Как не дать средствам массовой информации ковыряться в нашем мозгу грязными руками

Ответить

доктор Ватсон » 22 май 2010, 20:30

Пропаганда.

Поётся песня, снимается фильм, печатается газета или голова диктора бубнит чего-то с экрана - всё несёт в себе какой-то подтекст, который, чаще всего, совершенно не схож по смыслу с основным текстом. Поймать и разобраться в скрытой информации до того как она проникнет в отведённое место - значит, обезопасить себя от прямого воздействия системы. Если рассудок человека совсем не расплавился от порошково-эмульгаторного пива, и ещё хоть немного варит, то не дать средствам массовой информации ковыряться в мозгу грязными руками очень просто и приятно.

Когда я читаю, слушаю или смотрю что-то о землетрясениях, ураганах, террористах, взрывах, болезнях, голоде и холоде, я всегда надрываю живот от смеха. Располагая хотя бы начальными знаниями об основах пропаганды, можно часами качать пресс, глядя телевизор и от души хохоча.

Изображение

Загибание извилин в нужную сторону.

Пропаганда - очень древняя наука! Ещё шаман при первобытном строе понял, какая это славная штука. Он прыгал вокруг костра, стучал в бубен и отправлял всех с рассветом на охоту, прогнозируя дичь. Вооружившись, глупые первобытные чуваки шли в поход, а шаман в это время драл их тёток, грелся у костра, а потом жрал добытое мясо, восхваляя себя и рекламируя высокий свой потенциал как предсказателя и лидера.

Со временем работа шамана усложнилась, но и возможности расширились. Теперь он отправлял на охоту, на работу, на разведку и на войну целые народы, имея людишек миллионами. Однако, как бы не усложнялась пропаганда, основные методы её остаются неизменными и, зная их, не удержишь смеха, читая газету, глядя в телеэкран и понимая, как всё это примитивно.

Вот названия некоторых основных приёмом, пользующихся широкой популярностью в средствах массовой информации: "Эффект ореола", "Анонимный авторитет", "Эффект первичности", "Будничный рассказ", "Держи вора", "Забалтывание", "Эмоциональный резонанс социальной индукции", "Фасцинация", "Эмоциональная подстройка под ситуацию", "Эффект бумеранга", "Комментарии", "Эффект присутствия", "Информационная блокада", "Цитатник", "Информационное доминирование", "Использование медиаторов", "Фиксацией на авторитетах", "Классификаторы", "Констатация факта", "Готовое решение", "Ложная аналогия", "Техника инсценированных мероприятий", "Сноска во времени", "Сноска в пространстве", "Обход с фланга", "Техника фактографического правдоподобия", "Отвлечение внимания", "Очевидцы события", "Переписывание истории", "Повторение", "Экран в экране", "Ядовитый сэндвич", "Сахарный сэндвич", "Подмена", "Полуправда", "Принцип контраста", "Смех над собой", "Смех над проблемой", "Пробные шары", "Психологический шок", "Рейтингование", "Сенсационность или срочность", "Смещение акцентов", "Создание ассоциаций", "Создание информационной волны", "Создание проблемы", "Слова эксперта", "Создание угрозы", "Социальное одобрение", "Сросшиеся предложения", "Упреждающий удар", "Обратная связь" и, конечно же, принцип, который работает во всех сферах человеческих отношений, "Разделяй и властвуй".

Все эти методы, это как бубен шамана - так же, как его звук парализовывал волю, тормозил мысль наших далёких предков, так же и сейчас специалисты пропаганды без спроса лезут народу в извилины и гнут их в свою сторону. Рассказывать обо всех методах и их принципах нужно в отдельной толстой книге, поэтому просто приведу несколько примеров и кратких расшифровок, а кто заинтересуется, сам найдёт, как и чего в этом вопросе обстоит.

Отвлечение внимания.

Для пропаганды, как и любого другого вида манипуляции, важной задачей является подавление психологического сопротивления человека внушению. Поэтому, по мнению большинства специалистов, любая пропаганда должна быть комбинацией развлекательного, информационного и убеждающего компонентов. Под развлечением понимается любое средство, которое возбуждает интерес к сообщению и в то же время маскирует его истинный смысл, блокирует критичность восприятия.

В 1960-е годы было обнаружено, что сообщения, направленные против какого-либо мнения или установки, оказываются более эффективными, если в момент их передачи отвлечь внимание получателя от содержания сообщения (например, проигрывая популярную музыкальную мелодию). В этом случае затрудняется осмысление информации получателем и выработка им контрдоводов - основа сопротивления внушению. Исследования 60-х годов повысили эффективность манипуляции в прессе и на телевидении.

Газеты стали применять "калейдоскопическое" расположение материала, разбавление важных сообщений сплетнями, противоречивыми слухами, сенсациями, красочными фотографиями и рекламой. Телевидение стало по-новому компоновать видеоряд, точно подбирая отвлекающие внимание образы. Сегодня практически все новостные телепередачи представляют собой калейдоскопический набор привлекательных визуальных образов и информационных сообщений о никак не связанных между собой событиях. В этом есть своя логика. Так, психологи считают, что когда разнообразной информации слишком много, человек оказывается не в состоянии ее осмысленно обработать. Поэтому приходится вписывать ее себе в сознание как единое целое, т.е. воспринимать ее некритично.

Исключительно сильным отвлекающим действием обладают беспрецедентные и непривычные события (убийства, катастрофы, террористические акты, громкие скандалы). Под их прикрытием пропагандисты втюхивают народу всё то, что надо втюхнуть.

Обратная связь.

Люди, выступающие в каком-либо действе в качестве участников, в большей степени меняют свои взгляды в пользу мнения, рекомендуемого ее сценарием, чем пассивные наблюдатели происходящих событий. Это установили многочисленные психологические эксперименты. Иллюзия участия в дискуссии по какой-либо актуальной проблеме приводит к большему изменению мнений и установок, нежели простое пассивное восприятие информации. Для того, чтобы у аудитории не возникало ощущения одностороннего воздействия и комплекса "безучастности адресата", современными СМИ широко практикуются способы, так называемой, "обратной связи" в различных формах: звонки в студию во время прямого эфира, выбор по телефону варианта ответа на поставленный вопрос и др. Подобный "макияж" призван создать у массовой аудитории иллюзию участия в информационном процессе.

Псевдосоциологические опросы (когда во время эфира зрители по телефону голосуют за тот или иной ответ) чаще всего являются лишь способом формирования общественного мнения, а не его реальным отражением, то есть разновидностью обычной пропагандистской манипуляции. Вопросы формулируются таким образом, чтобы создать у аудитории "правильный" взгляд на ту или иную проблему. Они направляют ход наших размышлений в конкретном направлении. "Никогда не задавайте вопрос, на который нельзя получить тот ответ, который вам нужен", - главный принцип подобных опросов. В этих случаях формулирование проблемы в терминах "выгоды, выигрыша чего-нибудь" будет более убедительным на фоне контрастирующих высказываний о том же в категориях "проигрыша, потери чего-либо". Что ещё более удивительно, так это то, что за этот весь психологический облом люди чаще всего платят даже не опосредованно, а прямо по телефонному счёту.

Эффект ореола

Эффект ореола базируется на коварном психологическом свойстве - человеческой склонности мыслить ложными аналогиями. Состоит из двух распространенных стереотипов-заблуждений.

1. "Рядом - значит вместе". Вследствие этого феномена нахождение рядом со знаменитым или высокопоставленным человеком несколько повышает статус в глазах окружающих. Не случайно те, кто запечатлен на фото рядом с "большими" людьми, с удовольствием демонстрирует эти фотографии всем друзьям и знакомым. Мол, я с ними на короткой ноге... Аналогично политики обожают находиться в компании популярных артистов или спортсменов. В этом случае частичка любви и обожания, которые народ дарит своим кумирам, автоматически проецируется и на ничем не примечательных "слуг народа".

2. Второй стереотип состоит в следующем. Человека, добившегося весомых успехов в какой-то конкретной области, окружающие считают способным на большее и в других делах. Многочисленные факты доказывают, что это всего лишь распространенное заблуждение. Есть множество примеров, когда люди, которые блестяще делают одно дело, во всем остальном оказываются абсолютно беспомощными.

Тем не менее, этот стереотип вовсю эксплуатируется политиками и бизнес-рекламой. Достаточно вспомнить, сколько популярных артистов-спортсменов-журналистов-писателей-сатириков нанимают в свои ряды политические партии накануне выборов. Не так давно этот прием стали активно использовать и бизнесмены, стремящиеся сделать политическую карьеру. При этом используется следующий посыл: "Мы успешные и состоявшиеся люди, которые сделали себя сами, реализовали себя в этой жизни, сумели выжить и добиться успеха в сегодняшних непростых условиях! Имея опыт положительных решений в различных сферах социальной жизни, мы готовы транслировать свой успех в масштабах всего общества! Мы были эффективны в своей профессиональной деятельности, поэтому будем эффективны и в политике! Мы знаем, что и как надо делать. Мы - новое и успешное поколение. Мы - самые умненькие, красивенькие и самые лучшенькие. За нами будущее!"

Вообще, если говорить о выборе и выборах, причём не только в политике, то уловка тут до смешного примитивна - создаётся иллюзия выбора из чего-то или из кого-то разного, предлагается несколько товаров, несколько кандидатов, даже несколько идеологий и простого человека посещает чувство того, что он что-то решает в этом мире. На самом деле все товары, кандидаты, кандидатуры, идеи и идеологии разлиты системой из одной бочки в бутылки, коробки, ящики и урны разного цвета, внутри все они абсолютно одинаковы, прошли проверку на преданность системе и будут служить ей верой и правдой.

Использование медиаторов

Данная техника основывается на двух постулатах. Во-первых, специальные исследования установили, что сильнее всего на формирование у "среднестатистического" человека мнения по какому-либо вопросу влияют отнюдь не массированные пропагандистские кампании в СМИ. Самый большой эффект оказывают, как ни странно, циркулирующие в обществе мифы, слухи и сплетни. Второй постулат вытекает из первого: эффективное информационное воздействие на человека осуществляется не непосредственно от средств массовой коммуникации, а через значимых для него, знакомых ему авторитетных людей ("лидеров мнения") - трансляторов мнений и слухов. Неофициальные личностные коммуникации для людей более значимы, чем "официальные" сообщения СМИ.

В большинстве случаев мнения людей по поводу чего-либо складываются в процессе общения в семье, в коллективе и т.д. В беседах между собой родственники, друзья, сослуживцы осмысливают события и факты, вырабатывают общий подход в соответствии с привычными для них ценностями и нормами. Мнения по каждому вопросу (от простого - какой стиральный порошок покупать, до сложного - за кого голосовать или выходить замуж) складываются и утверждаются под воздействием определенных авторитетов. Это люди, которые либо занимают формально (родители, супруги, старшие братья/сестры, начальник, лидер среди единомышленников) центральное положение в группе (лидеры группы), либо признаны экспертами в данной сфере (лидеры мнения). Другими словами, пропагандистское влияние СМИ всегда имеет опосредованный характер.

Рассмотрим подробнее механизм восприятия подобной информации. После получения информационного сообщения реципиент не сразу принимает решение принять или отвергнуть его. Сознательно или на подсознательном уровне он ищет совета у окружающих его людей и, прежде всего, у т.н. "лидеров мнения" его группы. Лидеры мнения - это высокоавторитетные члены группы, мнения и советы которых по определенным вопросам имеют особую ценность для других. Они-то и играют решающую роль в формировании отношения основной массы к проблеме, отображенной в пропагандистском сообщении.

Данное явление нашло отражение в модели двухступенчатого потока коммуникации, разработанной в середине 50-х годов в США Полем Лазарсфельдом. В предложенной им модели двухступенчатость пропагандистского процесса учитывается, во-первых, как взаимодействие между источником и авторитетами микросоциального уровня, которые обозначаются как лидеры мнения или "медиаторы" (посредники), во-вторых, как взаимодействие лидеров мнений или медиаторов с отдельными членами микросоциальных групп.

В практике информационно-психологического воздействия СМИ это, в частности, привело с одной стороны к тому, что пропагандистские и рекламные сообщения стали более ориентированными на лидеров микросоциальных групп, а с другой - в них стали использоваться лица, мнения которых значимо для других. Американские специалисты считают: чтобы сформировать мнение широкой аудитории по какому либо вопросу, достаточно обработать всего лишь 10% ее членов - лидеров мнения (медиаторов), которые и протранслируют сообщение на массовый уровень. В качестве медиаторов в различных ситуациях и для разных социальных групп и слоев могут выступать неформальные лидеры, политические деятели, представители религиозных конфессий, деятели культуры, науки, искусства, спортсмены, военные, секс-бомбы и т.д. - для каждой категории населения находится свой авторитет. В психологии влияния это называется "фиксацией на авторитетах".

Большинство людей склонны к подражательному поведению, ориентируясь в своих поступках на действия авторитетных для них лидеров мнения. Им свойственно брать пример с тех, кого они уважают и кто для них является лидером. Поэтому выбор эстрадных и спортивных "звезд", других популярных лиц для передач рекламно-пропагандистского характера обусловлен, прежде всего тем, что они имеют достаточно широкую аудиторию почитателей, многие из которых не склонны утруждаться оценкой компетентности своих кумиров не только в политических, но и других вопросах, по которым они дают свои оценки или осуществляют рекламное продвижение (например, товаров, которыми сами лично могут и не пользоваться и т.п.).

С другой стороны, в рекламных роликах и пропагандистских сюжетах широко используются и "простые люди из народа", "такие как мы". Все зависит от специфики продвигаемого товара или идеи.

Например, убедить в том, что рекламируемое лекарство действительно необходимо, нас скорее сможет профессиональный врач (а точнее - тот набор признаков, которые мы воспринимаем как "авторитетные" показатели профессионализма: белый халат, врачебный кабинет, использование медицинских терминов в разговоре). В крайнем случае, с этой задачей справится популярный артист. А вот товары повседневного спроса мы покупаем, основываясь, в первую очередь, на мнении "таких как мы", нашего ближайшего окружения - друзей, родственников, соседей.

Главная задача всех рекламных и PR-акций состоит в том, чтобы с помощью "фиксации на авторитетах" заставить целевую аудиторию приобретать нужный товар или услугу. Например, для этого можно найти авторитетного лидера группы и подарить ему этот товар, сделав таким образом данный товар модным и престижным.

Эффект первичности

Доктор Геббельс ввел в современную пропаганду один из ключевых принципов: человек, сказавший миру первое слово, всегда прав. Позже психологи обнаружили, что тот кандидат, который во время избирательной кампании первым убедительно преподнесет себя победителем, того и признает массовое сознание. К подобным выводам пришли К. Ховланд и ученые Йельского университета в Англии, а также Н.Джанис и Л.Доуб, которые считали, что успех пропагандиста в значительной мере обеспечен, если информация достигла аудитории раньше, чем информация его противников. Здесь срабатывает один из эффектов восприятия: при поступлении противоречивой информации (проверить которую невозможно) мы склонны отдавать предпочтение той, что поступила первой. Изменить уже сформировавшееся мнение очень трудно.

Данный эффект учитывается при массированном "сливе компромата". В конце концов, виноват всегда тот, кого облили грязью - ведь ему надо будет отмываться. Вдобавок статус обвиняющего в общественном сознании воспринимается как более высокий, чем у обвиняемого. На бытовом уровне это выглядит так: "Раз оправдывается - значит виноват". Гитлер утверждал: "Публика всегда предпочитает поверить хотя бы и на 90% недоказанному обвинению, чем опровержению, хотя бы оно было обосновано на все 100%"

Следует отметить, что еще в 1925 году американский психолог М. Лундт сформулировал "закон предшествования", согласно которому любое первое сообщение о том или ином факте, событии оказывает более сильное воздействие на аудиторию, чем последующие. Одна из причин этого феномена заключается в том, что тому, кто первый сообщил информацию, принадлежит приоритет в удовлетворении имеющейся потребности и, как следствие, формирование первичной психологической установки к факту или событию. Источник информации первым сообщающий о значимых событиях становится более привлекательным для аудитории, чем другие. Это способствует формированию и закреплению предпочтения к данному источнику информации на будущее, по сравнению с теми, кто действует менее оперативно. В силу этого принципа сегодня каждое СМИ стремится первым донести свою трактовку событий до широкой аудитории.

Эффект присутствия

Прием также был введен в практику нацистской пропагандой. Сегодня он описан во всех учебниках по журналистике. Включает в себя ряд трюков, которые должны имитировать реальность. Их постоянно используют при "репортажах с мест боев" и в криминальной хронике, фабрикуя задним числом съемку "реальной" поимки бандитов или автокатастрофы. Иллюзию "боевой обстановки" создают, например, резким дерганьем камеры и сбиванием с фокуса. В это время перед камерой бегут какие-то люди, слышны выстрелы и крики. Все выглядит так, будто бы оператор в страшном волнении, под огнем снимает реальность.

Иллюзия достоверности оказывает сильнейшее эмоциональное воздействие и создает ощущение большой подлинности событий. Создается мощный эффект присутствия, мы как будто вброшены в страшную действительность, не подозревая, что это всего лишь дешевый трюк.

Экран в экране.

Приём, когда на заднем плане мельтешит один или несколько маленьких экранов, часто используется средствами массовой информации. Суть приёма проста: подсознательно зрителю даётся понять, что всё то, что изображается на втором плане и есть второстепенно, а то, что происходит и говорится на первом плане, есть основным, главным, точным и не должно вызывать сомнений.


"Очевидцы" события.

Очень эффективный прием, нередко используемый для создания "Эмоционального резонанса". Опрашивается много случайных людей, из слов которых формируется необходимый смысловой и эмоциональный ряд. Особенно сильный эффект производят кричащие старухи в грязных лохмотьях, плачущие дети, молодые инвалиды, рыдающие девицы с растрёпанными волосами.


Повторение.

"Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома, - писал Йозеф Геббельс. - Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем. Поэтому пропаганда, по существу, всегда должна быть простой и без конца повторяющейся. В конечном счете, самых выдающихся результатов во влиянии на общественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим словам и выражениям и у кого хватит мужества постоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения высоколобых интеллектуалов".

Один из самых эффективных способов пропаганды - неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. Человеку всегда кажется убедительным то, что он запомнил, даже если запоминание произошло в ходе чисто механического повторения рекламного ролика или назойливой песенки. При этом надо воздействовать не на идеи и теории противника, а на обыденное сознание, повседневные "маленькие" мысли, желания и поступки среднего человека.

Выдающийся философ Антонио Грамши писал: "Это - не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании. Это огромное количество книг, журналов, брошюр, газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то дополнительное усилие, из которого рождается коллективная воля, которая необходима, чтобы получилось действие".

Психологами проведено огромное количество исследований, с целью выяснить характеристики повторяющихся сообщений, обеспечивающие запоминание. Обнаружено наличие критической временной величины: целостное сообщение должно укладываться в промежуток от 4 до 10 секунд, а отдельные частицы сообщения - в промежутки от 0,2 до 0,5 секунд. Чтобы воспринять сообщение, которое не вмещается в 8-10 секунд, человек уже должен сделать усилие, и мало кто его хочет делать. Такое сообщение просто отбрасывается памятью. Поэтому квалифицированные редакторы телепередач доводят текст до примитива, часто выбрасывая из него логику и связный смысл, заменяя их ассоциациями и игрой слов.

Повторение - главное средство недобросовестной пропаганды. Поэтому оно служит хорошим признаком ее наличия. Если вдруг начинают ежедневно мусолить одну и ту же тему и употреблять одни и те же словесные конструкции - дело нечисто.

Смех над проблемой.

Если в твоей стране жизнь совсем хреновая, жратвы мало, да и платить за неё нечем, лечиться негде, учиться невозможно, зато широко распространены такие явления как алкоголизм, бандитизм и наркомания, а правящие мордовороты заняты лишь накоплением многозначных капиталов и раздачей обещаний, по этим всем поводам нужно сочинить побольше анекдотов и расплодить немеряно юмористов.

Когда человек поглотит огромное количество смешных историй о мрачной своей жизни, о своей неблагодарной работе, о докторе, которому нечем лечить, о детях-дебилах в школе, о бандитах, вышибающих мозги себе подобным, а по пути и всем окружающим, о заглюченных наркоманах, то обывателю всё это становится не таким страшным. Жизнь начинает напоминать цитаты из анекдотов, а в них всё совсем нестрашно, а местами иногда смешно, даже если в конце все передохли от такой анекдотической ситуации.

Рассказывать же о методах продвижения в массы таких понятий как патриотизм, государственность, национальная идея не может даже такой пошлый человек как я в такой некультурной книге, потому как приёмы эти затмят пошлостью, наглостью и извращённостью всё изложенное тут и могут дурно повлиять на миропонимание читателя.

Средства массовой информации перегружены идиотскими фактами об ураганах, землетрясениях, извержениях, болезнях новых и мутациях старых, о росте цен на нефть, газ, хлеб, воду, землю, воздух, о злобных террористах, засевших под каждым кустом. Всё это извержение информационного маразма призвано запудрить несмышлёный мозг среднестатистического гражданина и дать ещё раз прочувствовать, какой песчинкой тот является, и что такой микроб как он, не в силах ничего изменить, и что такая мысль не только вредна, но даже и опасна, потому как террорист в кустах сидит не зря!

Система пойдёт на любые хитрости и ухищрения, чтобы добиться своих целей. Она назовёт чёрное белым, белое чёрным, большое маленьким и маленькое большим, лишь бы ты всю жизнь делал то, что нужно делать и не то что не рыпался, а даже не думал об этом. Для того и выдумывается много пышных слов, важных понятий и величавых мероприятий.
Поток окружающей человека информации должен быть такой плотности, чтобы прерывать и перекрывать возникновение собственных мыслей.

Upgrade.

Upgrade - ещё одна для кого-то абсолютно выигрышная выдумка. Апгрейдить можно всё - от велосипеда, телефона, компьютера до автомобиля, квартиры, дома, спутника жизни и новых органов. Это бесконечная пирамида не имеет границ. Завод выпускает стиральную машину уже три месяца - пора переходить к новой, более "совершенной модели" и вышибать из покупателя больше денег. Это делается очень просто - сверлится в барабане лишняя дырка и ставится на корпус лишняя лампочка - теперь можно начинать рекламную компанию и втирать клиенту-ротозею о невероятных преимуществах, сверхсовременном дизайне и ультрамягкой стирке.

Если бы этот процесс и правда сопровождался прогрессом, то это можно было бы хоть как-то понять с логической точки зрения, но прогресса в этом практически нет, а в некоторых отраслях прогресс даже идёт со знаком минус.

И, конечно же, при слове "Upgrade", нельзя не вспомнить и не высказаться по теме компьютерных "развлечений".

Имитация реальности происходит с полным учётом всех требований по воспитанию туповато-послушных граждан. Цифровые технологии воплощают фантазии надзирающей верхушки - в любой виртуальной игрушке человек должен настойчиво выполнять какие-то приказы, проходить уровни, осуществлять миссии и всё это по непонятно кем выдаваемому заданию, получая за все свои старания абстрактное количество баллов, очков или бонусов. Разве это не напоминает жизнь?

Ещё со школы нас методично приучают к таким же, существующим только в воображении, вещам. Ведь заработанные ребёнком, так называемые, оценки и есть первые его умозрительные значки на бумаге. В этих закорючках в дневнике нет совершенно никакой ценности - это просто подготовка к взрослой жизни, в которой будет много таких бумажечек с разными цифрами, заработанных за выполнение какого-то задания, полученного от неизвестно кого и непонятно зачем. Прозвенел будильник - пора вскакивать и бежать зарабатывать бонусы.

Убей в себе лоха!
ВЗЛОМАЙ СИСТЕМУ!
НЕ ДАЙ СЕБЯ ПОИМЕТЬ!


Шалимов Андрей Иванович
СИСТЕМА
РАФИНИРОВАННАЯ ПРАВДА
http://zhurnal.lib.ru/s/shalimow_a_b/sistem.shtml

доктор Ватсон » 11 июн 2011, 22:26

Эту статью можно послушать в виде аудио 30 мин.

Как не дать средствам массовой информации ковыряться в нашем мозгу грязными руками.
http://rpod.ru/get/228308/186543/download/SMI_01.mp3

жжурнал » 06 май 2012, 14:49

C ДНЁМ СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ!

рысь
[info]domestic_lynx
May 5th, 22:10

Сегодня, в день советской печати (впрочем отменённый) хочется написать что-нибудь тематическое. Мало того – сегодня 100-летие газеты «Правда». А позавчера, 3 мая, был день свободы прессы. Вот о свободе слова мне и хочется поговорить.

Она, свобода слова, бушует и завихряется у нас уже двадцать лет, и даже больше. Любой текст может быть так или иначе опубликован. Будет ли он кем-то воспринят - это другой вопрос. Свобода слова не предполагает чьей-то обязанности это слово слушать. Не зря народ говорит: не любо - не слушай, а врать не мешай.

Свобода слова – священная корова современной западной цивилизации. Никто не подвергает сомнению её благодетельность. Она идёт в сцепке с гражданским обществом: считается, что благодаря свободе слова осуществляется гражданский контроль над властью. Вот раньше, в совке, власть критиковать не позволялось, безобразия – замалчивались, а все печатное и говоримое – выражало заскорузлое мнение совкового агитпропа, а вовсе не свободное гражданскую позицию пишущего. При свободе слова, считается, власти будут бояться разоблачения и воздержаться от дурных поступков.

На самом деле всё обстоит с точностью до наоборот.


СВОБОДНАЯ ПРЕССА НА СТРАЖЕ БЕЗОБРАЗИЙ

Принято считать, что гласность, свобода слова, «прозрачность» или, выражаясь по-западному, «транcпарентность» способны уберечь общество от воров и лихоимцев или, по крайней мере, существенно сдержать их деятельность. Подобный оборот мысли настолько укоренён, что считается очевидным и не обсуждается. Обсуждается разве что недостаток свободы слова.

На самом деле cвобода слова – это прочнейшая ограда воров и лихоимцев.

Почему? Да потому, что она узаконивает воровство. Каждый руководитель знает простую вещь. О безобразиях в своей организации нельзя просто говорить. Либо надо говорить и решительно действовать, либо – если не можешь, не хочешь, не имеешь сил действовать – надо помалкивать. Это вроде как в криминальной среде (известной мне, впрочем, по не слишком надёжным источникам): вынул пистолет – стреляй. Вообразите, первое лицо компании на совещании прямо и открыто, в духе гласности и транспарентности, заявляет: «У нас на складе воруют». И что? А ничего. Факт такой имеет место – я о нём оповещаю. В духе гласности и открытости. Ну и какой сигнал получают сотрудники? Однозначно: воровать – можно, айда, ребята!

Именно это сегодня происходит в обществе. Как должен реагировать простой обыватель на идущие плотным потоком сообщения: такой-то чиновник украл, такой-то получил такую-то взятку, такие-то менты крышуют таких-то бандитов, да и сами сходны со своими клиентами до полной неразличимости. И это всё идёт в режиме нон стоп по государственным каналам. Что это означает? По-видимому, то, что государство (владелец канала) считает такое положение нормальным. Ну а раз это нормально – значит и нам не грех поучаствовать. «Ко всему подлец-человек привыкает», - говорил старик Мармеладов, и это верно: привыкает. Каждое новое разоблачение превращает лихоимство в нору, в быт.

Забавно: когда подневольная пресса жила с кляпом во рту, сообщения о безобразиях производили впечатление на публику и способны были действительно возыметь действие. Сегодня, когда свободные СМИ бубнят обо всём на свете – никакого действия всё это возыметь не может. Начальство иногда по инерции что-то воспрещает говорит-писать, но это излишняя предосторожность, наследие совка. В условиях свободы слова – ничего не страшно.

Гласность могла бы в принципе иметь действие, если бы в обществе присутствовал такой социальный регулятор, как честь. Когда-то он был, и от бесчестья стрелялись. Честь Монтескьё считал несущей конструкцией, материалом (он говорил «элементом») монархии. Похоже, что с уходом настоящих монархий и дворянства с исторической сцены честь ушла вместе с ними. Сегодня это что-то вроде шпаги или юбки с кринолинами – красиво, но несвоевременно. Лозунг дня: «Плюнь в глаза – божья роса». Поэтому разоблачений никто не боится.

Впрочем, любопытный факт: в начале 90-х лидер итальянской социалистической партии застрелился, будучи не в силах доказать, что брал деньги от бизнеса не для себя, а для нужд своей партии. Ему не угрожала посадка, и застрелился он подлинно от бесчестья. Вообразите что-то подобное в нашем эстеблишменте. Впрочем, и на Западе все эти отрыжки рыцарских времён в настоящее время успешно преодолеваются.

Наши страдальцы-диссиденты, народные заступники разъяснили нам, тупым совкам: свобода слова нужна, чтобы открыто изобличать все мерзости жизни, чтобы правители, храни, Господи, не могли никакой антинародной гадости исподтишка сделать, чтобы каждый мог поделиться цветами и плодами своей духовной жизни с соотечественниками. А потому долой проклятую цензуру! За свободу слова томились в узилищах, гнили в психушках. Помните: "За нашу и вашу свободу!" Высокая трагедия, слёзы на глаза наворачиваются.

И вот свершилось.

Уж двадцать лет как нет цензуры - прямо стихами хочется говорить. Цензуры, в самом деле нет. А потому всяк может бубнить, орать и болботать всё, что душе угодно. Контролируется, пожалуй, только политическая информация на центральных каналах ТВ, а в остальном - ори, сколько хочешь. Оборись.

Ну и что?

Кто свободнее - совки замороченные или граждане свободной России? У кого больше возможностей восстановить право и справедливость, в том числе и с помощью прессы? В мерзком совке в сервильных подцензурных изданиях неизменно была рубрика: "Газета выступила. Что сделано?" (Называться это могло по-разному, но суть - одна). На письма трудящихся - отвечали. И во многих случаях - реагировали. Это в условиях угнетённой, подцензурной прессы с кляпом во рту.

Сегодня свободные и независимые СМИ прямо и правдиво пишут/бубнят обо всём подряд: о воровстве в верхах, о разложении милиции, о виллах чиновниках, о заграничных загулах золотой молодёжи. И - что? И ничего. А что вы ожидаете? Реакции? Да вы что - с дуба упали? У нас же свобода. Половина из этого - выдумка? Ну и что? Зато прикольно. Повышает тираж. Кто нам такую чушь сказал? "Источник в мэрии". У вас другой "источник"? Ну и публикуйте в другом издании.

Разоблачения безобразий в режиме нон-стоп, за которыми не следует ничего, никакой реакции - постепенно приучает подведомственное население к единственно логичной в такой обстановке мысли: это - нормально. Чиновник должен воровать, мент - насильничать, учитель - тянуть взятки с родителей. Ну если об этом постоянно пишут и ничего не делают - значит, так и должно быть. Так оно и есть.

Свобода слова, заведённая вроде как для борьбы с безобразиями, этим самые безобразия сама же и легализовала. Сделала привычными и безальтернативными.
А тут ещё детективщики с сериальщиками подключились на подтанцовку - воры, убийцы и казнокрады сделались в каждой семье почти что друзьями дома, родственниками почти что.
Такая вот вышла ирония истории.

СВОБОДА СЛОВА – ОРУДИЕ ОБОЛВАНИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ


Пресса и литература теперь не средство коммунистического воспитания трудящихся, как это было в глухие и замшелые советские времена. Гнусный в своём моральном уродстве совковый агитпроп приказал долго жить. Теперь сами читатели определяют, что им читать (слушать, смотреть). И что же они предпочитают?

А вы спросите у воды, куда ей желательно течь. Вниз, вниз, - пробулькает водица. Точно так и массовый читатель - течёт вниз. К детективу, к дамскому роману, к триллеру. Почитывают гламурную прессу, повествующую о жизни звёзд и криминальных авторитетов.

В совке его, читателя, за шиворот тащили вверх - иногда по-дурацки, но - тащили. Сегодня ему помогают комфортабельно и занимательно скатиться вниз.

Массовый человек никогда не был семи пядей во лбу - теперь он обращается в полного дебила. Дебил нужен, дебил ценен, его холят и лелеют. Он - идеальный потребитель, ему можно впендюрить всё - от памперсов до политических уток. Воспитание идеального дебила немыслимо без свободы слова. Слов должно быть много, очень много, ещё больше, они должны быть разнообразны, разнонаправлены и безответственны. Тогда сознание у человека отключается. Или не включается вовсе.


Прямое.
Непрерывная, безответственная, не имеющая никаких последствий болтовня, несущаяся из мириад источников - всё это совершенно обесценивает слово. Разговоров настолько много, что человек не способен запомнить, отследить говоримое. Кто помнит, что говорилось в новостях, положим, полгода назад? Ну, ладно: неделю. Никто не помнит. Ну, взорвали что-то, звёзды делят детей.
Слово превращается просто в информационный шум, ошмётки которого плещутся по ветру.
СМИ (во всём мире) устроены так: набрасываются на какую-то новость, мусолят её несколько дней в самых микроскопических подробностях, потом напрочь забывают. Всё. Теперь мусолят другое. Что сталось, например, с оборотнями в погонах? С детишками, которые ушли в лес и не вернулись? Тишина. Сейчас орут о другом.
Итак, первый эффект свободы слова: укорочение памяти. Никто ничего не помнит, потому что не в силах воспринять весь этот мутный поток.

СВОБОДА СЛОВА И ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ

Есть такая психотехника - эриксоновский гипноз. Это мощная система воздействия на людей без их ведома. Овладеть эриксоновским гипнозом не просто, но оно того стОит. Это гипноз без погружения в сон. Человек и окружающие могут и не понимать, что тут происходит. Гипнотизёр говорит, говорит, говорит, много говорит. Трудно понять, о чём он и к чему клонит. Объект внушения заморачивается и не замечает, что внутрь нудной и с виду бессвязной речи встроены внушения, вроде: "Покупай! Покупай! покупай!" Чем-то подобным являются для всех нас наши свободные СМИ.

Девятый вал болтовни, который обрушивается на не слишком крепкие головы обывателей, заморачивает их необратимым образом и лишает даже следов критического сознания.
Фактически свободные СМИ обеспечивают нахождение подведомственного населения постоянно «под кайфом» эриксоновского гипноза. В мозги этим людям можно закачать всё. Это в реальности и происходит.

СВОБОДА СЛОВА – И КАЧЕСТВО СЛОВА

Каждый земледелец знает: чем урожайнее сорт, тем хуже качество. Из пшеницы, дающей по 70 ц с га, хлеб не вкусный. В ещё большей степени это относится к хлебу духовному. Современная печатная продукция поставлена на поток. К её изготовлению привлекаются люди, которые в прежние времена не пробились бы на страницы многотиражки.

В.О. Ключевский когда-то разделил авторов на писателей и сочинителей. Писатель пишет, потому что у него есть мысль, которой он хочет поделиться с ближними и дальними. А сочинитель выдумывает мысль, для того, чтобы что-нибудь написать.

99% читаемого сегодня (и не только в интернете) написано сочинителями. Люди пишут, чтоб не забыли о тебе, потому что все так делают, потому что есть издание и его надо заполнять. Люди заметные, с положением, пишут (или за них пишут), потому что это солидно, пиарно издать что-нибудь на нестареющую тему "Как нам обустроить Россию". Народишко помельче почасту пишет по идиотски простой причине - потому, что это технически очень легко сегодня: шаловливые ручонки так и бегают по клавиатуре. По себе знаю: начав писать,остановиться трудно, а если ноутбук к тому же новый и симпатичный... ух!

Раньше ведь как было? (И не сто лет назад, а прямо вчера - по исторической мерке). Чтобы стать каким-никаким автором, надо было написать от руки, потом потратиться на машинистку, отнести в какую-нибудь редакцию... - хлопоты-то какие. Высокий был барьер! Может, ну его нафиг - сочинительство. Писали уж кому совсем неймётся.

А теперь - кругом прогресс. Раз-два - и сляпал.
Мне кажется, возникновение персонального компьютера по своим последствиям для словесности сравнимо с изобретением книгопечатания. Словесной продукции в обороте стало на много порядков больше. Когда книги были рукописные, люди писали только о важном: о Боге, о праведной жизни. Когда выдумали "Гуттенбергов пресс" - стали кропать в числе прочего и романы. Грамотность ширилась и распространялась - появились романы и для горничных. Теперь, когда у всех под рукой ноутбук, уже и сами горничные приладились строчить романы. Я даже не о гламурных рублёвских домработницах - они все, эти оксаны робские, кажутся мне какой-то обобщённой Дуняшей. И мысли у них дуняшины, и склад речей. Я очень хорошо её, Дуняшу, представляю: голубоглазая блондиночка с беленькой кружевной наколочкой в волосах, в маленьком изящном кружевном фартучке с розовеньким ноутбуком на коленках.

Много, много стало букв на свете... Качеством никто не заморачивается: всё равно никто в это дело не вчитывается. Главное - быстро и много. А то выпадешь из обоймы, из тусовки, из рейтинга, не знаю уж, из чего.

Я сейчас читаю хорошую биографию Чуковского в ЖЗЛ. Господи! Сколько же он работал! Какие-то критические статьи по сорок раз переделывал для каждого переиздания. Книжку о переводе по сколко раз преписывал-переделывал. Ну, поэтому, наверное, его и помнят. Классик. А сегодня - надёргал из компьютера - вот тебе и увесистый том. Делов-то...

Но природу не обманешь - получается вяло, скучно. Жвачка получается, вроде быстрорастворимой лапши. Вроде даже вкус какой-то есть, а вообще-то дрянь. И все понимают, что дрянь. Но все привыкли. Да и торопиться надо, чтобы ещё больше букв стало.

В той же книге о Чуковском подробно рассказано, как советские идеологические власти "держали и не пущали" советских писателей: запрещали что-то там печатать, Солженицына обижали, подтексты какие-то выискивали даже в самых невинных сочинениях, вроде книжки Чуковского о культурке речи. Тогда это требовалось: каждое издание было на виду, заметно, кто-то его читал.

Теперь, когда "много букв" - ничего не запрещают. Пищи-не пиши - всё равно никто прочитать не в состоянии, осмыслить не силах, да и отделить что-то минимально путное от пустой болтовни и информационного шума - не в человеческой возможности. Всё по той же причине: слишком много букв. Всеобщая болтовня, неумолчный информационный шум - вот лучшая цензура. Да не лучшая цензура - это штука посильнее всякой цензуры.

Когда-то паршивенькая дессидентская газетёнка - потрясала основы. Сегодня - пищи, что хочешь: хоть мат, хоть диамат - никто и не почешется. Потому что просто не прочитает, не то что внимания обратит.

Слово абсолютно свободно и ровно ничего не стоит.

ТАК ЧТО ЖЕ – ЦЕНЗУРА? ВОВСЕ НЕТ!

Что же надо? Цензуру?
В современном либеральном обществе цензура - не пройдёт.
В современном либеральном обществе и государстве пройдёт только брехня, и по-другому быть не может. Свобода слова не просто нужна, она необходима. Она - неотъемлемая часть государственного механизма, не случайно прозванная "четвёртой властью". Так оно и есть. Её функции: заморочить население, лишив его критического сознания; легализовать безобразия путём открытого и постоянного сообщения о них; незаметно внушить населению что угодно, используя технологии, близкие к эриксоновскому гипнозу.

Если нам как народу суждено будет начать выбираться из той ямы, в которой мы находимся, под руководством национально ориентированного правительства, то первое, что потребуется сделать - это отменить свободу слова. Слов должно стать мало. Очень мало. Но они должны быть веские. И только полезные. С полной ответственностью авторов "за базар". Речь не о цензуре, нет. Цензура - это очень мало. Речь о рукводстве всеми сторонами духовной жизни.

Если человек хочет сделать жизненный рывок - он не может себе позволить думать что попало, читать что попало, говорить что попало. Он в первую очердь должен поставить под строжайший контроль свои мысли и слова. Он должен думать только правильные мысли - которые помогают в его деле. И уметь отстроиться от тех, которые мешают. Это на уровне отдельной судьбы. То же самое - народ. Коллективная личность. Болтовня - ослабляет. Болтовня усыпляет и гипнотизирует. Болтовня и успех - несовместимы.
Как-то в Южной Африке я была в музее переселения буров. Поход - потрясающий по тягости и опасности. У них был один источник печатного слова - Библия. Они собирались по вечерам и читали её вслух. Как боевой листок. И дошли.
А наша сила - уходит в свисток. Ну уж зато свистят - на все лады...

Так что же - вы за цензуру? Нет, я против цензуры. При Сталине, кстати, цензуры не было. Цензура была при царе: пиши, что хочешь, но не смей против монархии и святой церкви. При Сталине была не цензура, было руководство всеми сторонами духовной жизни общества. Руководство страны определяло те - правильные - мысли, которые следовало думать народу. И большинство народа - думало. В унисон. Именно в этом был источник той необычайной силы, которая позволила с малыми средствами создать вторую сверхдержаву мира.

Вы возмущены и шокированы? "И кто же, по-вашему, будет определять, какие мысли вредные, а какие полезные? Какие мысли МНЕ думать?" Ответ прост: вожди и пастыри. По-другому не получается. Если мы хотим идти вперёд - со свободой слова нам не по дороге.


http://domestic-lynx.livejournal.com/65 ... l#comments

« Манипуляция нашим сознанием, душой и телом.