь от чечни". Очутиться бы им всем тогда там, среди вайнахов, хлебнуть рабской доли для прояснения в мозгах!

Хотели они отделится - флаг им в руки, пока России не мешают. Легко! Весь миллион нохчей пусть дружно подает документы на выезд из страны. Хоть в Антарктиду. Hо я не намерен для этого отдавать СВОЙ ДОМ.
Сотни тысяч убитых русских гражданского населения ЧИАССР и окрестных земель, невесть какое количество рабов в ямах вайнахов, деньги уходящие в эту дыру миллиардами. И кого отделять, если большая часть их уже здесь? Имеет российское гражданство…
05.06.2004 Russian National Socialist Site "НС КУБАНЬ"



Геноцид русских в Чечне
http://www.uznai-pravdu.ru/viewtopic.php?t=318

Чечня . Ингушетия. Гуманитарные миссии.
http://www.uznai-pravdu.ru/viewtopic.php?t=905

Книга Павла Хлебникова.
Разговор с варваром

читатель » 04 июл 2007, 11:50

История формирования тейповой психологии чеченцев позволяет более системно и основательно подойти к пониманию психологического механизма, лежащего в основе мировоззрения и поведения человека, строящего свою жизнь, совершающего свои поступки на основе своей приверженности к тем нормам поведения, которые выработались и закрепились веками в его тейпе, в его этносе. Так можно реальнее понимать его слова и прогнозировать его поведение сейчас и в будущем.

Сознание чеченцев, как и сознание любого народа, тесно связано с его историей. Следует отметить, что все сказанное в отношении чеченского тейпового сознания применимо и в отношении ингушского племенного сознания. Ингуши - это просто другая часть этноса вайнахов, конкурирующая с чеченцами в одной и той же сфере деятельности. Есть несколько основных исторических факторов, которые повлияли на этническое сознание этого народа - вайнахов и чеченцев, как их части.

Теракты, совершенные чеченцами в последние несколько лет, прямо связаны с особенностями психологии людей, принимающих участие в их организации и исполнении. Особенность этой психологии позволяет более трезво оценивать перспективы развития ''чеченского вопроса'' в России и деятельность людей, которые так или иначе соприкасаются с этой проблемой.

История хуннов и чеченцы


Корни чеченцев находятся на севере Китая, севернее Великой китайской стены, в цивилизации хуннов (гуннов). Эта цивилизация сообщества кочевников львиную долю своего дохода получала от грабежа земледельцев. На протяжении нескольких тысячелетий хунны терроризировали китайскую земледельческую цивилизацию.

Китайцы сопротивлялись по-разному. В конце концов китайцы объединились. Войска хуннов были вырезаны на всей территории Китая. Затем китайская армия вторглась на кочевые территории хуннов и вырезала хуннов там. Хунны вынуждены были бежать в Сибирь и на запад. Они добежали до Волги, переплыли через нее. Их было много. По разным оценкам, от нескольких десятков тысяч до 120 тысяч. По масштабам Европы того времени это было ''очень много''. К этому времени у них не было ни одной женщины, ни одного слабого. Они все сожительствовали между собой как гомосексуалисты. Это была своего рода стая выживших самцов-волков. Они поубивали всех своих женщин и слабых мужчин. Среди них не было ни одного, кто бы не ел мясо собственных женщин, не пил их кровь, не ел трупы своих погибших и умерших, не убивал и не ел ослабевшего соплеменника и его коня, не пил их дымящейся крови. Именно это ядро людей с их чудовищным этносоциальным наследием и ущербной историей явилось создателем и первородным носителем центрального, первородного ядра этнической психологии сразу нескольких этносов. Эта этническая психология была создана безжалостным и хищническим сообществом выживших мужчин-каннибалов, нравы которых очень сильно напоминали нравы волчьей стаи, сбежавших от возмездия, чудом выживших грабителей и убийц. Символ волка был не случаен. Эти люди, переплывшие Волгу, были объединены этническим происхождением, плотью и кровью съеденных по дороге соплеменников, общими гомосексуальными контактами, общей мистикой языческого племенного культа (культ неба и животных), психологией презрения к женщине и всем чужим, отношением к женщине и всем чужим как к скоту, который можно забить и съесть. Это был единый племенной котел, база для формирования родов, тейпов, племен, этносов, связанных между собой и не чуждых изощренному опыту управления другими народами, накопленному за века (тысячелетия) контактов и войн с китайской цивилизацией, паразитирования на ней.

Часть этих людей отправилась грабить прибалтийские праславянские цивилизации, затем была вытеснена в северные леса, частично смешалась с варягами и превратилась в финнов. Звериные черты нравов и малообъяснимые проявления жестокости северных соседей были известны затем нашим предкам, славянам, закрепились в легендах и сказаниях. Помните, как встретили Садко жители побережья северного моря? О теме особой, можно сказать ''азиатской'', безжалостности финнов по отношению к русским белым эмигрантам, пленным русским красноармейцам (в период гражданской войны и второй мировой войны) мало писалось по политическим причинам.

Другая часть этих людей переметнулась в район нынешней Венгрии и стала основательницей венгров. Они наворовали женщин у предков нынешних французов, германцев, западных славян и очень быстро размножились, стали основным этническим ядром формирования Австро-Венгерской империи. Психология хищничества в организации источников дохода за счет других, земледельческих народов, психология динамизма хищника и грабителя способствовали этому. Принятие венграми христианства изменило их нравы, но не сильно. Во время Великой Отечественной войны оккупационные венгерские части на территории Советского Союза проявляли такую ''азиатскую'' степень энтузиазма в мародерстве и жестокости по отношению к населению и пленным, на которую немцы были не способны даже во время действий карателей. Сами немцы с презрением и опаской относились к действиям венгров. Венгерская конница и пехота за историю формирования и существования Австро-Венгерской империи многократно осуществляла то, что называется геноцидом славянского населения. В настоящее время есть основания утверждать, что последствия этих действий венгров привели к тому, что западных и южных славян сейчас в численном отношении в 7 раз меньше, чем могло бы быть.

Но основная часть хуннов осела на Волге, дав начало хазарскому этносу. Они смешались с кочевыми этносами Поволжья, а затем и Кавказа, стали сначала частью Аварского каганата, а после его распада образовали Хазарский каганат. Именно отсюда, от этой ветви хуннов происходят чеченцы.

''Белые пятна'' не слишком давней истории


Посвященные лица тейпов и тайных мистических организаций чеченцев достаточно хорошо знают свое происхождение. И когда они говорят, что ''Аллах вверил нам эту землю и эту религию'', они подразумевают истинное положение дел, а не то, как это толкуется для ''русских свиней'', которыми они, ''истинные чеченцы'', раньше ''всегда торговали на рынке, как скотом''.

История Хазарского каганата находилась и находится под запретом. Даже сейчас. Хотя слащавый фильм, прославляющий хазарский каганат, ''Хазария'', не так давно вышел на экраны российского телевидения. Фильм с общей антирусской направленностью, целенаправленно фальсифицирующий историю русских. Для такого фильма нашелся сценарий, нашлись деньги, нашлись энтузиасты. Под воздействием напора палестинцев в Израиле появилось много желающих вернуться в Россию и устроить из России новую Хазарию.

После октябрьской революции 1917 года гимном Белой армии была ''Песнь о вещем Олеге'', где основным смыслом были слова ''как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам'' и делее ''...за буйный набег''. Чекисты за произнесение ''обидной'' клички ''хазарин'' людей расстреливали без суда и следствия по этническим и этнопсихологическим причинам. Многие из них сами были именно хазарами по этническому происхождению.

В гражданскую войну и первые послевоенные годы руками красных войск и этнических кавказских бандформирований был устроен геноцид славянского (прежде всего казаков) населения Кавказа. В этот период их истребляли в основном физически. В основном за сотрудничество с белыми. Но этнические кавказские бандформирования (чеченцы, грузины, армяне, азербайджанцы, карачаевцы, черкесы) истребляли и тех, кого обвиняли в сотрудничестве с белыми, под предлогом ''борьбы с русской империей''. Во всех случаях геноцида славян на Кавказе за кавказскими убийцами стояли представители неславянской и некавказской нации, действовавшие через ''красных революционеров'' или через английских оккупантов, французские спецслужбы.

За годы советской власти от славян постепенно ''очищены'' города и обширные территории в Закавказье и на Северном Кавказе, в этот период их истребляли в основном под предлогом необходимости ''борьбы с остатками контрреволюции'', ''создания и развития национальных кадров'', ''развития малых народов''. Выкачанные из русских средства (отнятые жизненные соки русского этноса) направлены на обучение и умножение численности тех этносов, которые составляли ранее Аварский каганат, а затем и Хазарский. Сейчас говорят об ''ошибках'', ''утопизме'' в политике того времени, валят на Ленина, Маркса и Энгельса. Но Ленина не стало быстро, Маркс и Энгельс умерли еще раньше и жили не в России. А все ''ошибки, заблуждения, утопии'' с какой-то странной закономерностью имели стратегическую антирусскую этническую направленность, ту самую, которая сейчас называется ''этническим экстремизмом'' и ''политикой геноцида''.

В настоящее время славян (прежде всего русских) на Кавказе (включая Северный) фактически добивают. Информация об этнической динамике скрывается, иногда даже эту практику власти пытаются узаконить. В настоящее время под предлогом ''реформирования и развития'' у славян отнимают землю, источники доходов, право иметь землю и доходы в будущем. Информация о госсобственности, перешедшей в руки кавказских (в первую очередь чеченских) организованных преступных групп, скрывается особенно тщательно. Славянам оставляют право быть рабами или наемными работниками на ''азиатских условиях найма'', по сути - почти рабских условиях.

Ключ к пониманию этих и других сопутствующих и зачастую формально оторванных процессов лежит в этнической психологии чеченцев и этнической психологии тех этносов, которые традиционно, веками сотрудничают с этносом вайнахов в деле эксплуатации земледельческих, реально производящих продукцию этносов славян, в первую очередь русских. Речь идет о той компоненте этнической психологии, которую можно отнести к психологии межэтнического взаимодействия.

История формирования психологии восприятия источников дохода, союзников и врагов


Хазарский каганат образовался на части территории Аварского и был в некотором роде его наследником. Народы каганата унаследовали политическое устройство и этническую психологию. А она была любопытной.

Истинными хозяевами Хазарского каганата были торговцы _ иудеи. Официальной религией верхушки хазар был иудаизм. Иудеи-священники держали в повиновении элиту хазар, а она держала в повиновении остальной этнос, в основном традиционного языческого вероисповедания. И торговцы-иудеи, и элита хазар, и рядовые хазары жили за счет эксплуатации славян, древних русских племен. Хазарские гарнизоны стояли до Смоленска и собирали дань, хазарские воины-ополченцы во время регулярных набегов захватывали рабов, грабили и убивали население древнерусских племен. На специальных хазарских работорговых фермах разводили рабов-славян на продажу, как скот. Торговали рабами в основном купцы-иудеи, хозяева каганата. Их сеть работорговли поддерживала экономику почти всего Средиземноморья. Этот период истории России (до княгини Ольги) замалчивается и фальсифицируется, представляется периодом дикости русских и периодом их жизни в диких лесах.

''Боевым отрядом правящей партии'', состоявшей из ''этнически кошерных'' иудеев-работорговцев и иудеев-финансистов, в Хазарии были военачальники-хазары, иудеи по вероисповеданию, наиболее обученные элитные подразделения (аналог спецназа или гвардии), отряды личных телохранителей-хазар, руководители и офицеры хазарских внутренних охранных спецслужб.

Князь Игорь, муж княгини Ольги, пошел брать вторую дань с племен, за что и был убит ими. Это известно из школьной истории. Но то, что он пошел за второй данью из-за того, что первую отобрали хазары из состава киевского хазарского гарнизона, история умалчивает.

Княгиня Ольга создала тайное производство оружия в окрестностях Киева, заручилась поддержкой и мастерами из Византии, сохранила сына Святослава на севере Руси, среди язычников, а затем подняла восстание и начисто вырезала хазарские гарнизоны. Ее сын, Святослав, пришел с севера во главе дружины и отразил карательный зимний набег хазар. Он устроил ледяные баррикады на реках и сжег корма для хазарской конницы, заготовленные хазарскими гарнизонами и населением вдоль дорог и рек. А затем он взял хазарскую столицу Итиль и сбросил с башни главного священника - иудея. Этот священник перед своей смертью предрек Святославу, что иудеи как этнос изведут его род Рюриковичей в отместку за его участие в восстании славян против поработителей. Исторические факты позволяют утверждать, что иудейский этнос последовательно стремился к уничтожению Рюриковичей на протяжении нескольких веков.

Из разгромленного Хазарского каганата и его столицы Итиль хазары целыми родами перебежали на Кавказ и временно поселились на горной, незанятой территории нынешней Чечни. И принялись за свое - грабеж и работорговлю на основе ''местных возможностей''. Это были наименее развитые из бежавших хазар, те, кто имел меньше ресурсов для передвижения дальше и занимал в самой Хазарии достаточно низкое положение. Они дали начало чеченцам, точнее - вайнахам. Они в настоящее время сохранили незначительное влияние иудейской мистики, но сохранили. Например, клан Дудаева и другие элитные тейпы Чечни.

Часть беженцев, не задерживаясь в горных лесах Кавказа, перекочевали в Крым, в сторону крымской работорговли генуэзцев, которая хазарскими иудеями контролировалась давно. Здесь они стали караимами, организовали Крымское ханство, были главными хранителями казны крымских ханов, главными телохранителями крымских ханов и их теневыми хозяевами, политическими советниками. Именно караимы стояли за всеми набегами крымских татар на Русь и они же получали выгоду от торговли рабами, которых захватывали крымские татары на Руси. Караимы сохранили иудейское вероисповедание почти в нетронутом виде, хотя этнически они хазары, хунны, то есть тюркского происхождения. Они инициировали идею организации силами советской власти в Крыму этнического государства евреев, добились обещаний Ленина это сделать, добились поддержки американских иудеев профинансировать эту затею. Как тюркский этнос, караимы сотрудничали с немецкими оккупантами и крымско-татарскими этническими кланами в борьбе с партизанами и советскими парашютистами в Крыму, в истреблении нетюркского населения Крыма, в импровизированных родовых лагерях смерти, где были свои ''родовые крематории'', как в Освенциме, но поменьше. За эти ''славные дела'' во время второй мировой войны караимы вместе с крымскими татарами (точнее - этническими ногайцами) были выселены из Крыма Сталиным, но возвращены Горбачевым.

Часть караимов переселилась в район Паневежиса, в Литву, по инициативе папы римского организовали насаждение католицизма в православной Литве и руководили в католическом литовском государстве теми же делами, что и в Крымском ханстве - налогами, финансами, казной, военно-политическими вопросами борьбы с русскими, осуществляли функции телохранителей и руководителей спецслужб. Караимы сохранили иудаизм, но фамилии берут у тех народов, среди которых живут, - литовские, украинские, русские. Есть основание полагать, что генерал Лебедь не был чужд караимскому происхождению, что предопределило отношение чеченцев к нему и его к чеченцам. О психологии этих отношений будет сказано позднее.

Другая часть (более знатные хазарские кланы охранников и финансистов) бежала в Турцию, Европу, Палестину, сохранила иудаизм полностью, и сейчас их потомки считают себя чистокровными евреями, хотя собственно чистокровные евреи (западные и израильские) их за полноценных людей не считают. В Турции они стали ''турецкими евреями'', управляли ''втихую'' турецкими султанами, а затем вместе с англичанами (точнее, с иудеями, сидевшими уже в Великобритании) создали и использовали в своих целях теории ''пантюркизма'' и ''панисламизма''. Знаменитый этнический боевик, кровавый террорист эпохи гражданской войны и борьбы с басмачеством на территории СССР, ''мусульманский басмач'' и сторонник ''пантюркизма'' Энвер-паша был иудеем. Сам Ататюрк состоял в масонской организации, которая до сих пор благополучно живет и действует на американской базе ВВС в Инджерлике.

Кавказский период формирования психологии чеченского этноса
Численность вайнахов как этноса, точнее, их предков-хазар, на Кавказе поначалу была невелика, не более 4,5 тыс. человек. Размножались хазары в основном за счет того, что имели специфические источники экономического дохода и специфическую систему воспроизводства населения. Они не возделывали земли, в основном разводили кочевой скот и грабили.

Охотно принимали в свой тейп беглецов из других тейпов, этносов, племен, но с особым условием. Во-первых, беглец (обычно изгнанный сородичами преступник) должен был привести банду грабителей и убийц в свое родовое селение (аул). Русские дезертиры и преступники приводили банды чеченцев в свои воинские части и даже в собственные села на территории Воронежской губернии (19 век). Во-вторых, вновь пришедший должен был убить несколько своих бывших сородичей (сослуживцев). В-третьих, ''новичок'' должен был вступить в гомосексуальную связь (как пассивный партнер) если не со всеми мужчинами тейпа, то со специально выделенными. В иерархии он становился низшим. Обычно ему выделяли в жены чеченку, которая ''не котировалась'' уже ни у одного чеченца, и он становился производителем низших воинов для тейпа, своеобразного тейпового ''пушечного мяса''. Назад ни ему, ни его детям дороги уже не было.

Другим источником увеличения численности населения были захваченные женщины. Они воспринимались и воспринимаются как ''расходный материал'' и ''машина для рождения детей'', предоставленная человеку ''волей Аллаха''. Прокормить захваченных женщин можно было достаточно легко - за счет торговли их захваченным соплеменниками и родственниками (детьми и мужчинами), а при возникновении проблем с прокормом можно было всегда убить, по древнему обычаю хуннов. Всегда учитывалось, что соседний тейп может быть союзником при совершении набега с целью грабежа других, но может, как в волчьей стае, и сам ограбить соседа при дележке добычи или при ''другом необходимом случае''.

Так и именно так росла численность чеченцев и ингушей. Постепенно они спускались с гор, захватывая контроль над все большим и большим количеством торговых путей через Кавказ. Они вытесняли славян, коренных жителей Северного Кавказа - гребенских (горных) казаков. С исконных территорий вытеснялись грузины и другие кавказские народы.

В этой истории происхождения чеченцев и их отношений с другими этносами лежит ключ к пониманию истории формирования чеченской тейповой психологии и способов ее современного функционирования. Чеченец в рамках тейповой психологии очень четко знает, кто его начальник, кому подчиняются тейп и чеченцы, как устроен мир, где искать добычу, как и на каком этносе паразитировать, где захватывать рабов, кому их продавать или как их использовать в своем хозяйстве, как самому размножаться, как размножать своих детей и внуков, что ждать от соседей, куда и как убегать, если возникнет угроза расплаты, как и кому врать или платить, чтобы выкрутиться.

Незапланированный ответ читателю о хазарах

В адрес редакции на имя автора статьи пришло письмо из Северной Америки, в котором автор Ник Благих пишет:

''Сергей Благоволин допустил несколько ошибок в своей статье, когда писал о хазарах. Фактически же хазары - тюркское племя, поглощенное западноевропейскими евреями, это те, кто был выслан или сбежал из Германии в Восточную Европу (Польшу, Украину и Россию). Даже язык идиш имеет лингвистические структуры хазарского языка. Вы также можете проследить корни хазарского языка в современных еврейских фамилиях. Например, Каплан - ''тигр'', Альперович - ''вершина'' - ''герой, ''эр'' - человек и т.д. Не обвиняйте восточноевропейских евреев (ашкенази) в том, что их предками были хазары (смесь тюркских и славянских племен)''.

Хотелось бы поблагодарить автора письма. Он прав, история языка говорит о многом. И история языка ''идиш'' также красноречива. Но вряд ли можно согласиться с мнением об ассимиляции хазар западными евреями и о желании автора статьи поставить целому этносу ''ашкенази'' в вину сам факт их родства с хазарами. Никто не может ставить в вину ''восточноевропейским евреям'' тот факт, что они происходят от тюркского этноса (хазар), а не от семитского (иудейского, ближневосточного), как они хотят сами внушить окружающим. Это больная тема из области этнопсихологических амбиций и комплексов. Каждый из нас есть тот, кто он есть. Кем создал его Бог. Каждый этнос имеет ту историю, которую имеет. Обсуждение исторической информации - это не обвинение, это констатация точки зрении автора, обзор позиций нескольких авторов или диалог оппонентов.

Хазары, то есть прямые предки ''восточноевропейских евреев'', никогда не ассимилировались западноевропейскими евреями, происходило ''параллельное проживание'' двух этносов и постепенное превращение потомков хазар-иудеев и половцев-иудеев в ''восточноевропейских евреев''. Усвоение еврейских обычаев и языковых норм происходило так, как это происходит при наложении культуры, религии и языка на этнос, но без ассимиляции этого этноса. Влияние элементов иудаизма ощущается еще во многих чеченских кланах, например, не чужд этому всегда был клан Дудаева, хотя ислам чеченцы приняли еще при Екатерине 2 под влиянием шиитских иранских проповедников, посылаемых шахом в эти приграничные районы по настоянию английских советников.

Западные евреи в строгом смысле этого термина - прямые потомки иудеев, переселившихся в Рим еще в начале 1 тысячелетия с Ближнего Востока, меньше - из Карфагена. Может быть, еще те части еврейского этноса, которые попали в разные периоды в Европу через Северную Африку, в период ''со времен Карфагена'', затем _ вслед за арабскими завоевателями (торгуя рабами) во время продвижения арабского халифата на Запад, вплоть до Франции. Потом были значительные миграции западных иудеев во времена падения контролировавшегося ими Кордовского халифата (испанская реконкиста), испанской и французской инквизиции, в период разгрома ордена тамплиеров. Западные евреи жили своей изолированной жизнью, как и евреи Палестины. Наверно, не случайно то, что известный гитлеровский функционер Эйхман в 1933 году посетил Палестину и достиг там договоренностей с ''коренными евреями'', с представителями Всемирного еврейского конгресса. В честь этих договоренностей была даже выбита медаль, где на одной стороне была выбита свастика, а на другой - звезда Давида. Вся политика нацистской верхушки, в т. ч. Гитлера и Эйхмана, определялась этими договоренностями, и именно из-за боязни свидетельств Эйхмана его похитили, тайно судили и тайно казнили. Армия и спецслужбы Израиля берут свое начало от отрядов местных евреев и мигрантов из Западной Европы, обученных в годы второй мировой войны прямо в Палестине многочисленными инструкторами, присланными в Палестину командованием войск СС и гестапо по приказу Гитлера. В среде высшего генералитета и промышленников гитлеровской Германии было несколько сот западных евреев, которых Гитлер официально, в приказном порядке объявил ''истинными, чистокровными арийцами''. Сам Гитлер тщательно скрывал собственные еврейские корни, но делал в своих высказываниях четкое различие между западными евреями (''цивилизованными в результате проживания в цивилизованном мире'') и восточными (''дикими азиатскими выходцами''). Автор располагает изданными на Западе очень интересными свидетельствами того, что государство Израиль создавалось при активном и сознательном участии Адольфа Гитлера. Об этом всегда знала информированная советская интеллигенция (общественный деятель Сологуб, генерал-полковник Драгунский и др., происходившие из числа этноса восточных евреев), потерявшая в немецких лагерях смерти близких и знавшая истинные этнопсихологические ''пружины'' уничтожения восточных евреев (''ашкенази'') немцами во время второй мировой войны, в то время как попавшиеся немцам-исполнителям западные евреи (особенно богатые и молодые) выкупались или переправлялись согласно договоренностям с Эйхманом в Палестину якобы ''с пользой для рейха''. На восточных евреев, перебрасываемых в Израиль или поставленных под контроль по месту проживания, западные евреи смотрели точно так же, как раввины в хазарском каганате смотрели на хазар-иудеев - как на важное вспомогательное этническое звено (''полугои'' и ''полулюди'') в управлении другими ''гоями'' (полными ''недочеловеками'').

Не случаен и тот факт, что идиш никогда не признавался в Израиле. Западные и палестинские евреи никогда не считали идиш ''человеческим языком'', а носителей идиша ''полноценными евреями''. Израильтяне за деньги еврейских общин Европы и США и с их одобрения ''сверяют чистоту иврита'' с реликтовым языком реликтового же еврейского племени, проживающего в Йемене. Никогда в Израиле не будет признан еврейским (''человеческим'') язык фалашей из Судана или язык иудейского племени негров из бывшей Родезии (юг Африки).

Реалии Израиля говорят о многом. Территориально - маленькое государство находится в состоянии войны. В нем существует теоретически моноэтническое, моноконфессиональное сообщество носителей культуры иудаизма и языка иврит. Там очень тщательно высчитывают этническую принадлежность солдата-нееврея израильской армии, героически погибшего за Израиль на границе с Ливаном, и отправляют его для похорон на истинную родину в Россию, дабы не хоронить его в ''священной земле евреев''. В этих условиях евреи - выходцы из Палестины (''коренные жители'') и ''западные евреи'' - оскорбляются, когда их путают и объединяют с ''ашкенази''.

Отношение хазар к Руси

Факт происхождения и особенности национальной психологии, сложившиеся у того или иного этноса в силу реальных обстоятельств, можно учитывать, но не ставить этносу в вину. Например, при изучении вопроса о вспышках нечеловеческой жестокости в отношениях между людьми в различные периоды истории России, да и Европы в целом. Зловещая тень наследуемой этнической психологии хуннов, хазар и Хазарии проступала каждый раз, как только наступал период в жизни России, когда жизнь и достоинство человека обесценивались, людей истребляли в огромных количествах, массами угоняли в рабство.

Хазары провоцировали византийцев на войну против русов. В них гибло много-много людей, хазары пользовались слабостью славян и грабили их. Рабовладельцы и работорговцы получали много ''славянского товара''. Славянские рабы из Руси продавались хазарами от Испании и Севера Африки до Аравийского полуострова, Ирана и даже в Китае. Есть исторические свидетельства о том, что славянские рабы из числа пленных воинов сыграли определенную роль в истории Китая.

После разгрома хазар Святослав привел многих ''знатных и полезных пленных'' в Киев и поселил их в качестве свободных людей. Он надеялся, что ремесленники, воины, торговцы будут содействовать процветанию Киевского государства. Однако вскоре (уже после смерти Святослава) народ Киева восстал против Святославовичей. Причиной стало то, что прибывшие иудеи (хазары) при помощи поставленных под контроль Святославовичей смогли обратить в долговую кабалу большую часть жителей города и даже дружинников. Сначала хазары руками Святославовичей и дружинников (войск) пытались подавить восстание, сжигая целые кварталы, деревни, совершая массовые казни не только восставших и просто недовольных, но и всех членов их семей. Потом ситуация изменилась, к восставшим подоспело пополнение, некоторые войска перешли на их сторону. Хазар и их прислужников стали ответно вырезать массово и беспощадно. Режим Святославовичей пал. Новый князь просил восставших выпустить из государства оставшихся в живых хазар и членов их семей. Их выпустили, они пошли в сторону Крыма и Польши, далее _ в Восточную и Западную Европу, в том числе через рабовладельческие торговые крепости европейцев в Крыму. К этим событиям относится появление в Русском Православии первой утвержденной молитвы ''против жидовина'', то есть против ''беса-хазарина'', хитрого, изворотливого, предприимчивого, беспощадно жестокого, вероломного, виртуозно мимикрирующего и приспосабливающегося, однозначно настроенного на порабощение души и тела то ли силой, то ли психологическими манипуляциями, то ли интригами.

Набеги половцев, татар на Русь также были связаны с деятельностью хазарских работорговцев.

Нашествие татаро-монгольских завоевателей, ставших бичом для Руси и Западной Европы, не обошлось без активной роли хазарских купцов и работорговцев. Именно они в союзе с сектой христиан-несториан спровоцировали северных потомков гуннов (хуннов) после очередного завоевания Китая двинуться на Запад. Под предлогом ''освобождения Гроба Господня'', а именно - для сокрушения исламского халифата, ставшего конкурентом и в работорговле, и в эксплуатации трансконтинентальных торговых путей. Примечательно, но татаро-монгольские завоеватели не тронули ни одной работорговой крепости хазар-иудеев в Средней Азии, на Кавказе, в Передней Азии, оставив в неприкосновенности всю инфраструктуру работорговых путей на завоеванных территориях. При набегах на покоренную Русь (для сбора дани) проявлялась интересная закономерность - или сам глава отряда баскаков был христианином-несторианином, а ''счетчиком'' (''налоговым инспектором по рабам и матресурсам'') у него был хазарин-иудей, или была группа из нескольких торговцев-перекупщиков, в первую очередь рабами, хазар по происхождению. Вся группа ''присматривала за бойцами'' и ''организовывала дело'' таким образом, чтобы русские ''получали и платили по полной программе''. Когда Мамай отправился ''Русь воевать'', хазары-караимы, осевшие в Крыму и ставшие там ''крымским этносом серых кардиналов, телохранителей и банкиров'' вместе с такими же их собратьями - караимами из Литвы, организовали Мамаю ''подмогу''. Крымские хазары-караимы ''сделали'' для Мамая наемную гэнуэзскую пехоту, находившуюся непосредственно в составе войск Мамая и принимавшую самое активное участие в битве. Литовские хазары-караимы активно содействовали приходу на помощь Мамаю литовских войск, которые все же не смогли подойти к Куликову полю и поспешно ушли в Литву сразу после разгрома Мамая. Сам Мамай бежал именно в Крым. После Куликовской битвы выяснилось, что основной задачей наемных пехотинцев гэнуэзцев должна была стать переправка захваченных рабов в Крым, они сопровождали гигантский обоз, груженный кандалами производства европейских кузнецов.

Услугами хазар-работорговцев пользовался Марко Поло. А затем католические монахи. И если Марко Поло выполнял роль разведчика, орденское начальство католических монахов выполняло волю папы, который действовал по наущению хазар, осевших в Европе. Идея была такова _ обратить в католицизм монгольскую верхушку (как когда-то обратили в иудаизм верхушку хазар) и руками монгол (точнее, их саблями, виселецами, плетками, цепями) обратить русских из православия в католицизм. А затем править русскими так же, как удавалось править литовцами, обращенными в католицизм. Было несколько таких монашеских экспедиций, часть из которых пользовалась поддержкой армян из Передней Азии. Караимы готовили новую волну монгольского террора против русских, зная, что русские не согласятся стать ''слугами папы''. Затея не удалась. Русских тогда спас Господь - исторически сложилось так, что монахам-католикам не повезло, часть из них монголы перевешали. На спасение русских от возможных страшных последствий этой стратегической затеи крымских и европейских хазар (караимов) и католиков огромное влияние оказал воинский и подвижнический подвиг святого Александра Невского. Разгром Александром Невским тевтонов, нашествие которых также было спровоцировано интригами караимов, его подвижничество в стане монгольского хана отвратили симпатии монгол от католиков и положили начало традиции перехода татар в Русское Православие.

Ересь жидовствующих

Удалось другое. Несколько иудеев-хазар, составивших относительно небольшую ''спецгруппу'' из ''засланных казачков'', смогли насадить на Руси известную своими страшными последствиями ересь жидовствующих. Группа состояла из гипнотизеров, пропагандистов, фокусников, алхимиков, имела в своем составе врачей, обученных лечить, убивать, применять психотропные вещества, и пользовалась мощной финансовой поддержкой, приходившей из района Венгрии. Да и сами они были в основном выходцами из этой части Европы. Они навербовали большое количество сторонников и агентуры из числа высшего духовенства и дворянства, чуть было в эту ересь не перешел Иван 3, которого от этой участи спас русский Патриарх. ''Жидовствующие'' вступили в заговор и по команде, полученной от пришельцев из ''группы координации'', подняли открытый мятеж. Их сторонники смогли одновременно закрыть большинство храмов в центральных районах Московского государства, настоятели этих храмов плясали на ступенях храмов, принимали непристойные позы, глумились над верой и Иисусом Христом. К этому времени уже был жутко велик список их жертв - кто был отравлен, кто оклеветан и казнен, кто убит при странных обстоятельствах подосланными убийцами. Они ожидали перехода на их сторону Ивана 3 и готовы были начать массовое истребление противников ереси руками московского князя, но просчитались. Репрессии начались против них, часть группы пришельцев была выявлена следствием и казнена, кто-то бежал, кто-то ушел в подполье. Не удалось вырезать руками Ивана 3 русских купцов в Иране, конкурировавших с английской Московской кампанией. Эта кампания получала тогда от 18 000 до 32 000% прибыли при ведении торговли с Ираном через Россию. Русские купцы сумели избежать гибели от клеветы и показать, что англичане и ''ростовщики восточного происхождения'' строят иранскому шаху флот на Каспии для войны против русских. Но группа пришельцев-хазар из Европы успешно спровоцировала гражданскую усобицу в русском государстве, до этого быстро набиравшем силу.

У большевиков, эсеров и ''упрощенных масонов'' были во времена средневековья успешные предшественники. С точки зрения этнической психологии существенно _ средневековые ''конспираторы, террористы и пропагандисты'' оказались связанными прямыми узами этнического (и этнопсихологического) родством с большей частью известных ''революционеров'', таких как Троцкий (Бронштейн), Свердлов (Янкель) и многих других.

В средневековье после подавления мятежа ''жидовствующих'' дальнейшие события связаны с относительно удачной ''спецработой'' засланной ''спецгруппы''. Иван 4 (''Грозный'') вынужден был продолжать репрессии, начатые еще Иваном 3. На ослабленное государство возобновились набеги из Крыма, тайно руководимые крымскими караимами. Велась тяжелая война на Западе, там действовали против России караимы из Паневежиса и потомки хазар, находившиеся в Италии, Англии, Испании. Все усилия были направлены на отвлечение усилий и ресурсов русских от внутреннего развития и государственного строительства, на недопущение полного разгрома подполья, ориентированного на иностранных хозяев и идеологов. Далее был Борис Годунов, происхождение и политическая судьба которого далеко еще не полностью изучены и не освещены. Особенно его этническое происхождение, его причастность к антиправославному подполью, цели и задачи его политики. Примечательно, но до революции 1917 года его причастность к убийству наследника престола не вызывала сомнения ни у кого, а пришедшие к власти под видом ''русских большевиков'' представители этноса ''восточных евреев'' очень быстро и целенаправленно изменили трактовку этих исторических событий.

Ряд специалистов утверждают: ''Проект Борис Годунов'' в значительной степени был проектом формирования системы управления ''этносом православных русских'' со стороны ''адаптированной псевдоправославной этнической группы'' после провала предыдущего проекта прямого управления русскими на основе новой ''модификации веры''. Мнение это достаточно обоснованно, сторонники этой точки зрения говорят о том, что есть много общего в подходах при формировании различных систем управления: системы управления хазарами в Хазарии со стороны иудейских раввинов (''псевдотюрок'') на основе имитации власти псевдоправителя-марионетки, системы управления русскими из центра управления, состоящего из псевдорусских (''ересь жидовствующих''); системы управления при Борисе Годунове и Лжедмитрии на основе ''псевдоправославия'', системы управления при Свердлове, Троцком, Ленине на основе ''псевдонародных представителей''. Это отражает исторически сложившиеся этнические психологические установки, отражающие опыт управления другим этносом.

Истребление России и русских

Примечательно, но чеченцы также активно пользуются тем же самым методом - они используют различные схемы для формирования марионеточных агентурных сетей в правоохранительных органах и госаппарате России, образуют марионеточные псевдороссийские (псевдорусские) банки, фирмы, лотерейные и пропагандисткие проекты, организуют свои браки с ''временными женами'' (псевдобраки). Только в более мелких (пока) масштабах, чем гунны (хунны) осуществляли когда-то в Китае.

Роль ''местечковых ашкенази'' в спаивании и ограблении славянского населения на Украине при поляках известна. Восточноеврейские исторические хроники ''Хмельничщина'' подробно и душераздирающе рассказывают о восстании против шинкарей и польских панов при Богдане Хмельницком. Умалчивают о главных причинах восстания Богдана Хмельницкого - поляки-католики и ''этнос восточных евреев'' лишили русское население главного - возможности физически и духовно выжить. Шинкари- ''ашкенази'' получили у католиков право на всей Украине закрывать или открывать православные храмы по своему усмотрению. Славян фактически заставляли сделать выбор - или пойти под власть крымского хана (управляемого крымскими караимами), или принять католичество и попасть под влияние другой части этого же этноса, контролировавшего к этому времени политику папского престола в Восточной Европе. Но в обоих случаях славянам не оставляли надежды на выживание, они могли надеяться только на возможность в конце концов очистить территорию для другого этноса, вымереть более медленно и менее мучительно. Случайно ли, что пришедшие в 1991 году к власти в Москве ''демократы, антикоммунисты и контрреволюционеры'' в первую очередь переименовали в Москве не метро ''Площадь Революции'', а улицу Богдана Хмельницкого?

Роль экономических интересов и этнопсихологических амбиций ''ашкенази'' и ''азиатских евреев'' в провоцировании войн с использованием против России различных ресурсов и войск из Англии, Франции, Турции, Австро-Венгрии, их роль в разжигании антирусских настроений в Польше, Прибалтике, на Западной Украине, в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, в Закавказье на протяжении 17_20 вв. подлежит отдельному рассмотрению. Эта роль чрезвычайно велика, но описана фрагментарно. Несомненна активная и ключевая роль этих этносов организации ''русского революционного терроризма'' в кровавых событиях двух русских революций, которые являются спланированным геноцидом русских и славян. Удивительным и ярким является документально доказанный факт проявления у ''ашкенази-революционеров'' патологически сильных, рудиментарных, унаследованных из глубины веков этнопсихологических установок на необходимость осуществления массовых террористических актов этнической мести целым этносам и народам, ''обидевшим'' их предков сотни и тысячи лет назад. Анализ психологических установок у лиц из группы ''этнических ашкенази'' (психологической доминанты), группировавшейся вокруг их соплеменника Троцкого, показывает, что они желали геноцида не только для русских, но и для китайцев. Этнопсихологические установки гуннов на месть китайцам оказались воспроизведены в сознании этих людей с необычайной силой.

В свое время сотрудники ЧК (слово ''чека'' некоторыми исследователями переводится как ''бойня для скота'') расстреливали за слово ''хазарин''. Это была ''борьба с экстремизмом'', которую вела в России этнополитическая группа, захватившая власть с иностранной поддержкой при активном использовании безудержного террора, политических и пропагандистских манипуляций. В России в течение 70 лет после этих событий, с 1917-го по 1987-й, были истреблены русские предприниматели и финансисты, были осуществлены изъятие ресурсов воспроизводства (материальных, образовательных, биологических, территориальных, административных) и собственности у одного этноса и передача ее в руки других этносов. Создана иная этноконфессиональная ситуация в распределении сфер влияния в обществе, в системе распоряжения ресурсами для воспроизводства этносов. Ситуация создавалась сознательно, на протяжении десятилетий.

Роль чеченцев в планах хазар

Чеченцы как этнос, происходящий от хазар, получили от ''ашкенази'' очень много. В основном - за счет истребления и ограбления русского населения как в Чечне, так и за ее пределами. ХХ век для них закончился полной ''этнической зачисткой'' русских в Чечне, созданием многоликой и бесперебойной системы изъятия и перераспределения в свою пользу ресурсов и источников доходов, потенциально предназначенных для русских, проживающих в России. Российские войска в Чечне не в счет. Чеченцы готовы с ними временно примириться. У них существует уверенность, что достигнуто главное - уничтожено масштабное присутствие коренного русского населения даже на вновь присоединенных при Хрущеве традиционно полностью русских моноэтнических казачьих территориях. По их мнению, еще более важно то, что исключена даже малейшая вероятность возвращения русских. Чеченцы уверены, что их небольшие группы и отчаянные храбрецы будут впоследствии физически уничтожены.

В этой большой этнополитической и геополитической игре есть традиционное место как для чеченцев-террористов (''немирных''), так и для чеченцев-политиков, чеченцев-#предпринимателей (''мирных''), проживающих в Чечне, в Ингушетии, на Кавказе, в России. Каждый знает свою роль в гигантских этнокорпоративных криминальных сообществах, пронизанных элементами доисторической психологии, идеологией средневековых тайных мистических организаций (орденов). И это знание в совокупности с унаследованными из веков этнопсихологическими установками хазар определяют закономерные проявления различных элементов этнической психологии чеченцев в наши дни и в обозримом будущем.

История и этническая психология позволяют взглянуть несколько с иной точки зрения на странное, причудливое переплетение фактов взаимодействия в исторических событиях таких людей, как Басаев, Березовский, Лебедь, лорд Джадд, Киселев, Рыбкин, Дудаев, Старовойтова, Клинтон, Шеварднадзе, Гелаев, Хаттаб, Буш, Солана, Бараев, Хасбулатов, Политковская, Познер. Или на тот факт, что ''великий советский писатель Аркадий Гайдар'', дедушка ''великого демократа-рыночника'' Егора Гайдара, с большим энтузиазмом физически истреблял русских уже после окончания гражданской войны как раз в местах традиционного проживания гуннов в Хакассии. Во время правления Егора Гайдара генерал Джохар Дудаев получил от возглавляемого Егором российского Правительства все необходимое для начала широкомасштабного геноцида русских в Чечне. Активный ''сторонник демократов'' артист и танцор Эсамбаев (с длинным хвостом слухов об ''ориентации'') во главе делегации ''представителей чеченского народа'' приезжал к генералу Дудаеву ''приглашать на чеченское царство''. Дудаев встречал делегацию и кормил-поил ее членов за счет обворовывания продовольственного пайка солдат и летчиков своей дивизии. К этому времени он (в солдатской среде) уже создал подпольную мистическую организацию (т.н. тогда представители ''параллельного ислама'', сейчас ''ваххабиты-радикалы'') из числа призывников-чеченцев, наладил связи с прибалтийскими караимами. К этому времени ни один самолет его дивизии уже не летал, ни один летчик не мог летать на самолетах такого же типа из состава других дивизий. Но еще раньше друзья и соплеменники Тимура Гайдара продвигали Джохара Дудаева и готовили его в ''спецмиссионеры''. Тимур Гайдар был шефом военного отдела газеты ''Правда'', органа ЦК КПСС, а также отцом ''экономиста'' Егора Гайдара, сыном ''писателя и журналиста'' Аркадия Гайдара.

Все удивляются тому, что чеченцы в Афганистане в составе советских войск проявляли бессмысленную жестокость по отношению к мусульманам. Тот же Дудаев был автором ''ковровых бомбометаний''. Все дело в том, что тейповое сознание, тейповая психология чеченца не признавала и не признает другие этносы равноправными (''человеческими'').

Дудаев и его преемники действовали и действуют при плохо скрываемой поддержке со стороны США, Турции, других стран НАТО, при открытой поддержке со стороны Бориса Березовского, Гусинского и их друзей. При этом решение о проведении политики в их поддержку с опорой на ресурсы государства и военно-политического блока НАТО также определяли представители все тех же этнических групп под предлогом наличия государственного в такой политике интереса того или иного государства. В действительности же решались только узкоэтнические задачи. Чеченские тейпы и тайные мистические структуры стали боевым отрядом для другого этноса, того, с которым чеченцы связаны узами истории происхождения и схожими взглядами на русских и славян.
Сергей БЛАГОВОЛИН.
(Продолжение следует).

http://www.rv.ru/content.php3?id=514
http://www.rv.ru/content.php3?id=553
http://www.rv.ru/content.php3?id=567
http://www.rv.ru/content.php3?id=616

30 ПРОЦЕНТОВ ЧЕЧЕНЦЕВ ИСПОВЕДУЮТ ИУДАИЗМ http://rons.ru/zhen-ev.htm - Это вам в ответ на вопрос, почему нонешняя хазарская власть отдала страну на разграбление "кавказцам".

"Помните, Кадыров в интервью объявил, что Хаттаб и Басаев на самом деле горские евреи? Фото Басаева- 100% еврей: Отдельные сограждане тогда решили, что Кадыров спятил. На самом деле в этом есть великая сермяжная правда. Дело в том, что в процессе расселения чеченцев в горах Северного Кавказа они действительно ассимилировали племена хазарского происхождения, исповедовавшие иудаизм. И остатки этого иудаизма сохранились в верованиях некоторых чеченских тейпов. О чем, кстати, хорошо было осведомлено отечественное НКВД. В инструкции 36-го года Грозненского НКВД по работе с агентурой утверждалось, что до 30 процентов чеченцев исповедуют иудаизм и на этом основании считают остальных чеченцев недоумками. Там же утверждалось, что эта категория лиц охотно идет на сотрудничество с органами... "

читатель » 04 июл 2007, 12:07

продолжение часть 3 и часть 4.

Этническая психология чеченцев и ислам

Прибывшие в Азербайджан и Грузию, а затем переправленные в Чечню арабские боевики-ваххабиты были немало удивлены, присмотревшись к практике чеченцев. Боевой, политической и духовной.

Прозревание наступало медленно, но верно. Однако мышеловка захлопывалась по искусно построенной программе. Арабы делились на несколько групп, формировавшихся по разному принципу. Но практически все они были заражены ''исламским боевым романтизмом'', основу которого составляло психологическое ощущение мира на основе исламских догматов и арабского традиционного исламского сознания, которому присущи черты племенной психологии, но которое уже давно отошло от рудиментов родового и дородового сознания, которым, по сути, является чеченское тейповое сознание. Арабы вдруг стали осознавать, что попали в мир язычников с исламской окраской. Но всякие попытки протестовать пресекались просто - несогласных расстреливали, невзирая на заслуги в боях с ''неверными'' и количество зверски убитых пленных военнослужащих, нечеченского гражданского населения.

Арабские наемники не понимали, что организационная машина их обработки, вербовки и переправки в Чечню работает на основе американских планов, частью которых является использование традиционно сильной агентуры Великобритании, Франции и Германии в среде высшего политического и духовного руководства арабских государств. США разработали и проводили в жизнь план по ''канализации'' арабских нефтяных денег и притязаний в сторону севера, в Россию, на постсоветское пространство. Арабские деньги мешали еврейским банкирам США, а арабские притязания грозили существованию Израиля. Арабские наемники стали пушечным мясом в чужой игре, где всем, даже британцам и французам, отводилась роль марионеток. Американцы знали, что такое чеченцы, которых еще британцы 17-го века в секретных донесениях именовали ''темным и безумно зверским'' народом.

Этническая психология чеченца воспринимает ислам только как способ подтверждения тейповых установок, законов, внутритейповых мифов, всей полноты разнообразных вариантов именно тейпового чеченского сознания. Арабских боевиков-ваххабитов до глубины души потрясали рассуждения чеченцев о том, что ''Аллах сказал по нашему закону'', ''Аллах говорил делать то, чему учили нас предки'', ''законы Аллаха не противоречат нашим законам''. Насколько чуждо для мусульманского ортодокса все это слышать. Ведь он, ваххабит, приехал вроде бы жизнь отдать за своих бедных единоверцев, которых убивают ''эти проклятые русские гяуры'', вдруг услышал, что эти ''единоверцы'' ставят Аллаха на один уровень или даже ниже (!) своих языческих предков, вполне ''обычных человеков'' совсем небожественного происхождения и еще подхваливают Аллаха за то, что он такой хороший, равнялся на этих людей, живших вполне земной жизнью язычников, хоть и давно.

Там же присутствовали сцены знакомства арабов с пережитками языческой практики поведения чеченцев. Мусульмане - единобожники, верят в то, что Аллах никогда не рождался и не был рожден, что Аллах был и будет всегда. А тут такое кощунство, он, оказывается, всего лишь навсего ''хороший, правильный бог'', который не противоречит давно умершим прямым родственникам-мужчинам из того или иного тейпа. Было от чего прийти в замешательство.

Но некоторые боевики, запуганные или хорошо знавшие истинный механизм войны арабов в Чечне, сохраняли психологическую устойчивость и спокойно продолжали ''выполнять свой долг''. Таким был Хаттаб и некоторые другие арабские боевики, хорошо знавшие, что хотят от них их хозяева из спецслужб стран НАТО, прежде всего из ЦРУ. Хаттаб и еще ряд арабских боевиков совсем не зря в присутствии чеченцев из бандформирований (и только чеченцев) совершали распитие свежей человеческой крови, набранной из горла только что зарезанного русского военнослужащего (тело которого еще агонизировало) или таким же образом зарезанной русской девушки. Считалось, что Хаттаб и ему подобные становились ''истинными волками''. Но это уже не ислам, это язычество в самых диких и зверских формах. В виде тейпового сознания и тейповой психологии.




Психология внутритейповой иерархии

Важным элементов психологического образа мира для тейповика является его представление о рае и его земном пути до прихода в рай.

Представление о Рае и психология ощущения бытия и вечности у тейповика пронизаны древними языческими представлениями гуннов о духах предков, ''Великом Небе'', элементами иудаизма хазарской эпохи (перекликающимися с караимской идеологией), которые так причудливо и прочно вплетены в чеченский вариант ислама, что сам этот ислам стал деформированным, ''очечененным''. Что и ставило в тупик арабских боевиков-ваххабитов, прибывших для ''поддержки братьев по вере''. В советский период это относили за счет ''влияния горского адата'', то есть ''народных обычаев''.

Но сами исследователи не были заинтересованы в том, чтобы кто-то из русских знал правду о причинно-следственной канве в истории России, истории ее смут, революций, правду об этническом составе правящего клана, опиравшегося на репрессивные и манипулятивные методы при управлении русскими и славянами. Исторические факты об истории Руси, гуннов, хазар, караимов, чеченцев, душераздирающая правда о геноциде в судьбе русских общин в Средней Азии, на Северном Кавказе и в Закавказье в период гражданской войны были очень неудобны для использования и находились под запретом. С началом нового этапа закрепления того же клана на той же территории (''перестройка''), когда в США были приняты к исполнению планы по доведению численности русских до 50 млн. человек, в условиях распада страны и нового витка геноцида русских правда о чеченской тейповой психологии также была не нужна - чеченцы были избраны в качестве боевого отряда демократов. Им дали Дудаева в вожди, оружие и гарантии безнаказанности.

При странных обстоятельствах вдруг сгорел газетный архив с прессой периода гражданской войны, которая могла бы стать ярким документальным иллюстративным материалом по психологии, мечтам, устремлениям, способам действий русофобов, потомки которых приступили к этнической приватизации имущества чужого им этноса, отнимая предприятия, природные богатства, землю и квартиры у русских и других славян. Но еще ранее, ''при власти коммунистов'', в закрытых, официальных инструкциях для цензоров было запрещено пропускать в печать ссылки на советские же массовые издания, выходившие в 1920-1930-х годах, а также цитировать русские национальные источники конца 19 - начала 20 века.

Тейповик, вырезавший русских всех возрастов, насиловавший русских женщин и детей, торговавший русскими рабами обоих полов и любого возраста, был уверен в неразрывности своего земного бытия и бытия небесного. Он уверен, что на земле и на небесах он существует в системе клановых, тейповых отношений, в обществе своих родственников. ''Верхние родственники'', еще живущие и давно ''ушедшие на небеса'', являются частью пирамиды, вершина которой уходит делеко вверх, теряется ''в вышине веков'', где многочисленные предки управляют друг другом в соответствии с теми отношениями, в которых они находились друг с другом до смерти. И каждый ушедший на небеса просто перемещается в ту часть тейповой пирамиды, которая находится ''вверху''. Разница между живым членом клана и мертвым состоит в том, что живые могут своими делами изменить свой авторитет и положение в клане, а мертвые уже нет. Поэтому тейповик стремится как можно более дольше прожить, завоевать как можно более высокое положение внутри клана, которое, как принято, завоевывается ''доблестями волка-охотника'', приносящего пользу ''всей стае'', которая ''охотится на овец, баранов, козочек и прочих'', что в свою очередь подразумевает различные формы паразитирования на других народах и даже на других кланах чеченцев (''чужих стаях'').

В подлинном чеченском фольклоре до сих пор сохранились характерные песни для детей (не исполняемые для русских солдат, рабов и чиновников), в которых восхваляются доблести набегов и грабежей, совершавшихся веками. Например, чеченская женщина в возвышенной эпической форме похваляется доблестями своего любимого, который лихо подкрался на виду у других горцев к казачей станице, лихо украл ребенка (казаченка) и лихо ушел от погони казаков, которые пытались отбить у ее любимого его добычу. Женщина в песне хвастает перед подругами, что теперь они будут целый год хорошо и сытно жить, потому что выгодно продадут ребенка туркам, а те сделают из него евнуха-раба. В песнях, сказках и преданиях восхваляются удачливые, жестокие грабители и убийцы, коварные и изобретательные мстители, мошенники. Практически полностью отсутствуют положительные герои-труженики, не восхваляется доброта, мягкость. Полностью отсутствуют положительные герои, которые хорошо относятся к кому-либо, кроме своих родственников, и то только по мужской линии.

Тейповая психология, особенно та ее часть, которая воспроизводит вертикаль подчинения в тейпе, заботливо воспроизводится старшим поколением тейпа и иностранными ''кураторами'' чеченцев. Эти ''кураторы'' работают с чеченскими тейпами, их боевиками, их тейповой сетью агентов в России по линии спецслужб государств НАТО, организуя и направляя ''борьбу чеченского народа''.

Примером воспроизводства чеченского иерархического тейпового сознания является пропагандистская деятельность внутри чеченских боевиков и чеченской диаспоры России известного современного идеолога, финансиста и организатора чеченского террористического движения Ходжахмета Нухаева. Под видом проповеди ''полезности ислама'' он создал адаптированную к нуждам боевиков систему идеологической и психологической обработки чеченской молодежи. Эта система интересна сама по себе как продукт совместной деятельности специалистов иностранных спецслужб и доморощенного тейпового ''мудреца''. По сути дела целенаправленно осуществляется формирование и воспроизводство тоталитарного, сектантского сознания хорошо управляемых насильников. Работа ведется на основе старательно применяемых западных технологий, уже ''зарекомендовавших себя'' в мире при создании и ''модернизации'' различных сект и ''движений'' - кришнаитов, талибан, ''свидетелей Иеговы'', ''автокефального православия'' и пр.

Примечательно, что Ходжахмет Нухаев, находясь официально в розыске за террористическую деятельность, свободно передвигается по России и другим странам, имеет до сих пор разветвленную систему своей доходной (''приватизированной'' у русских) собственности по всей России, а его родственники и однотейповики использовали, используют и будут использовать рабский труд захваченных русских, насильно ''посаженных'' на наркотики. Так было и во времена ''русской империи'', и во времена коммунистов, так обстоит дело и сейчас.

Нухаев проповедует власть и авторитет ''старших'', обращается к авторитету предков, внушая мысль, что авторитет умерших предков присутствует в авторитете всех живых ''старших''. Ислам подтверждает (не устанавливает, а только подтверждает) авторитет и правильность тейповых законов. Тейповик - часть тейпа, рода, его винтик.

Вообще же для тейповика является весьма привлекательной мысль о том, что в пожилом возрасте на него будет работать часть младших членов клана, что он будет иметь столько женщин, сколько будет ему нужно, а это в свою очередь после смерти обеспечит ему хорошее положение среди тех сородичей, которые уже умерли веками ранее, так как те, кто ему прислуживает сейчас, будут также ему прислуживать и после смерти.

Этими обстоятельствами в психологии чеченского тейпа пользовались русские воины в средние века во время проведения антитеррористических операций. Такая операция начиналась после очередного дикого набега горцев, шайки которых доходили до пределов нынешних границ Воронежской области и даже дальше.

Горцы убивали и похищали в рабство людей, в основном крестьян, как наиболее беззащитных. Но не щадили любого. Жгли села, усадьбы, грабили, приходя зачастую вместе с турецкими или татарскими боевыми отрядами. После их набега русские отпевали и хоронили убитых, выдерживали траур. Потом снаряжалась дружина или крупный казачий отряд, если наступала зима, то, как правило, ждали следующего года. Но в любом случае после начала средневековой контртеррористической операции отряд быстро продвигался в глубь горской территории, уничтожая дозоры и мелкие случайные конные разъезды горцев.

Русские действовали по общепринятым законам того времени, помнили о своих убитых и поруганных, знали, где искать убийц и насильников, кого конкретно, знали, что с ними делать . Искали тех, кто участвовал в набеге и убийствах, а также их однотейповиков. Найденных в плен не брали, детей и женщин не убивали, если члены тейпа раньше при грабительском набеге на русских сами не усердствовали в истреблении русских женщин и детей. Все мужчины виновного в набеге тейпа, способные носить оружие и принимавшие участие в набеге, уничтожались полностью.

Особым интересом русских средневековых мстителей пользовались места нахождения ''старших''. Мужчин-стариков из тейпа убийц искали особо тщательно для их беспощадного уничтожения на месте. Это определялось тем, что русские средневековые мстители были осведомлены о иерархической языческой психологии средневекового чеченского тейпа. Они понимали, что набег мог быть организован только по инициативе и с согласия этих стариков, которые и были основными ''выгодополучателями'' от ''коммерческо-хозяйственных результатов'' набега, то есть получали основной доход от грабежей и убийств.

Если контртеррористическая операция была удачной, то виновный тейп (род) переставал существовать, его детей и женщин разбирали соседние тейпы, обычно обращая всех членов тейпа-неудачника в своих домашних рабов, или продавали их туркам, персам, грузинам в рабство. Другие тейпы какое-то время воздерживались от набегов. Но хищнический образ жизни, отсутствие иных источников дохода, кроме грабежей, толкали тейповиков на путь ''сухопутных пиратов''. Вновь грабились русские села, станицы, торговые пути. ''Волчий'', хищнический образ экономического существования тейпа формировал, поддерживал, воспроизводил волчий тип тейповой психологии. Позднее русские пытались тем или иным способом переселить чеченцев на равнину, где им труднее было скрываться после грабежей и приходилось добывать себе пропитание обычным трудом.

Если ответная операция была неудачной, но удавалось уничтожить нескольких старших, сам тейп в течение какого-то времени не нападал. Пример был налицо, а именно: ''старший'' умер рано, остались его одногодки, которые проживут больше и умрут в более преклонном возрасте и будут старше его на небесах. Убитый, особенно если его повесили (убили без пролития крови и не дали правильно выйти душе из тела), потерял право управлять на небе многими (если не всеми) младшими членами тейпа. Оставалось уважение как к погибшему за тейп, но без права управления как ''старшего авторитета''.

Другие члены тейпа, его одногодки, сами ''войдут в авторитет старшего'' и будут управлять после смерти более молодыми соплеменниками, а значит, и им самим. Пока в тейпе не закреплялась новая иерархия авторитетов после уничтожения русскими в отместку за набег ''старшего авторитета'', тейп не совершал новых значительных набегов и убийств русских: зачем новым ''старикам'' рисковать не только благами своего нового места после передела власти, то есть земными благами на новом месте в иерархии тейпа? Или местом в иерархии загробной жизни, пока еще не состарился ''как следует'' и не оторвался по возрасту от погибшего предшественника, которому все поклонялись еще недавно? Пусть потом, в ином мире, все поклоняются ему, дольше прожившему и более мудрому. Кроме того, до тех пор, пока в тейпах понимали, что пришедшие мстить за набег русские будут убивать в первую очередь стариков-организаторов, тейповая старческая знать стремилась искать иные способы грабительской наживы, исключая глубокие и жестокие рейды. Тейпы тщательно просчитывали, в каком положении находятся русские, есть ли у них силы для ответа и, главное, есть ли у русских политический и военный управленческий аппарат (вождь, полководец, царь, генерал), который организует ответный поход. То есть может ли быть создана их набегом, грабежом и убийствами, когда разъяренные русские будут не просто воевать как бы вообще, а будут преследовать определенные тейпы, убивать их ''старших авторитетов''.

Психологией тейповиков пользовались и русские цари в более позднее время. Как только на Кавказе появлялась ''неуловимая шайка разбойниов'' или ''неуловимый абрек'', власти начинали выселять в Сибирь ''старших'' того тейпа или той сектантской структуры, к которой принадлежали убийцы. И тогда этих убийц и грабителей ''случайно'' ловили или убивали, чтобы после ареста они много не говорили русским.

Если убрать мишуру и словеса с действий зарубежных и российских ''демократических защитников чеченских невинных страдальцев'', убиваемых ''плохими федералами'' за то, что с оружием в руках нападают на федеральные войска или совершают теракты, то будет видно, что все их усилия направлены на обеспечение безопасности и комфорта для тех тейпов, чьи боевики активно воюют и принимают участие в наиболее активных террористических операциях. Если сопоставить наиболее громкие и жестокие теракты в Буденновске, Кизляре, Москве, то можно будет обнаружить, что их время, цель, место, пропагандистское обеспечение свидетельствуют о стремлении максимально обезопасить тот тейп, тот род, который выставляет бойцов-убийц и посылает террористов убивать русских. Четко прослеживается стремление не допустить стихийных или организованных действий, способных парализовать страхом не только тейп, к которому принадлежат убийцы, но и другие тейпы, способные поставлять убийц и террористов в будущем. Сами тейповики и их иностранные покровители прекрасно понимают, что нарушение безопасности тейпов, поставляющих боевиков для подполья и боевых отрядов, может привести к полной дезорганизации террористической активности и переносу ''освободительной войны'' на более поздние сроки, лет этак на 10-15, пока в России опять не будет создана такая внутриполитическая обстановка, при которой тейп и ''старшие тейпов'' будут чувствовать себя в безопасности, в то время как выделенные этим тейпом боевики и террористы будут убивать русских, торговать русскими рабами. Например, можно было бы обойтись без жертв во время теракта на Дубровке. Пример - действия турок при освобождении захваченного корабля с русскими туристами. Туркам были тогда важнее доходы от туристов, чем чеченцы. Они арестовали членов тейпа террористов, часть из тейповиков вообще была задержана тайно. Их турки избивали, насиловали (в том числе мужчин), снимая сцены на видеопленку, обещали убить. Террористы фактически сдались сами, не нанеся заложникам никакого вреда.

В настоящее время тейповики рассматривают в качестве перспективной ''работы для стаи'', то есть для тейпов, следующие направления: боевые действия, коммерция, политические ''союзы'' с демократами и иностранцами, работа на иностранные спецслужбы, участие в пропагандистских антироссийских операциях. Помощь в этнической экспансии азербайджанцев в Россию и работу по дезинтерации России руководство чеченских тейпов также рассматривает как часть своей тейповой, ''волчьей охоты'' на русское имущество, русскую плоть, русских рабов, обеспечение тейпу возможности жить за счет других тем или иным способом. В Турции и на Западе чеченцы с гордостью говорят, что они воевали против русских вместе с французами, англичанами, немцами, турками, персами. Берутся обеспечивать интересы США и НАТО в вопросах военно-политического продвижения на Восток, сотрудничают с наркомафиями, помогают иностранным спецслужбам действовать не только в России, но и в третьих странах - в арабском мире, странах Восточной и Западной Европы. Тейп (тейповик) признает только себя и свой тейп. Поэтому один и тот же человек в Западной Европе может работать на немцев против американцев и против американцев на немцев. А его тейп, если заплатят французы, для своего развлечения может спокойно отрезать голову агенту ЦРУ в Чечне.

Вывод из вышеописанного может быть один - только реальные знания этнической психологии тех людей, которые планировали и осуществляли массовый геноцид русских и других славян, доступные не одним чиновникам, принимающим решения на государственном уровне, но и жителям российских городов, Северного Кавказа, солдатам и офицерам Российском армии и других силовых структур, населению Западной и Восточной Европы, США, Канады, арабских стран и стран Среднего Востока, позволят противостоять диким проявлениям доисторических нравов, доисторической морали их носителей. Рудименты первобытного полузвериного коллективного сознания, волею судьбы сохранившиеся в среде некоторых этносов, должны быть понятны и узнаваемы для представителей других этносов, что позволит предотвращать преступления против целых народов под видом обеспечения этнической самобытности, свободы, демократии...

Остро стоит вопрос о ликвидации последствий преступного геноцида русских на Северном Кавказе и в Закавказье, совершенного за последние 80 лет. В числе таких первоочередных действий - возвращение русским их территорий, отторгнутых от русских областей всюду, в том числе в Чечне.

Сергей БЛАГОВОЛИН.

http://www.rv.ru/content.php3?id=514
http://www.rv.ru/content.php3?id=553
http://www.rv.ru/content.php3?id=567
http://www.rv.ru/content.php3?id=616

admin » 01 дек 2007, 02:07

Игорь Пыхалов
«КАВКАЗСКИЕ ОРЛЫ» ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ


Согласно писаниям современных чечено-ингушских летописцев, их соплеменники были самыми верными слугами государя-императора, до последней капли крови бились за белое дело и одновременно сыграли роль в победе большевиков. На самом деле основными достижениями предшественников Дудаева и Басаева, как и в нынешние времена, были грабежи и расправы над мирным населением.

В ожидании турецкого султана

Как обычно случается при ослаблении государственной власти, после переворота февраля 1917 года по всей стране немедленно подняли голову всевозможные националистические движения. Не стал исключением и Северный Кавказ. Уже в апреле там создаются так называемые «национальные советы» горских народов. 1 (14) мая 1917 года на съезде горских народов во Владикавказе был учреждён «Союз объединённых горцев Кавказа». Центральный комитет «Союза» возглавил чеченский нефтепромышленник миллионер Топа Чермоев.

По настоянию «Союза» для предстоящей борьбы за власть и межплеменных разборок осенью того же года с фронта была отозвана Кавказская туземная конная дивизия (так называемая «дикая дивизия»), развёрнутая к тому времени в корпус. Не слишком отличившись на фронте и не сумев навести порядок в Петрограде во время августовского выступления Корнилова, джигиты с энтузиазмом занялись борьбой за самостийность. Причём борьба эта, как и положено, переплеталась с желанием захватить и разграбить соседние земли.

В ноябре «Союз объединённых горцев Кавказа» провозгласил создание «Горской республики», претендовавшей на территории от Каспийского до Чёрного моря, включая Ставрополье, Кубань и Черноморье. Председателем правительства стал всё тот же Чермоев. 23 ноября (6 декабря) 1917 года исполком Чеченского национального совета направил Грозненскому совету рабочих и солдатских депутатов ультиматум, потребовав разоружения рабочих отрядов и находившегося в городе революционно настроенного 111‑го полка.

На следующий день в Грозном было спровоцировано убийство нескольких всадников и офицера чеченского полка «дикой дивизии». Вечером несколько сот чеченских всадников разграбили и подожгли Новогрозненские нефтепромыслы, которые горели 18 месяцев. Грозненский совет принял решение о выводе 111‑го полка в Ставрополь.

Однако главный удар пришёлся на расположенные рядом казачьи станицы. Ещё в дореволюционные годы их жители постоянно страдали от грабежей, разбоев и убийств, творимых вольнолюбивыми абреками. После начала 1‑й мировой войны, когда боеспособное мужское население из казачьих станиц было забрано на фронт, кавказская преступность достигла небывалых масштабов.

В конце 1917 года чеченцы и ингуши приступили к планомерному изгнанию русского населения. В ноябре ингуши подожгли и разрушили станицу Фельдмаршальскую. 30 декабря чеченцы разграбили и сожгли станицу Кохановскую. Такая же участь постигла и станицу Ильинскую.

В январе 1918 года ингуши захватили и разграбили Владикавказ. Этот «подвиг» стал возможным благодаря всеобщему развалу и дезорганизации. На вопрос, где же войска, которые должны были защищать город, войсковой атаман Терского казачьего войска Л.Е. Медяник честно ответил: «Да они же разбежались по домам… осталось только шесть членов Правительства (Имеется в виду Терское войсковое правительство. — И. П.), генерал Голощапов да несколько офицеров и казаков» (Омельченко И.Л. Расказачивание терского казачества//Дарьял. Владикавказ, 1998. №3. С.110). Как выразился по этому поводу в своих мемуарах генерал-лейтенант А.И. Деникин, ингуши грабили «владикавказских граждан — за их беспомощность и непротивление» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.139).

Тем временем 3 марта 1918 года в Пятигорске на 2‑м съезде народов Терека была провозглашена Терская советская республика. Руководство Горской республики бежало в Грузию. Там, в условиях немецко-турецкой интервенции, 11 мая 1918 года был сформирован новый состав Горского правительства во главе с всё тем же Чермоевым. В тот же день было провозглашено создание независимой от России марионеточной «Республики горцев Северного Кавказа». В октябре 1918 года в обозе турецких войск «правительство» перебралось в Дагестан, обосновавшись в Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск). 17 ноября оно подписало договор с турецким главнокомандующим Юсуф-Иззет-пашой о пребывании в Дагестане турецких оккупационных войск.

Ограбление по‑ингушски

Тем временем кровавая смута на Северном Кавказе продолжала усиливаться. По словам Деникина:

«Чеченцы, помимо сложной внутренней своей распри, разделились и по признакам внешней политики, образовав одновременно два национальных совета: Грозненский округ, имевший старые счёты с терцами, по постановлению Гойтинского съезда шёл с большевиками и получал от них деньги, оружие и боевые припасы. Другая часть чеченцев — Веденский округ, — подчиняясь решению Атагинского съезда, стоял на стороне казаков, хотя и не оказывал им непосредственной помощи, и был против большевиков. Первые были связаны поэтому теснее с Ингушетией, вторые с Дагестаном. Между обеими группами разгоралась сильнейшая вражда, приводившая иногда к многодневным кровопролитным боям, чем до некоторой степени смягчалась опасность положения терских казаков. Осенью 1918 года Чечня установила близкие сношения с турецким командованием в Баку, которое через Дагестан оказывало чеченцам помощь оружием» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.140).

В ночь с 5 на 6 августа 1918 года в контролируемый большевиками Владикавказ ворвались казачьи и осетинские отряды, поддержанные частью населения города. Начались тяжёлые уличные бои. В этой ситуации временный чрезвычайный комиссар Юга России Г.К. Орджоникидзе тайно отправился в ингушское селение Базоркино на переговоры с лидером ингушских националистов, будущим гитлеровским прислужником Вассан-Гиреем Джабагиевым. В обмен на помощь в борьбе с мятежниками он пообещал от имени Советской власти, в случае победы, передать ингушам земли четырёх казачьих станиц. Предложение было принято. В ту же ночь в Базоркино начали прибывать вооруженные ингушские отряды. Соотношение сил резко изменилось, и 17 августа казаки и их сторонники отступили к станице Архонской. На следующий день боевые действия были прекращены, однако красные абреки не упустили случая в очередной раз разграбить Владикавказ, захватили государственный банк и монетный двор.

Во исполнение позорного сговора были выселены станицы Сунженская, Аки-Юртовская, Тарская и Тарский хутор с общим населением 10 тысяч человек. Во время выселения ингуши, по условиям соглашения, должны были «защищать имущество и граждан станиц от преступного элемента» (Омельченко И.Л. Расказачивание терского казачества//Дарьял. Владикавказ, 1998. №3. С.133). Вместо этого они сами занялись разбоем и грабежами. Как писали жители станицы Тарской в прошении на имя 5‑го съезда народов Терека,

«После августовских событий, участие в которых станица отрицает, Тарской был объявлен ультиматум: в течение двух дней убраться из станицы. После того как станица сложила оружие, в неё пришла охрана из ингушей (сотня).

Вместо охраны со дня же начались грабежи и разбои самой же охраны и, наконец, было приказано выехать всей станицей сразу. Начались грабежи и убийства. Пока доехали до Владикавказа, у станичников было ограблено 242 лошади, взято деньгами 78 тыс. рублей, ограблено вещей на 800000 рублей, расстреляно 13 человек» (Казаки//Шпион. Альманах писательского и журналистского расследования. 1994. №1 (3). С.42).

Во Владикавказе обоз встретили красноармейцы и от них, писали станичники, «мы увидели спасение» (Омельченко И.Л. Расказачивание терского казачества//Дарьял. Владикавказ, 1998. №3. С.134).

За оставленное в станицах имущество ингуши обязались заплатить переселенцам компенсацию в сумме 120 миллионов рублей, однако эта сумма так и не была выплачена.

В декабре 1918 года началось наступление Добровольческой армии на Северном Кавказе. 21 января (3 февраля) белые войска подошли к Владикавказу. После шести дней упорных боёв, в ходе которых был нанесён ряд последовательных ударов по ингушским аулам, 27 января (9 февраля) ингушский Национальный совет выразил от имени своего народа полную покорность деникинской власти.

В это же время был занят и Грозный. Поначалу, совсем в духе нынешней мягкотелой политики, белые власти попытались «решить проблему Чечни за столом переговоров». Разумеется, чеченцы сразу же восприняли это как признак слабости.

«Дважды назначенный в Грозном съезд чеченских представителей не состоялся ввиду отказа большевистских органов прислать своих поверенных. Чечня волновалась, район Грозного становился непроезжим, повсеместно участились нападения и обстрелы; вместе с тем чеченцы прервали железнодорожное сообщение с Петровском, произведя крушение двух рабочих поездов. Начиналось серьёзное восстание, центром которого стал аул Гойты, верстах в 25 от Грозного.

Наше почти двухмесячное выжидание было понято горцами как слабость. Между тем стратегическая обстановка на Дону и Маныче требовала спешной переброски возможно больших сил на север. Медлить дольше не представлялось возможным. Переговоры были прерваны, и решение вопроса предоставлено силе оружия» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.180).

23 марта (5 апреля) отряд кубанских и терских казаков под командованием генерал-лейтенанта Д.П. Драценко разгромил чеченцев у аула Алхан-Юрт, где они потеряли до 1000 человек, а сам аул был сожжён. Осознав, что церемониться с ними не будут, чеченцы грозненского округа начали присылать со всех сторон депутации с изъявлением покорности.

Правителем Чечни Деникин назначил генерала от артиллерии Эрисхана Алиева, чеченца по национальности, Ингушетии — ингуша генерал-майора Сафарбека Мальсагова. Однако реальная власть находилась в руках главнокомандующего войсками на Северном Кавказе сподвижника Корнилова генерала от кавалерии И.Г. Эрдели.

В мае 1919 года, после занятия Дагестана белыми войсками, «Горское правительство» заявило о самороспуске и вновь удрало в гостеприимную Грузию.

Бежали робкие чеченцы

Добившись признания своей власти, белые начали мобилизацию чеченцев и ингушей в свою армию. Приказом главнокомандующего ВСЮР генерал-лейтенанта А.И. Деникина №341 от 23 февраля (8 марта) 1919 года в состав Вооружённых сил на Юге России и Кавказской Добровольческой армии была включена Ингушская конная дивизия. Однако это соединение так и осталось на бумаге. Как вспоминал Деникин: «Формирование ингушских полков для Добровольческой армии не подвигалось, а вместо этого шло тайное формирование местных отрядов. Ингушетия по‑прежнему представляла собой враждебный вооружённый стан, который считался с одним лишь аргументом — силой» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.175).

В результате удалось создать лишь ингушскую конную бригаду из двух полков. По словам командовавшего Кавказской армией генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля, мобилизованные ингуши отличались крайне низкой боеспособностью. Тем не менее, с августа 1919 года ингушская бригада принимает активное участие в боевых действиях севернее Царицына.

Вклад чеченцев в дело борьбы с большевизмом оказался более весомым. Приказом Деникина №1101 от 1 (14) июня 1919 года была сформирована Чеченская конная дивизия в составе четырёх чеченских и кумыкского полков. Её командиром стал генерал-майор Александр Петрович Ревишин, фигура весьма колоритная. Летом 1917 года, будучи полковником русской армии, он выступал горячим сторонником создания крымско-татарских воинских частей. Затем служил «незалежной Украине» у гетмана Скоропадского. Наконец, оказавшись в деникинской армии, этот «интернационалист» с энтузиазмом возглавил чеченскую дивизию. 30 мая (13 июня) 1919 года дивизия выступила в поход на Астрахань в составе группы войск под командованием недавно усмирившего Чечню генерала Драценко. В походе участвовало три чеченских полка, 4‑й полк находился в стадии формирования.

Особой славы на поле боя чеченцы не снискали. «1‑й Чеченский конный полк, находившийся в глубоком, почти 10‑вёрстном, обходе слева, должен был перерезать дорогу Оленчевка — Промысловое, не допуская подхода к красным подкреплений, — вспоминал один из офицеров дивизии, штабс-ротмистр Дмитрий Де Витт, — однако полк задания своего не выполнил, потерял с утра связь с дивизией и в течение дня четыре раза безрезультатно атаковал позицию красных, пока, в свою очередь, сам не был атакован красной конницей и отброшен далеко в поле. Необстрелянные всадники, попав в тяжёлое положение, разбежались, и на следующий день удалось собрать едва половину полка: большая часть бежала в степи и затем дезертировала к себе в Чечню» (Де Витт Д.Чеченская конная дивизия. 1919 год//Звезда. 2005. №10. С.133).

И это совершенно неудивительно. Как отмечает тот же Де Витт, «Удельный вес чеченца как воина невелик, по натуре он — разбойник-абрек, и притом не из смелых: жертву себе он всегда намечает слабую и в случае победы над ней становится жесток до садизма. В бою единственным двигателем его является жажда грабежа, а также чувство животного страха перед офицером. Прослужив около года среди чеченцев и побывав у них в домашней обстановке в аулах, я думаю, что не ошибусь, утверждая, что все красивые и благородные обычаи Кавказа и адаты старины созданы не ими и не для них, а, очевидно, более культурными и одарёнными племенами. В то же время справедливость заставляет сказать, что чеченец незаменим и прекрасен, если, охваченный порывом, он брошен в преследование расстроенного врага. В этом случае — горе побеждённым: чеченец лезет напролом. Упорного же и длительного боя, особенно в пешем строю, они не выдерживают и легко, как и всякий дикий человек, при малейшей неудаче подвергаются панике» (Там же. С.160).

А на этот раз противник «отважным джигитам» попался серьёзный: «Красная конница прекрасно владела шашкой — это были почти сплошь красные казаки, и раны у чеченцев были в большинстве смертельные. Я сам видел разрубленные черепа, видел отрубленную начисто руку, плечо, разрубленное до 3‑4‑го ребра, и проч. — так могли рубить только хорошо обученные кавалерийские солдаты или казаки» (Там же. С.132).

Неудивительно, что в чеченских полках началось массовое дезертирство: «Полки Чеченской конной дивизии понесли большие потери во время Степного похода, но ещё больше таяли при отступлении от всё непрекращающегося дезертирства. Борьба с этим злом становилась невозможной: никакие наказания, вплоть до смертной казни, не могли удержать чеченца от соблазна бежать к себе домой под покровом ночи. После отступления полки были сведены в 1‑2 эскадрона, и вся дивизия из 3 полков едва насчитывала в строю 250‑300 шашек» (Там же. С.143).

По приказу генерала Ревишина за вооружённый грабёж и дезертирство 6 чеченцев из 2‑го полка были расстреляны, ещё 54 публично выпороты шомполами. После возвращения из неудачного похода дивизию пришлось формировать заново. 17 (30) июля поредевшие чеченские полки прибыли в Кизляр. Оттуда, погрузившись на поезд, остатки Чеченской конной дивизии отправились для нового формирования в Ставрополь.

Тем временем в Чечне и Ингушетии продолжались восстания: «На Северном Кавказе восстания не прекратились. Во второй половине июня они пронеслись по Ингушетии, горному Дагестану (Али-Хаджа), нагорной Чечне (Узун-Хаджи и Шерипов); затихнув в июле, они повторились в августе с новой силой в Чечне и Дагестане под руководством турецких и азербайджанских офицеров и при сильном влиянии советских денег и большевистской агитации, направляемой из Астрахани… И хотя восстания эти неизменно подавлялись русской властью, хотя они никогда не разгорались до степени, угрожающей жизненно нашему тылу; но всё же создавали вечно нервирующую политическую обстановку, отвлекая внимание, силы и средства от главного направления всех наших стремлений и помыслов» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.195).

В сентябре 1919 года в селении Ведено было провозглашено создание Северо‑Кавказского эмирства. Правителем новоявленной шариатской монархии стал имам Узун-Хаджи. Угроза со стороны Добровольческой армии заставила имама заключить союз с местными большевиками, причём партизанский отряд под командованием известного борца за советскую власть на Кавказе Н.Ф. Гикало вошёл в состав войск эмирства.

Впрочем, не стоит преувеличивать роль этих выступлений, как это любят делать кичливые представители «маленьких, но гордых народов»: «Недавно я прочитал мемуары Деникина. Генерал пишет: «Почему я не взял Москву? Я никогда не думал, что разбойные народы — чеченцы и ингуши — станут на стороне большевиков, которых мне приходилось выбивать прямой наводкой. И против этих головорезов лягут мои офицерские части”» (Эсембаев В.Чего нет в учебниках истории//Объединённая газета. М., 2005, май. №12 (68)).

Налицо традиционное враньё. Вот что сказано в мемуарах Деникина на самом деле: «Чаша народного терпения переполнена… В то время как казачья и добровольческая русская кровь льётся за освобождение Родины, мобилизованные, снабжённые русским оружием чеченцы и ингуши массами дезертируют и, пользуясь отсутствием на местах мужского населения, занимаются грабежами, разбоями, убийствами и поднимают открытые восстания» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. В 3 кн. Кн.3, т.4, т.5. Вооружённые силы Юга России. М., 2006. С.617).

Между тем с 28 сентября по 20 декабря 1919 года чеченская дивизия принимает участие в боях с повстанцами Нестора Махно в составе группы войск особого назначения, отличившись по части грабежей:

«Не прошло и нескольких дней, как у меня в эскадроне произошёл новый случай, столь характерный для чеченцев. Проходя через базарную площадь, я услышал в стороне сильный крик, и одновременно с тем ко мне подошёл какой‑то человек, говоря: «Что‑то неладное происходит с вашим чеченцем». Я вошёл в толпу и увидел своего всадника 2‑го взвода, отбивавшегося от какой‑то храброй бабы, уцепившейся ему в фалды черкески. «Я тебя, косой дьявол, до начальника доставлю, если не вернёшь сапоги!» — визжала баба. Я здесь же на месте разобрал их спор. Мне было вполне очевидно, что чеченец украл сапоги, лежавшие на подводе; чеченец же уверял, что купил их. Я приказал вернуть их бабе, а самому отправиться в эскадрон и доложить о происшедшем вахмистру. Вечером, придя в эскадрон после переклички, я вызвал провинившегося всадника из строя.

Я его едва узнал: все лицо, опухшее и синее от кровоподтеков, говорило, что, пройдя через руки вахмистра, он едва ли миновал и своего взводного, и что в данном случае выражение «господин вахмистр с ним чувствительно изволили поговорить» имело буквальный, а не переносный смысл. Вахмистр мой, сам дагестанец, относился к чеченцам с нескрываемым презрением и высоко держал свой авторитет, не стесняясь пускать в ход свой увесистый кулак, отчего всадники его боялись и тянулись в его присутствии. В прежние времена, служа в регулярном полку, я был против рукоприкладства, считая, что в распоряжении офицера есть и другие меры воздействия на подчинённого, но, попав в среду туземцев, я убедился, что физические наказания являются единственной радикальной мерой. Чеченцы, как полудикие люди, признают исключительно силу и только ей и подчиняются; всякая же гуманность и полумеры принимаются ими как проявление слабости» (Де Витт Д., Чеченская конная дивизия, с.156‑157).

«Я начинал уже сам себя убеждать и как будто верить, что, держа чеченцев строго в руках и не допуская грабежей, из них можно сделать неплохих солдат; к сожалению, жизнь не замедлила опровергнуть все мои мечтания.

Борьба с грабежами становилась почти непосильной. Грабёж был как бы узаконен всем укладом походной жизни, а также и вороватой природой самого горца. Мы стояли среди богатых, зажиточных крестьян, в большинстве случаев немцев‑колонистов, не испытывая никакого недостатка в питании: молока, масла, меду, хлеба — всего было вдоволь, и тем не менее жалобы на кражу домашней птицы не прекращались. В один миг чеченец ловил курицу или гуся, скручивал им голову и прятал свою добычу под бурку. Бывали жалобы и посерьёзнее: на подмен лошадей или грабежи, сопровождаемые насилиями или угрозами. Командир полка жестоко карал виновных, но что мог он сделать, когда некоторые из его же ближайших помощников готовы были смотреть на все эти беззакония как на захват военной добычи, столь необходимой для поощрения чеченцев» (Там же, с.160).

Помимо грабежей чеченские воины отличались привычкой спать на посту:

«Объезжая ночью охранение, я набрёл на спящих в полевом карауле часового и подчаска. Я огрел обоих нагайкой, они вскочили, протирая глаза, и на мой разнос один из них меланхолически ответил: «Господин ротмистр, прости меня, но моя не боится большевиков, и потому я решился немножко спать». Это было характерно для чеченцев: ночью они всегда засыпали и могли легко подвести. Но Бог нас хранил, если чеченцы в охранении и спали» (Там же, с.161).

Однако божье терпение тоже иссякло, и вскоре чеченским воякам пришлось дважды поплатиться за своё разгильдяйство. Произошло это после того, как 1 января 1920 года потрёпанная дивизия была переведена в Крым. Руководивший обороной Крыма генерал-майор Я.А. Слащов вспоминал:

«Тюп-Джанкой, как голый полуостров, выдвинутый вперёд, обходимый по льду с Арабатской стрелки и не дававший в морозы возможности жить крупным частям, как моим, так и противника, меня мало беспокоил. Поэтому там стояли 4 крепостных орудия старого образца с пороховыми снарядами, стрелявшими на три версты (то же, что и на Перекопе).

Из войсковых частей я туда направил чеченцев, потому что, стоя, как конница, в тылу, они так грабили, что не было никакого сладу. Я их и законопатил на Тюп-Джанкой. Там жило только несколько татар, тоже мусульман и страшно бедных, так что некого было грабить. Для успокоения нервов генерала Ревишина, командовавшего горцами, я придал туда, правда, скрепя сердце, потому что артиллерии было мало, ещё 2 лёгких орудия.

Великолепные грабители в тылу, эти горцы налёт красных в начале февраля на Тюп-Джанкой великолепно проспали, а потом столь же великолепно разбежались, бросив все шесть орудий. Красных было так мало, что двинутая мною контратака их даже не застала, а нашла только провалившиеся во льду орудия. Мне особенно было жалко двух лёгких: замки и панорамы были унесены красными и остались трупы орудий.

После этого и предыдущих грабежей мы с Ревишиным стали врагами. До боя он на все мои заявления о грабежах возражал, что грабежи не доказаны и что в бою горцы спасут всё, причем ссылался на авторитеты, до Лермонтова включительно. Я же сам был на Кавказе и знаю, что они способны лихо грабить, а чуть что — бежать. Не имея никакой веры в горцев, я при своём приезде в Крым приказал их расформировать и отправить на Кавказ на пополнение своих частей, за что мне был нагоняй от Деникина (видно, по протекции Ревишина) с приказом держать их отдельной частью» (Слащов‑Крымский Я.А. Белый Крым. 1920г.: Мемуары и документы. М., 1990, с. 56‑57).

Действительно, в докладе генерал-майора Ревишина командиру 3‑го армейского корпуса Слащову от 11 марта 1920 года говорилось: «Не отрицаю, что чеченцы грабят, но грабят они никоим образом не больше, чем другие войска, что доказано неоднократными обысками, производимыми начальниками, не имеющими никакого отношения к Чеченской дивизии» (Заславский Д.Воровские людишки//Правда. 14 ноября 1935. №313 (6559), с.4).

Четыре дня спустя чеченская дивизия наконец‑то была расформирована и создана отдельная Крымская конная бригада. Однако вскоре она опять была развёрнута в дивизию во главе с тем же Ревишиным. Вскоре генералу пришлось горько раскаяться в своих надеждах на крутость джигитов.

9 июня 1920 года, узнав из показаний пленных, что в селе Ново‑Михайловка сосредоточиваются какие‑то конные части белых, командование 3‑й кавбригады 2‑й кавалерийской имени Блинова дивизии решило уничтожить противника ночным налётом. Благодаря традиционно безалаберному отношению чеченских джигитов к воинской дисциплине это блестяще удалось. На рассвете 10 июня в скоротечном бою штаб чеченской дивизии был разгромлен, а генерал Ревишин взят в плен. Красные захватили многочисленные трофеи: орудия, пулемёты, автомашины. На улицах села осталось несколько сотен трупов зарубленных и застреленных чеченцев. Потери красных составили всего лишь несколько раненых.

Разгром штаба чеченской дивизии стал своеобразным венцом её бесславного боевого пути. Вскоре пленный генерал Ревишин уже давал показания члену РВС Юго-Западного фронта И.В. Сталину:

«Взятый нами в плен десятого июня на Крымском фронте боевой генерал Ревишин в моём присутствии заявил: а) обмундирование, орудия, винтовки, танки, шашки врангелевские войска получают главным образом от англичан, а потом от французов; б) с моря обслуживают Врангеля английские крупные суда и французские мелкие; в) топливо (жидкое) Врангель получает из Батума (значит, Баку не должен отпускать топливо Тифлису, который может продать его Батуму); г) генерал Эрдели, интернированный Грузией и подлежащий выдаче нам, в мае был уже в Крыму (значит, Грузия хитрит и обманывает нас). Показание генерала Ревишина о помощи Англии и Франции Врангелю стенографируется и будет послано вам за его подписью, как материал для Чичерина. Сталин. 25 июня 1920 г» (Сталин И.В. Сочинения. Т.4. Ноябрь 1917‑1920. М., 1951, с.335).

Угнетённые с большой дороги

В январе 1920 года началось решительное наступление войск Кавказского фронта. К началу апреля Терская область и Дагестан были заняты красными. Верные принципам «пролетарского интернационализма», согласно которым царская Россия являлась «тюрьмой народов», чеченцы и ингуши — «угнетенными нациями», а казаки — «слугами самодержавия», местные большевистские лидеры во главе с Орджоникидзе немедленно приступили к выселению казачьих станиц, с тем, чтобы передать их земли чеченцам и ингушам. В конце апреля были повторно выселены казаки четырёх станиц Сунженской линии, вернувшиеся было обратно при Деникине.

Вскоре под предлогом участия казаков в контрреволюционном восстании были выселены ещё пять станиц: Ермоловская, Романовская, Самашкинская, Михайловская и Калиновская, а их земли были переданы чеченцам. Однако Орджоникидзе и его соратники не собирались останавливаться на достигнутом, планируя полностью выселить станицы Сунженской линии. Лишь благодаря твёрдой позиции Сталина и Калинина депортации казачьего населения удалось прекратить.

Вопреки стенаниям насчёт угнетённых горцев, которых царские власти якобы обделили землёй, продолжительное время после выселения казаков чеченцы не изъявляли желания переселяться в освобождённые станицы. Это не удивительно. Как вспоминал побывавший в Чечне штабс-ротмистр Де Витт, чьи воспоминания я уже цитировал:

«Вся домашняя работа, хозяйство, работа в огородах и проч. лежит на жёнах, количество которых зависит исключительно от средств мужа… Мужчины же, как правило, вообще ничего не делают и страшно ленивы. Назначение их — защита своего очага от всевозможных кровных мстителей. Грабёж как средство существования в их жизни совершенно узаконен, особенно если это касается ненавистных соседей их — терских казаков, с которыми чеченцы с незапамятных времён ведут войны. Все мужчины, и даже дети, всегда при оружии, без которого они не смеют покинуть свой дом. Грабят и убивают они преимущественно на дороге, устраивая засады; при этом часто, не поделив честно добычи, они становятся врагами на всю жизнь, мстя обидчику и всему его роду. Торговли они почти не ведут, разве что лошадьми. Край богат и при женском только труде кормит их с избытком» (Де Витт Д.Чеченская конная дивизия… С.147).

В этой оценке с белогвардейским офицером вполне солидарны красные командиры. Как писали в «Кратком обзоре бандитизма в Северо‑Кавказском военном округе, по состоянию к 1 сентября 1925 года» временно исполняющий должность начальника разведотдела округа Закутный и временный начальник оперативного отдела Сперанский: «Предоставленные после революции на плоскости богатые земельные угодья чеченцы полностью не используют, ведут отсталыми формами своё сельское хозяйство, не трудолюбивы. В массе своей чеченцы склонны к бандитизму, как к главному источнику лёгкой наживы, чему способствует большое наличие оружия» (РГВА. Ф.25896. Оп.9. Д.287. Л.84об).

Об этом же говорится в датированном августом 1922 года рапорте временного председателя РВК Сунженского округа на имя народного комиссара внутренних дел с красноречивым названием «О массовых разбоях и грабежах в Сунженском округе со стороны жителей чеченцев и ингушей»: «Грабежи осуществлялись как ночью, так и днём в станицах Слепцовской, Троицкой, Нестеровской, Фельдмаршальской, Ассиновской, Серноводской, хут. Давыденко. За время с 15 июня по 1 августа 1922г. было уворовано 14 лошадей, 4 коровы и быка, а с 1 августа по 1 сентября было уворовано 149 лошадей, 23 коровы и быка, 23 улья с пчёлами, убито 3 человека, ранено 2 человека, взято в плен 4 человека, избито прикладами 2 человека, изнасилована женщина. Было разграблено 4 молотильных машины, забрано 5 фургонов, ограблено 58 млн рублей. В Серноводской милиции похищено 20 шт. винтовок, 1800 шт. патрон, 25 человек было раздето наголо» (Казаки//Шпион. Альманах писательского и журналистского расследования. 1994. №1 (3). С.54‑55).

Поддержав «освободительное движение» чеченцев и ингушей, красные вскоре столкнулись с необходимостью давить его методами, заимствованными из «проклятого царского прошлого».

http://specnaz.ru/article/?1168
СПЕЦНАЗ РОССИИ N 11 (133) НОЯБРЬ 2007 ГОДА

arhiv » 27 авг 2009, 00:15

ГОРЦЫ ГЛАЗАМИ РУССКИХ КЛАССИКОВ

Русская литературная классика могла бы дать политическим деятелям России, военным, журналистам и всему российскому обществу бесценную информацию о том, с каким противником мы встречаемся на Кавказе. Будь это внимание к литературе проявлено, мы смогли бы усмирить Чечню меньшей кровью.

Вот как Пушкин описывает горского разбойника и его жизненные ценности в своем романтическом «Кавказском пленнике»:
    Черкес оружием обвешен;
    Он им гордится, им утешен;
    На нем броня, пищаль, колчан,
    Кубанский лук, кинжал, аркан
    И шашка, вечная подруга
    Его трудов, его досуга. (...)
    Его богатство - конь ретивый,
    Питомец горских табунов,
    Товарищ верный, терпеливый.
    В пещере иль в траве глухой
    Коварный хищник с ним таится
    И вдруг, внезапною стрелой,
    Завидя путника, стремится;
    В одно мгновенье верный бой
    Решит удар его могучий,
    И странника в ущелья гор
    Уже влечет аркан летучий.
    Стремится конь во весь опор
    Исполнен огненной отваги;
    Все путь ему: болото, бор,
    Кусты, утесы и овраги;
    Кровавый след за ним бежит,
    В пустыне топот раздается;
    Седой поток пред ним шумит -
    Он в глубь кипящую несется;
    И путник, брошенный ко дну,
    Глотает мутную волну,
    Изнемогая, смерти просит
    И зрит ее перед собой...
    Но мощный конь его стрелой

    На берег пенистый выносит.
Здесь в несколько строк уместилась вся психология горского разбойника: он нападает из засады, не вступая в честный бой. Он мучает пленника, который уже беззащитен. Но вот другая ситуация и другое отношение к случайному путнику:
    Когда же с мирною семьей
    Черкес в отеческом жилище
    Сидит ненастною порой,
    И тлеют угли в пепелище;
    И, спрянув с верного коня,
    В горах пустынных запоздалый,
    К нему войдет пришлец усталый
    И робко сядет у огня, -
    Тогда хозяин благосклонный
    С приветом, ласково, встает
    И гостю в чаше благовонной
    Чихирь отрадный подает.
    Под влажной буркой, в сакле дымной,
    Вкушает путник мирный сон,
    И утром оставляет он
    Ночлега кров гостеприимный.
Между разбойным нападением и семейным радушием для горца нет никакого противоречия. Поэтому русскому так трудно отличить «мирного» горца от «немирного». Обманувшись дружелюбием у семейного очага, русский начинает судить о горцах, как о в общем-то миролюбивом и добром народе. И может даже устыдиться своей избыточной воинственности. До тех пор, пока не столкнется с разбойником на горной тропе или не отсидит в заложниках.

Здесь же Пушкин описывает, как невинная забава-игра превращается у горцев в кровавое побоище:

Но скучен мир однообразный
Сердцам, рожденным для войны,
И часто игры воли праздной
Игрой жестокой смущены.
Нередко шашки грозно блещут
В безумной резвости пиров,
И в прах летят главы рабов,
И в радости младенцы плещут.

Последние строки говорят об убийствах беззащитных пленников на глазах у подрастающего поколения будущих разбойников. Из опыта чеченской войны мы знаем об участии в издевательствах над русскими пленными, которые поручались подросткам.

В своем «Путешествии в Арзрум» в более зрелом возрасте Пушкин пишет о горцах уже без особого романтизма: «Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены. Они час от часу далее углубляются в горы и оттуда направляют свои набеги. Дружба мирных черкесов ненадежна: они всегда готовы помочь буйным своим единоплеменникам. Дух дикого их рыцарства заметно упал. Они редко нападают в равном числе на казаков, никогда на пехоту и бегут, завидя пушку. Зато никогда не пропустят случая напасть на слабый отряд или на беззащитного. Здешняя сторона полна молвой о их злодействах. Почти нет никакого способа их усмирить, пока их не обезоружат, как обезоружили крымских татар, что чрезвычайно трудно исполнить, по причине господствующих между ими наследственных распрей и мщения крови. Кинжал и шашка суть члены их тела, и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. У них убийство - простое телодвижение. Пленников они сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечием, заставляют работать сверх сил, кормят сырым тестом, бьют, когда вздумается, и приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно слово вправе их изрубить своими детскими шашками. Недавно поймали мирного черкеса, выстрелившего в солдата. Он оправдывался тем, что ружье его слишком долго было заряжено».

Нарисованная Пушкиным картина в точности соответствует тому, с чем столкнулась российская армия в Чечне. Русские жители Чечни также смогли убедиться, что горцы, лишенные уз российской государственности, превращают убийство «в простое телодвижение».

Пушкин задает вопрос «Что делать с таковым народом?» И видит только два пути: геополитический - отсечение Кавказа от Турции, и культурный - приобщение к русскому быту и проповедание христианства: «Должно, однако ж, надеяться, что приобретение восточного края Черного моря, отрезав черкесов от торговли с Турцией, принудит их с нами сблизиться. Влияние роскоши может благоприятствовать их укрощению: самовар был бы важным нововведением. Есть средство более сильное, более нравственное, более сообразное с просвещением нашего века: проповедание Евангелия. Черкесы очень недавно приняли магометанскую веру. Они были увлечены деятельным фанатизмом апостолов Корана, между коими отличался Мансур, человек необыкновенный, долго возмущавший Кавказ противу русского владычества, наконец схваченный нами и умерший в Соловецком монастыре».

Впрочем, последнее вызывает у Пушкина скептическую мысль: «Кавказ ожидает христианских миссионеров. Но легче для нашей лености в замену слова живого выливать мертвые буквы и посылать немые книги людям, не знающим грамоты».

Пушкинские представления о горцах с большой точностью совпадают с описаниями Лермонтова. В «Герое нашего времени» в рассказе «Бэла» есть целый ряд зарисовок, показывающих кавказцев, их отношения между собой и русскими.

Один из первых эпизодов - осетины, подгоняющие быков, запряженных в повозку. Делают они это таким образом, чтобы полупустая повозка двигалась по видимости с большим трудом. На это Максим Максимыч говорит: «Ужасные бестии эти азиаты! Вы думаете, они помогают, что кричат? А черт их разберет, что они кричат? Быки-то их понимают; запрягите хоть двадцать, так коли они крикнут по-своему, быки все ни с места... Ужасные плуты! А что с них возьмешь?.. Любят деньги драть с проезжающих... Избаловали мошенников! Увидите, они еще с вас возьмут на водку».

Здесь фиксируются две кавказские черты: готовность поживиться за счет приезжего, не знающего хитростей местного населения и расценок за те или иные услуги, а также использование непонимания русскими их языка.

Кстати, о водке и вине. Максим Максимыч говорит, что не пьют татары, потому как мусульмане. Прочие горцы - вовсе не мусульмане или недавние мусульмане. А потому не только пьют, но и изготовляют свое вино - чихирь. Черкесы «напьются до бузы на свадьбе или на похоронах, так и пошла рубка». Неслучайно разбойник Казбич, приглашенный на свадьбу, надевает под платье тонкую кольчугу. Гостей здесь могут порубить наряду со своими приятелями.

В другом месте повести говорится, как Азамат (черкес, «татарин»?) за деньги, предложенные Печориным, на следующую же ночь утащил из отцовского стада лучшего козла. Мы видим сребролюбие в сочетании с воровской лихостью и бесшабашностью.

Надо сказать, что радушие и гостеприимство на Кавказе носят совершенно иной характер, чем в России. «У азиатов, знаете, обычай всех встречных и поперечных приглашать на свадьбу». Это радушие не есть следствие особой благожелательности. Это скорее стремление приподнять себя в собственных глазах, а также похвастаться перед родственниками и кунаками многочисленностью застолья.

Следующая оценка Максима Максимыча, более десяти лет служившего в Чечне, такова: «Вот, батюшка, надоели нам эти головорезы; нынче, слава Богу, смирнее; а бывало, на сто шагов отойдешь за вал, уж где-нибудь косматый дьявол сидит и караулит: чуть зазевался, того и гляди - либо аркан на шее, либо пуля в затылке».

Убийство и похищение людей на Кавказе было, таким образом, проявлением какой-то особой удали, составляющей часть национального характера, - своеобразный «спорт» вроде охоты.

Казбич убивает отца Бэлы и Азамата, зарезав его, как барана. И даже не подумал проверить его причастность к похищению так любимого им коня. Так мстят «по ихнему».

Вообще здесь не любят разбирать обиды и судить, кто прав, кто виноват. Когда Азамат вбегает в саклю и говорит, что Казбич хотел его зарезать, все тут же хватаются за ружья - начинаются крик, стрельба... Что было на самом деле, никого не волнует.

Образ Казбича многое говорит о психологии горца: «Бешмет всегда изорванный, в заплатках, а оружие в серебре. А лошадь его славилась в целой Кабарде, - и точно, лучше этой лошади ничего выдумать невозможно».

Не потому ли в советское время предметом гордости горца были дорогая шапка и кожаная куртка, а теперь - автомобиль? При чудовищной неустроенности, нечистоплотности во всем остальном.

В горских обычаях воровство и грабеж не считаются преступлениями. Напротив - частью удалой разбойной жизни. Максим Максимыч говорит: «Эти черкесы известный воровской народ: что плохо лежит, не могут не стянуть; другое и не нужно, а все украдет...»:

Следует оговориться, что черкесами и «татарами» здесь называются все горцы, включая чеченцев, а «татарской стороной» - затеречные территории.

Собственно чеченцев русские времен Кавказской войны характеризуют очень нелицеприятно. Так, в очерке «Кавказец» Лермонтов словами русского офицера-ветерана говорит: «Хороший народ, только уж такие азиаты! Чеченцы, правда, дрянь, зато уж кабардинцы просто молодцы; ну есть и между шапсугами народ изрядный, только все с кабардинцами им не равняться, ни одеться так не сумеют, ни верхом проехать».

В указанном очерке Лермонтов показывает, как русский офицер за годы долгой и тяжелой службы постепенно перенимает горские ухватки в одежде и манерах, начинает любить Кавказ как поле своего поприща - становится знатоком горских обычаев и психологии (что дает понимание врага) и даже изучает местный язык.

Лев Толстой отчасти повторяет в знаменитом «Кавказском пленнике» пушкинский сюжет о любви русского пленного и горской девушки (в толстовском сюжете 13-летняя девочка помогает бежать из плена русскому офицеру), но от прямых оценочных характеристик воздерживается. Главное, что для нас здесь важно, - прежнее отношение горцев к пленным как к источнику наживы и жестокое обращение с ними. В этом пушкинские оценки повторяются полностью. (Кстати, кино-ремейк «Кавказского пленника», переложивший литературный сюжет к современной войне, даже при замечательной игре актеров надо признать стопроцентной ложью.)

В рассказе «Набег« сюжет «Кавказского пленника» контрастирует с фрагментом, где русский офицер, захватив в бою чеченца, сам лечит его раны и после выздоровления отпускает с подарками. В чертах русского поручика без труда угадывается лермонтовский офицер-ветеран, «кавказец».

В повести «Рубка леса» Толстой противопоставляет спокойную и непоказную храбрость русских солдат храбрости южных народов, которым непременно надо чем-то распалять себя. Русскому солдату «не нужны эффекты, речи, воинственные крики, песни и барабаны», в нем «никогда не заметите хвастовства, ухарства, желания отуманиться, разгорячиться во время опасности: напротив, скромность, простота и способность видеть в опасности совсем другое, чем опасность». По закону контраста противоположные черты Толстой видел у горцев.

О горском характере, зафиксированном Толстым, говорит повесть «Хаджи-Мурат». Известный «полевой командир» имама Шамиля переходит на сторону русских и тепло встречен бывшими врагами. Хаджи-Мурату оставляют оружие, телохранителей и даже право совершать верховые прогулки по окрестностям. В одну из таких прогулок Хаджи-Мурат меняет свои планы и совершает побег, убив четверых казаков. И потом вместе с телохранителями отстреливается от преследователей и погибает. Русским такая перемена в поведении и такая черная неблагодарность совершенно непонятны. И Толстой пытается реконструировать мотивы поступков Хаджи-Мурата. Вывод, который можно сделать из этой реконструкции, состоит в том, что бывший соратник Шамиля обеспокоен только судьбой своей семьи, оставшейся в горах, и совершенно не намерен принимать в расчет какие-либо интересы русских или как-то учитывать оказанный ему прием.

Вероятно, именно эта особенность подвигла русских во время Кавказской войны брать в крепости из горских селений аманатов - особо уважаемых стариков или детей - в качестве гарантов мирного поведения их родственников. Безусловно, положение аманатов было значительно выгоднее положения захваченных горцами русских заложников, которых даже кормить считалось грехом.

Увы, избавление от романтического взгляда на горцев дорого стоило русским, воевавшим в Чечне. Так и иным журналистам, в 1994-1995 гг. сочувственно писавшим о национально-освободительной войне чеченцев, понадобилось посидеть в чеченском зиндане, чтобы изменить свою точку зрения.

Проще все-таки было бы читать русскую литературу.

Андрей Николаевич АНДРЕЕВ



еще по теме
Анатомия кавказского “сверхчеловека”
http://www.uznai-pravdu.ru/viewtopic.php?t=196

Молодая крепость, подготовка чеченских боевиков на деньги России

Изображение

Троянец » 27 окт 2010, 10:56

90% сказанного выше- ЧУШЬ И БРЕД ИУДЕЙСКИЙ! Явно видна делитантность в истории Кавказа, в особенности Нахского народа. Я очень уважаю этот сайт но этот топ полный бред по школьным брошуркам. История Чечено-Ингушского народа уходит в древность, Урарту, Кельтика, Троя... Будь эти нации еврейскими фашисты не признали-бы в них чистейшую Арийскую рассу (после себя естесно). Наверно Нахам лучше известна своя история нежели каким-то массонским историко-провокаторам. Для начала хотя-бы стоило прочесть "След сатаны на тайных тропах истории" Дени Баксана а не цитировать жидов и еретиков...

политпросвет » 28 окт 2010, 12:53

90% сказанного выше- ЧУШЬ И БРЕД ИУДЕЙСКИЙ! Явно видна делитантность в истории Кавказа, в особенности Нахского народа. Я очень уважаю этот сайт но этот топ полный бред по школьным брошуркам. История Чечено-Ингушского народа уходит в древность, Урарту, Кельтика, Троя... Будь эти нации еврейскими фашисты не признали-бы в них чистейшую Арийскую рассу (после себя естесно). Наверно Нахам лучше известна своя история нежели каким-то массонским историко-провокаторам. Для начала хотя-бы стоило прочесть "След сатаны на тайных тропах истории" Дени Баксана а не цитировать жидов и еретиков...


Может ты предлагаешь цитировать ваших нохчи-"историков" с купленными дипломами? Да и таких-то нет. Назови, кого читать? А лучше не отсылай к непонятным авторам а приведи сам конкретные ссылки на то, что ты считаешь ложью 90%. А так пока голословны твои утверждения о величии народа Нохчи.


Вот ваш один популярный писатель, можно сказать элита, "цвет нации". Начинал карьеру с порнорассказов, потом перешел на историю. Посмотрите, у него тут большой выбор скабрезных порно-рассказиков: http://www.proza.ru/avtor/zelev&s=50
А вот он уже историк вашего народа - он же сам пишет "Чеченцы и Евреи" Андрей Зелев http://www.proza.ru/2007/08/18-98 Он чётко пишет с доказательствами чеченцы=иверы. Это он пишет не для простых нохчей, им это знать не надо, он пишет для вашей верхушки, которая держит ваш народ в темноте и скармливает ему патриотические лозунги. Может вы с ним поспорите про чеченцев и евреев?

Вот еще один ваш "учёный", правда у него всего одна работа на две странички и больше ничего не имеется, зато глобальная. Оказывается, все языки вообще произошли от чеченского! Это праязык! Естественно, у него чеченцы особый, избранный пранарод.
Чеченский и другие языки. Что древнее? http://elan4.livejournal.com/

Так кого еще читать про ваш героический, уникальный, истинноарийский, особоизбранный народ Нохчи? Ты сам чеченец, наверное, так у тебя мозги промыты не хуже остальных. Чем меньше уровень грамотности в обществе, тем легче вешать лапшу народу. Даже не говоря о простых, совсем неграмотных ваших соотечественниках, ваши будущие ученые и врачи, которые в москву приезжают, якобы, за образованием, вот такого уровня: viewtopic.php?f=16&t=196&p=8979#p8979 последний пост.
Так с кем спорить конструктивно?

« Кавказ. Ближний Восток. Украина. Бывшие республики.