Голландия - клоака Европы. вся Европа - клоака для гоев

Ответить

скептик » 19 июн 2010, 00:49

Веселая чистенькая обкуренная страна, где парады нарядных трансвеститов маршируют мимо каналов и ветряных мельниц, а местное население приветливо машет им тюльпанами, — такова репутация Голландии в глазах иностранцев.

Клоака Европы, оккупированная наркоманами, наркодилерами и выходцами из государств третьего мира, — такой видят свою страну голландцы. Подняв на щит "демократические ценности", они воплотили их в жизнь, напоролись на все, за что боролись, и теперь пакуют вещи для эмиграции.

Головой об косяк

Я свободно говорю по-голландски. Я похож на голландца. Если не стригусь коротко. Если коротко — во мне сразу угадывают русского. Я приехал в Голландию почти десять лет назад, когда мигрантов было еще мало, голландцы были приветливы и общительны, а в обращении ходили гульдены — самая красивая бумажная валюта в Европе.

Уже тогда я испытал в Амстердаме шок от разлитого повсюду сладковатого запаха марихуаны и гашиша. Им здесь пропитано все. Люди, улицы, парки, даже собаки. Для местных он столь же привычен, как для нас — загазованный запах улиц. Но вот туриста с непривычки может и повести. Уже в те времена число памятников в Амстердаме проигрывало числу кафе-шопов, где официанты ошарашивали посетителей дежурным вопросом: "Какой сорт травы в это время суток вы предпочитаете — Amstel Gold,
Sativa, Indica?".

Впрочем, меня эта тема интересовала мало — я собирался завоевывать мир спорта: сначала сам выступал в борцовских клубах, как профессионал, а потом начал пробовать себя в промоутерстве, продвигал перспективных спортсменов. В свободное время зубрил добросовестно "хуйе морген"
(доброе утро") и "хуйе нах" ("доброй ночи") и изучал город. В те годы я еще находил смешной шутку: "Голландские дети вырастают на голландских сказках, в которых добро всегда курит зло"...

За годы моего пребывания в Амстердаме "косяк" становился все дешевле, а цены на алкоголь все дороже. Параллельно росли и штрафы за распитие спиртного в общественном месте, которые в итоге достигли сегодняшних 18 евро — если прихлебывать из бутылки пиво. Ну а если у тебя в руках бутылка крепкого алкоголя — ты вообще, брат, попал. Заплати за такое безобразие 90 евро. Зато с "косяком" ты всегда мог разгуливать по Амстердаму свободно. Не возбранялось даже подойти за огоньком к полицейским. А чего бояться — они сами могут в этот момент раскумариваттся: коротать время на посту, передавая друг другу косяк с планом. Хотя за потребление каннабиса на дежурстве по закону и положен небольшой штраф, на это закрывают глаза. По утрам я добросовестно изучал прессу — лучший способ для освоения языка. Но и там муссировалась излюбленная голландская тема. Институт изучения марихуаны провел порцию новых исследований! Ученые сделали вывод, что конопля отлично снимает
посттравматический синдром у психопатов и приступы удушья — у астматиков. Кто б сомневался. Институт изучения марихуаны — то корыто, что исправно кормит коноплеведов который год. Понятно, что они из кожи вон вылезут, доказывая: полезней этой штуки для здоровья нет.

Разделы международных событий пестрили восторженными отзывами о "голландском эксперименте" сторонников легализации мягких наркотиков из других стран. Все они пели гимны "демократическим ценностям" и строили оптимистические прогнозы: мол, кривая употребления жестких наркотиков в такой лояльной стране, как Голландия, вот-вот пойдет вниз. Не пора ли и другим странам к замечательному эксперименту присоединиться?

А однажды у меня появилась возможность увидеть действие чудо-эксперимента на отдельном конкретном человеке. Мой знакомый, гражданин Голландии, угнал машину и попал в тюрьму. В России ему за такое дело дали бы несколько лет, надели бы ватник, вручили пилу — и пошел бы он валить лес на свежем воздухе где-нибудь на бескрайних просторах Колымы. В Голландии же знакомый загремел за решетку на 2 месяца.

Голландская тюрьма мало отличается от санатория: тихо, чисто, сытно. Вот только скучно. Телевизор есть, но по нему, неясно из каких соображений, показывают только два порноканала. Приятель потом рассказал мне: все началось с того, что во время полицейского обхода дежурный поинтересовался у новичка, не наркоман ли он. И хотя мой знакомый никогда наркоманом был, он взял да из любопытства и брякнул: да. Полицейский тут же принес ему одноразовый шприц с метадоном и жгут. Приятель засадил себе пробную дозу. День прошел незаметно. На следующий день он опять заказал себе укол. Через неделю потребовал увеличить дозу. В общем, когда знакомый через два месяца из тюрьмы вышел, то был уже законченным нариком.

Сейчас он сидит на героине и вместе с другими наркоманами ходит ночами на железнодорожную станцию — там всем страждущим бесплатно выдают уже заправленные шприцы с метадоном, чтобы джанки могли дотянуть до утра, пока не затарятся чистым наркотиком. Метадон — заменитель героина
раздают также из специально курсирующих по городу автобусов скорой наркотической помощи. Все для блага человека, все во имя человека! Ван Гог ухом не отделался.

Изображение

Неудивительно, что на "дым свободы" — визитную карточку Голландии — сюда потянулись мигранты из стран третьего мира. Ведь он так похож на дым их отечеств. Опять-таки на моих глазах во всех крупных городах Нидерландов появились этнические кварталы, которые заполонили люди с красной, черной, желтой кожей. Я никогда в жизни не был расистом, да и сейчас себя таковым не считаю. Мне все равно, какого цвета кожа, был бы человек приличный. Но разноцветные мигранты притащили с собой привычки,
превратившие чистые открыточные голландские города в разросшиеся свалки.

Выходцы из Африки и Азии идут по улице, поедая на ходу шиш-кебаб с рисом и майонезом, а остатки еды кидают прохожим под ноги. Наверное, так они ходят по джунглям. В целых районах Амстердама лучше предусмотрительно шествовать посреди дороги, иначе мусор вывалят тебе из окон прямо на голову. Деньги цветные мигранты добывают либо воровством, либо торговлей жесткими наркотиками. Амфетамин, кокаин, экстази, крэк, ЛСД, героин, — всю эту дурь тебе предлагают на каждом углу, хоть и шепотом, но не шибко таясь. Выходцы из стран третьего мира используют цвет своей кожи, как охранную грамоту, и чуть что — сразу вопят о дискриминации.

Однажды еду в трамвае. На заднем сиденье развалился грязный обдолбанный негр. Он курил здоровенный косяк, хотя в транспорте курить запрещено, плевал другим под ноги и громко ругался. Однако все пассажиры трамвая делали вид, что его не замечают. (Это они думают, что когда мигрантов станет большинство, они будут так же толерантны к голландцам.) Естественно, моя русская кровь вскипела. Я подошел и попросил его затушить косяк и перестать материться, потому что в трамвае дети. Негр открыл рот еще шире и оттуда еще громче понеслось "фак" вперемешку с "факинг". Я схватил его за
шиворот и потащил к дверям.

Боже, что тут началось. "Расизм! — вопил грамотный мигрант. — Вызовите полицию! Меня убивают из-за цвета моей кожи!" Очень быстро появилась полиция. И ... я оказался кругом виноватым. Негра почти сразу отпустили с извинениями, я же еще два часа объяснялся в участке, доказывая, что не верблюд и не расист.

Любой голландец уже давно при виде агрессивного черного предпочитает свернуть в сторону. слишком велики шансы нарваться на нож или пулю. Показалось ему с обкурки, что ты расистски настроенный розовый слон — и привет. Тебя на кладбище, а его в тюрьму со всеми удобствами — смотреть порно под метадон.

У Европарламента, прорубившего окно в Европу для волны мигрантов, вначале еще были иллюзии, что приезжие из стран Ближнего Востока и Африки поднимут своими мозолистыми руками экономику, а потом в один прекрасный день станут цивилизованными законопослушными европейцами. Оказалось — блеф! Никакой ассимиляции. Алжирец, живущий в своем гетто в Амстердаме или Харлеме уже лет десять, может и поныне знать на голландском два слова и те неприличные. При этом детей у него —
трое-четверо, живет он на пособие и в штыки воспринимает любые попытки европейских либералов заставить его считаться с местными порядками. У него своя культура! Свои традиции! Свои законы!

За пять последних лет популяция голландских мусульман выросла на полмиллиона. Режиссер Тео ван Гог, либерал, демократ и добрейшей души человек снял фильм "Смирение" — о нарушаемых правах европейских мусульманок. Хотел добиться для арабских фрау лучшей участи. И что? Был убит в самом центре Амстердама арабом, который застрелил его, ритуально перерезал горло и воткнул в сердце нож. Мол, не лезь... Мы со своими бабами сами разберемся.

И даже после таких выкидонов стать голландцем поразительно просто. Достаточно с помощью адвоката запросить у властей вид на жительство. Если и откажут — случится это не раньше, чем через год. А пока 12 месяцев можешь жить вполне законно. Потом надо всего лишь из года в год повторять запросы "в связи с изменившимися обстоятельствами". Все это время муниципальные власти будут оплачивать аренду твоей квартиры. А можно просто занять пустующий дом и жить коммуной в этом сквоте. Власти и в этом случае либеральны. Ну а если у приезжего появляются дети — его
семью не депортируют из страны уже никогда. Именно так и осело в Голландии два с лишним миллиона мигрантов.

Але, полиция!

Полиция в Голландии работает отлично. Но не потому, что граждане либерального общества не склонны к антиобщественным поступкам, а благодаря традиции тотального доносительства. Голландцы считают своим гражданским долгом позвонить в полицию и сообщить, если что заметят. Превысил скорость — и через несколько перекрестков тебя остановит патрульная машина. Кто-то из свидетелей успел запомнить номера твой машины и дать сигнал. Остановился там, где парковка запрещена — будь
уверен, найдется с десяток добрых людей, которые не оставят это без внимания и сообщат об этом куда надо.

Или вот идет драка на улице — никого вроде кругом. Но из-за занавесок, из всех окон и щелей за ней наблюдают десятки внимательных глаз, которые потом расскажут, что они видели и кто первым начал. Свидетельствовать в суде для голландцев почетно. Стучать — не западло.

Самые страшные преступления — проявления агрессии. Хуже только уклонение от уплаты налогов. А вот воровство считается мелочью. Ворам, пойманным за руку в третий, а то и в четвертый раз, могут присудить штраф в размере 30 евро. Правда, на седьмой раз скажут: ну все, парень, у тебя теперь крупные проблемы. И ... приговорят к 60 часам общественно-полезных
работ на кухне дома престарелых.

Посему логично, что под Амстердамом находится самый крупный черный рынок в Европе — Бевервайг. В ангарах продают ворованную парфюмерию, одежду, технику, оружие. За аренду места торговцы платят около 300 евро в месяц — и торгуют без ограничений.

Оружие в Голландии — такой же доступный товар, как и марихуана. Уплатив 250 евро в год, можно стать членом стрелкового клуба и собрать неплохой арсенал. У моего знакомого есть снайперские винтовки, штурмовые автоматы, пулемет. Еще он купил противотанковое ружье Дегтярева — длинное такое, на сошках. Его патрон пробивает лобовую броню танка и армированные по всем классам защиты лимузины. Зачем знакомому такая "дура"? Полиция демократического государства не задает столь бестактные вопросы.

Полицейского такта также хватает на то, чтобы не лезть на дискотеки, где у железных дверей рядом с окошком-бойницей красуется объявление: "Сегодня в нашем клубе — вечеринка с тяжелыми наркотиками". Да, софт-драгс запрещены. Но частная территория — дело святое.

Благодаря таким логическим кульбитам международная наркомафия чувствует себя в Голландии превосходно. Страна победившего цивилизованного потребления анаши постепенно превратилась в главный мировой перевалочный пункт героина. В последнее время тут набрала силу югославская мафия — албанские косовары взяли под свой контроль почти весь наркобизнес в
Амстердаме. А что полиция? Полиция, напоминаю, поглощена погоней за нарушителями парковки. А что власти? Власти помогают полиции не отвлекаться от этого архиважного занятия. Недавно, например, они приняли закон о том, что курьеры, провозящие меньше 3 килограммов кокаина, не должны подвергаться
аресту! Теперь все везут 2 кг 990 гр...

Сладенькие мои

Стою в очереди в супермаркет, чтобы купить продуктов на ужин. Передо мной два парня хватают друг друга за гульфики на джинсах и нежно целуются. Очередь движется медленно, парни целуются все томней и слюнявей, меня уже тошнит. Но не дай бог показать, что мне это не
нравится. Начнется та же история, что с расизмом.

Мужчины с подведенными глазами, в женских платьях и босоножках на мускулистую ногу — обычная картина в Амстердаме. Секс-предложения, которые бормочут в спину туристам цветные сутенеры на каждом углу, не так просто укладываются в голове: "Девочка? Мальчик? Лошадка?"

Обитатели кварталов красных фонарей — проститутки и их сутенеры — настолько чувствуют себя хозяевами жизни, что разбивают видеоаппаратуру туристов и даже сталкивают фотографов в каналы. Полиция не препятствует. Пол живого товара в витринах не определить порой даже по справочнику —
на одной особи могут присутствовать и мужские, и женские признаки.

Проститутки в Голландии, как и наркоторговцы — всех цветов радуги. Правда, китайские девицы легкого поведения предпочитают продаваться только китайцам, африканки — африканцам, турчанки — турками. И только девушки из бывшего СССР готовы лечь с любым.

Музеев эротики и секса в Амстердаме тьма-тьмущая. Посетителей могут тут ждать любые неожиданности, например, им навстречу выедет манекен-маньяк на колесиках. И со словами "Хей! Упс!" распахнет на себе одежду, демонстрируя гигантский детородный орган. Вариант для мужчин: пластиковая нимфоманка, лезущая в штаны каждому. Но это все туристическая ботва. В городе греха бывает и круче.

Гуляем как-то с другом по городу. Смотрим — в Большой церкви, она так и называется, звучит музыка. Видим, девчонки полуголые туда заходят. Симпатичные. Мы удивились — и за ними. На входе охранник стоит, улыбается.

- Ребята, вам туда нельзя!

Мы обиделись. А в чем, спрашиваем, проблема? Охранник как заржет: "Вы на афишу посмотрите. Читать умеете? Сегодня, в субботу, в Большой церкви — дискотека для лесбиянок".

И я понял — голландские священники за бабки сдадут церковь в аренду хоть зоофилам.

Недавно я прочел любопытную цифру: за последние 2 года население Нидерландов уменьшилось на 20 тысяч человек. И это при бешеной, просто сумасшедшей иммиграции! Натурализоваться тут элементарно: достаточно прожить в стране 5 лет, иметь работу и ответить перед комиссией на несколько шаблонных вопросов: типа что является столицей Голландии и "сколько стоит буханка хлеба".

Кто же покидает Голландию? Отвечаю — коренные голландцы, те, кто еще не утерял мозги, скурившись или подсев на софт-наркоту. Как правило, это сельские жители, фермеры, близкие к земле. Они не хотят больше жить в той помойке, в которую превратилась их родная страна. Пепел Клааса
стучит в их сердца. И потому сегодня простые голландские крестьяне увязывают свой скарб и прямо вместе с коровами и овцами по приглашению и за счет правительства Австралии массово эмигрируют в страну кенгуру.


Голландия – страна победившего гуманизма, либерализма, толерантности и политкорректности – светлое будущее всего человечества!


http://ggkshatriya.livejournal.com/87413.html#cutid1


Изображение

дым свободы//www

Баюн » 30 апр 2013, 18:54

Запад сегодня: Великое вырождение
Изображение

Для социопатологии важны (в отличии от психопатологии) не отдельно взятые мысли, решения и поступки выродков, а отношение к ним масс. Понятно, что отдельные выродки были во все времена и у всех народов. Само по себе существование наркоманов, каннибалов, бесноватых ничего ещё не говорит о качествах общества, в котором они живут. Как говорится, в семье не без урода. Гораздо важнее массовая реакция на поведение выродков: толерантно ли общество к дегенератизму, т.е. проявляет ли оно социоимунный дефицит, уравнивая патологию с нормой? Или же активно действенно борется с вырождением? Или напротив, верхушка общества превращается в проводника заразы, пропагандирует и навязывает дегенеративные модели поведения?

Самая благоприятная среда «питательного бульона» сложилась для выродков на современном Западе. Вот только несколько примеров того, как общество пестует выродков-дегенератов, вместо того, чтобы изначально и жестко пресечь их «самовыражение».

Двое голландских телеведущих съели куски друг друга в прямом эфире телепередачи нидерландского канала BNN. Перед этим хирург удалил частичку тела у каждого из них, затем мясо было пожарено и съедено. – сообщает британское издание Daily Mail. Шоумены Деннис Сторм и Валерио Зено проделали этот трюк в эфире программы «Подопытные кролики» (Proefkonijnen), в ходе которой ведущие, как пишет Daily Mail «нарушают самые разные табу и делают странные вещи». То есть они сделали целую программу для разрушения человеческой нормативной адекватности.

Дегенераты съели мясо на глазах людей в студии и телезрителей и после этого заявили, что в человечине нет ничего особенного и что они не жалеют о своем поступке. Тем не менее они отказались охарактеризовать вкус съеденного мяса.

Телеведущие настаивают, что данное мероприятие было законным, так как они оба добровольно пошли на каннибализм. Они (поданные прессой чуть ли не как герои-новаторы) также заявили, что этот акт каннибализма не угрожает их здоровью, так как мясо было хорошо прожарено.

Голландское общество спокойно отнеслось к этой проделке, потому что она отнюдь не из ряда вон выходящая для передовой в глобалистких опытах стране. Кого напугаешь каннибализмом в общесвте, где давно уже действуют мобильные станции эфтаназии.

«Мы с семьей видели сюжет по «Евроньюс», в котором молодые голландцы радостно и бодро сообщали,что в случае чего — обязательно выберут для себя эфтаназию, что до старости жить не будут,нет смысла» — пишет нам одна из простых читательниц. – «…Медсестра, правда несколько подавленная и не очень счастливая от своей работы, рассказывала, как ежедневно сама убивает нескольких больных или стариков, но не хочет говорить своему ребенку о роде своей работы… Показали и эфтаназию в прямом эфире: старушка,сидя в высоких подушках, выпивает немного яду, поданного эфтаназершей, и тихо уходит в мир иной, а пожилая эфтаназерша улыбается при этом благостно-фальшивой улыбкой, со смесью из лицемерия и невроятной жестокости…

Но больше всего поражает сюжет о тихом семейном ужине, «ужине прощания», уже давно описанном в литературе о планах глобализаторов, во время которого старики выпивают предложенный их детьми яд, и умирают прямо на руках у детей, чтобы не «обременять их материально». 50-летняя женщина с выпученными пустыми глазами рассказывает о своих впечатлениях от вчерашнего «прощального ужина», во время которого сама убила родителей: «Это так необыкновенно, так волнующе!»- , словно только что получила приключение-кайф, а не совершила гнуснейшее из преступлений…»

На голландском реалити-шоу «Большой донор» три главных героя в прямом эфире боролись за право получить почку смертельно больной женщины. Телеканал Би-эн-эн (BNN) разыгрывал человеческую жизнь в прямом эфире. По сценарию шоу его главная героиня, смертельно больная Лисса, готова была отдать свою почку одному из трех кандидатов. Для трех пациентов, которые в шоу были настоящими, поиск донора действительно вопрос жизни и смерти. Но и тут их обманули, под хохот зала: смертельно больная Лисса в конце шоу оказалась актрисой Леони.

Телезрители, голосовавшие по SMS, советуя, кому их трех оставить жизнь, делали его с удовольствием, причем три раза полностью меняли свои предпочтения.

Известный детский психолог и выдающийся публицист И.Медведева поделилась с нашими читателями своими впечатлениями от представлений о социальной норме, представленной в рекламном(!) сборнике голландским филиалом международной организации «Врачи без границ» – глянцевой книжке «Снижение вреда».

«В Мерсисайде матери потребителей наркотиков организовали группу помощи программе обмена шприцев. Поздно вечером, когда обмен уже не работает, потребители могут прийти домой к этим женщинам и получить у них «аварийный пакет», в который обычно входят иглы и шприцы, инъекционный инструментарий и презервативы. Сотрудники программы призывают клиентов употреблять наркотики не инъекционным способом (курить, нюхать и т.д.), но их консультации не несут на себе никакого морального оттенка.

В сотрудничестве с фармацевтами клиники по излечению наркозависимости в Мерсисайде разработали героиновые, кокаиновые и метадоновые сигареты для того, чтобы попытаться переключить на них инъекционных потребителей.»

А вот идиллический рассказ журналистки о работе другой подобной группы: «В этой группе все работают на равных. Они ходят по парку, в котором гуляют самые разные люди; некоторые из них — потребители наркотиков, а некоторые — обычные люди, которые пришли в парк, чтобы погулять с собакой или поболтать на скамейке с приятелями. Я присоединилась к группе, и мы внимательно прочистили парк в поисках шприцев, выброшенных в кусты. Женщина, с которой я предварительно договорилась о встрече, предупредила меня, чтобы я не одевала босоножек или сандалий… Мне стало понятно, почему она это сказала, когда мы ходили в траве по колено в поисках использованных шприцев. Мы остановились у детской площадки, где шприцы регулярно собирает смотритель парка и хранит их до приезда «Передвижного инструментария». Потом мы перешли в другую часть парка и увидели молодого человека, лет 20, который попросил у нас презервативы. Он порылся в сумке и выбрал свой любимый вид презерватива.»

И последняя зарисовка: «Прохожу мимо группки молодых людей, что-то разнюхивающих и передающих друг другу небольшой бумажный пакетик. Невдалеке от них стоят торговцы фруктами, мужчина играет со своим ребенком. Я направляюсь в сторону Лексингтон и тут вижу, как на другой стороне улицы припарковывается красный микроавтобус, из которого выходят два мужчины и женщина. Они открывают заднюю дверцу и достают складной стол, контейнер для использованных игл и еще какие-то коробки. Пока они раскладывают все это, вокруг них собираются люди.»

Если вам надоела Голландия – перенесемся в цветущую Швецию. Много лет нам советовали учиться у шведов и построить «шведский социализм» вместо нашего, как говорили, неказистого. Но всякому русскому, который поживет в Швеции подольше и посмотрит на неё изнутри, становится по-настоящему страшно.

Вот чисто школьный пример. Шведский курс «Современная семья». На первом уроке, который преподают учителя, рассказ о семье, которая жила в «гражданском» браке (по-шведски «самбо», даже слово особое придумали!). В этой семье родили детей и разошлись. Сейчас у них другие партнеры, и с детьми тоже полная неразбериха, что называется «современной шведской семьёй». Но это только начало. Далее, интервью с отцом-гомосексуалистом, который вместе с матерью-лесбиянкой искусственно зачали ребенка и теперь его воспитывает.

Сын живет одну неделю с папой, а одну неделю с мамами – Анной и Лизой. Для сына это естественно. Но иногда он говорит, что хочет, чтобы они жили все вместе, вчетвером: сын Иван, его отец Ула, матери Анна и Лиза. Но тогда отец объясняет сыну, что мама и Лиза влюблены друг в друга и они хотят жить в собственной квартире. Поэтому они так и продолжают жить: папин дом и мамин дом.

Затем статья о том, когда гомосексуалисты и лесбиянки получили права в Швеции и им официально разрешили усыновлять детей как любом браке и т.д. Дана информация, где об этом можно прочитать больше, адрес в интернете. Дальше помещена шкала роста гомосексуальных и лесбийских браков. Все это соседствует с текстом о том, как плохо, когда женщина должна выйти замуж, родить детей, растить их и заботиться о муже, о всех родственниках. А в Швеции сейчас все изменилось к лучшему: не надо жить с человеком, если ты его не любишь, права женщин и мужчин одинаковы, и социальный статус не зависит от того, женат ты или разведен… Затем идет большая статья о том, как детям доносить на своих родителей. Дальше рассказывается о стариках, которые прожили очень тяжелую жизнь вместе друг с другом и имея много детей.

Но не нужно думать, что Запад — это просто дурдом без врачей, в котором каждый делает все, что ему взбредет в голову. Это ошибочный и непростительно упрощающий дело взгляд. Когда западные власти считают для себя нужным – они вмешиваются в стихию «самовыражения» подданных, и порой до бесстрашия грубо. Хотя содомия разрешена в Англии, и работодателей карают за дискриминацию содомитов на работе, в то же самое время ношение нательного креста в Англии ЗАПРЕЩЕНО ЗАКОНОМ [1]. (А вы все еще считатет Англию христианской страной ? ;) ) А в 2008 году в Англии из школьного словаря были убраны все слова, связанные с христианством! [2]. Итак, на Западе запрещают публичную демонстрацию креста и христианских слов, но при этом вполне толератны к публичному выставлению детских черепов в качестве «современного искусства».

«Дэмиен Херст (Damien Hirst), один из самых успешных и дорогих художников современности, инкрустировал череп новорожденного младенца восемью тысячами бесцветных и розовых бриллиантов и назвал эту работу «Бога ради» (For Heaven’s Sake), сообщает РИА Новости со ссылкой на газету Daily Telegraph. Вот, ксатати, его фото - ну типичный же
Изображение

Изображение

В 2007 году Херст, у которого смерть является центральной темой всего творчества, уже предъявлял публике бриллиантовый череп взрослого человека. Произведение «За любовь Господа» (For the Love of God), украшенное 8601 бриллиантом, было оценено в $100 млн. В настоящий момент оно принадлежит консорциуму инвесторов, куда входят сам Херст, его менеджер Фрэнк Данфи и украинский меценат Виктор Пинчук. Пределы Лондона бриллиантовый череп впервые покинул в декабре прошлого года: до того ни один музей мира не смог покрыть стоимость его страховки.

Изображение

Херст утверждает, что идея инкрустировать человеческие черепа пришла ему под влиянием искусства древних ацтеков. «…А бриллианты — это совершенство, ясность, богатство, секс, смерть и бессмертие. Они символизируют вечность», — говорит вырожденец, который получает миллионы (от элиты западного общества) за прилюдное бездарное хулиганство и глумление над трупами, вообще-то ещё (пока) запрещенное законом. Если это не сатанизм – скажите тогда, что такое сатанизм…

« Америка. И другие страны.